«Тайное значение денег». Клу Маданес, Клаудио Маданес(ч.1)

«ТАЙНОЕ ЗНАЧЕНИЕ ДЕНЕГ». Клу Маданес, Клаудио Маданес.«Деньги — это энергия, которая движет миром…» Известный американский семейный терапевт Клу Маданес и ее брат — экономист Клаудио Маданес— заставляют нас задуматься о том, какую роль в семейных конфликтах могут играть деньги.
Кто из нас не сталкивался с денежными проблемами? Но они — лишь верхушка айсберга, под которой скрыты иные, глубинные процессы. Эта книга о любви и зависти, о жалости и злобе, о доброте и власти.
Ярко, увлекательно и открыто в ней идет разговор на тему, затрагивать которую по традиции считалось неприличным. Однако тема денег и связанных с ними проблем интересует всех, и поэтому книга адресована самому широкому кругу читателей.
«MONEY, MONEY, MONEY…»
На земле весь род людской
Чтит один кумир священный,
Он царит над всей вселенной,
Тот кумир — телец златой.
Куплеты Мефистофеля из оперы «Фауст»
Деньги — тема неприличная. Даже Мефистофель изъясняется обиняками: люди, мол, гибнут за «металл». А наш блистательный коллега и современник психоаналитик Отто Кернберг в одной из своих лекций заметил, что о деньгах люди заводят разговор с большой неохотой, легче — даже о сексе.
Как водится, на неприличную тему всем и всегда есть что сказать. На символическом уровне тема «металла» содержит в себе огромную энергию страстей, страхов и иллюзий. Ни о чем, пожалуй, люди не говорят с таким жаром, как о деньгах — вне зависимости от того, в каких они лично с ними отношениях. Послушайте улицу:
— Завелись настоящие деньги — захотелось настоящих вещей, это понятно. Но ты же не наглей, ты знай меру!
— А я ему сказала, что нечего на мне экономить, на мамочке своей пусть экономит!
— Почему я должен платить бездельникам неизвестно за что? Я их что, печатаю?
— А как он стал нормально приносить, все разговоры кончились. Теперь он им и красивый, и умный, и держит их во как…(тут, разумеется, говорящий показывает кулак).
Улица, курилка, кухня говорят не о самих деньгах, а об их значении. И не столько о явном — «всеобщего эквивалента», — сколько о скрытом, личном. О бессилии и власти, ревности и зависти, манипуляциях и обидах…
Вечная тема денег — сущий оборотень: когда о них говорят, то на самом деле речь ведут не о них. А уж когда молчат… Каждый знает тьму примеров того, как отсутствие ясной договоренности о денежной стороне любых отношений подтачивало их, а то и вовсе взрывало.
Среди десятков интересных поговорок в словаре Даля одна особенно «попадает» в тему: «Изведай человека на деньгах». Звучит грозно, но предполагает занятный ход мысли: деньги и обращение с ними как категория диагностическая. И, разумеется, в еще большей степени это будет относиться к сфере семейных отношений, где все участники системы не только «изведали друг друга на деньгах», но и успели, так сказать, применить выводы на практике. Жизнь любой семьи полна примеров того, как сами деньги и тема денег символизируют ее проблему — то есть в какой-то мере являются симптомами семьи. Вот об этом книга.
Ее примеры и рекомендации, конечно, насквозь американские — и в том, что касается самих денег, и в семейных ситуациях, диалогах, типажах. Наконец, в том, что со своими «передрягами» далеко не медицинского свойства семья идет к психотерапевту. И, между прочим, оплачивает эту работу.
Конечно, нормы и советы, порожденные одной культурой, не могут прямо заимствоваться другой. Но… положа руку на сердце, читатель, Вы представляете себе книгу — в точности на ту же тему — написанную по-русски? Нежелание и неумение просто и прямо говорить о деньгах у нас таково, что никакому Кернбергу не снилось. Это, кстати, относится и к нашим коллегам: одна из болезненных и постоянно возникающих в профессиональном общении психологов тем — трудность и неловкость ситуаций, когда нужно внятно оценить свой труд. Разговоры о том, что «клиенты не готовы платить за то, чего не понимают», «не привыкли» и т.д., только лишь перекладывают ответственность на традицию, а с нее, известное дело, не спросишь. Все это несколько напоминает давным-давно описанную Эриком Берном игру с тезисом: «Если бы не деревянная нога (тяжелое детство, экономический кризис, озоновая дыра и т.д.), все было бы иначе. Чего же вы хотите от человека с такой наследственностью?»
Так что для специалистов «помогающих профессий» эта книга станет не только ясным, изящным пособием для работы с семьями, но и своеобразной личной терапией, снимающей привычные защиты в отношении темы как таковой. А все остальные читатели (которых, по определению, будет много больше) прочтут ее с жадным интересом и несомненной пользой. И это будет как раз тот случай, когда могучее притяжение «неприличной темы», ее скрытая энергетика будет использована поистине в мирных целях.
Леонид Кроль, Екатерина Михайлова
Посвящается Магали и Марку
1. ДЕНЬГИ КАК ВЫЗОВ
Эта книга о том, как мы втайне используем деньги в борьбе за власть — в борьбе с мужем, женой, родителями или детьми. Деньги для нас — способ выразить свои стремления, выполнить обязательства, добиться отмщения и воздаяния. Тайная власть денег связывает всех нас — братьев и сестер, молодых и старых — узами любви и зависти, жалости и злобы.
Деньги служат нам тайным оружием во множестве подспудных семейных конфликтов, рождающихся на почве секса, любви и власти. Мы можем дать деньги, чтобы тут же отобрать, пообещать их, чтобы не выполнить обещания, придержать, чтобы потом одарить ими сверх всяких ожиданий. Денежные проблемы — всего лишь верхушка айсберга, под которой скрыты иные, глубинные, невидимые глазу распри между членами семьи. С другой стороны, деньги и сами могут лежать в основе конфликтов, затрагивающих проблемы любви и справедливости.
Деньги в нашей жизни
Деньги не оставляют равнодушным никого. Одни убеждены, что будь у них больше денег, жизнь их стала бы намного лучше, и они смогли бы обрести счастье. Другие, у кого денег много, по-видимому, постоянно озабочены тем, как добыть их еще больше, как потратить и не потерять. Деньги не оставляют равнодушным никого, и вряд ли можно найти человека, который был бы удовлетворен тем, сколько денег он имеет и как их использует.
У бедных совсем иные заботы, чем у богатых, но семейные конфликты, порождаемые деньгами, в разных социально-экономических слоях часто очень похожи. Для большинства из нас деньги так прочно вплетены в жизнь, что связанные с ними проблемы влияют и на наше здоровье, и на наши интимные взаимоотношения, и на отношения с нашими детьми и родителями. Деньги влияют на наше пищеварение, деньги у нас на уме, когда мы занимаемся сексом. Это проблема, которая всегда с нами.
Что такое деньги?
Деньги — это не просто наличность, позволяющая нам приобретать разные вещи. Имея деньги, можно купить образование, здоровье, безопасность. Можно купить время, чтобы наслаждаться красотой, искусством, обществом друзей, приключениями. Имея деньги, мы помогаем тем, кого любим, и предоставляем своим детям более обширные возможности. Имея деньги, можно покупать товары и услуги или приберегать такую возможность на будущее или для своих потомков. Деньги — это инструмент правосудия, с помощью которого мы возмещаем ущерб, нанесенный другим. Справедливое распределение денег в семье и в обществе обеспечивает всем равные возможности. Деньги могут служить символом всего самого хорошего, что только есть в жизни: материальных благ, образования, здоровья, красоты, развлечений, любви и справедливости.
Хотя мы и знаем, как много хорошего в жизни связано с деньгами, каждому из нас прекрасно знакомы проблемы, которые они порождают. Денежные заботы могут причинить много горя. Богатство нередко как будто несет на себе печать проклятья и приносит больше несчастий, чем радостей. Многие из нас предаются самому горькому отчаянию из-за того, что зарабатывают слишком мало, или боятся, что из-за отсутствия денег нам или нашим детям будет плохо. Деньги — не только символ всего хорошего в жизни, но и корень всех наших проблем.
Каждый понимает, что деньги часто оказываются причиной счастья или горя, однако почти во всех слоях общества существует всеобщее табу на любые разговоры о нашем личном отношении к деньгам. Считается дурным тоном говорить о том, что сколько стоит, кто сколько зарабатывает и у кого сколько денег. Поэтому деньги очень редко становятся темой открытого обсуждения между родителями и детьми, мужем и женой, братьями и сестрами, друзьями и даже между терапевтом и его пациентом.
Однако деньги — это фундамент супружеской и семейной жизни. Из-за денег происходят ожесточенные ссоры между мужем и женой, родителями и детьми, братом и сестрой. Родители часто не знают, как разговаривать о деньгах с детьми, как и когда давать им деньги и когда не давать, а мужья не могут договориться с женами о том, как велика должна быть денежная помощь каждому из их детей. Многие из тех, кто прошел через развод, с горечью обнаруживают, что брак — это деньги. Именно такие узы разорвать труднее всего.
Деньги — это разновидность энергии, движущая сила нашей цивилизации. Подобная ситуация возникла в ходе развития человечества лишь недавно; так было не всегда. В прошлом источником энергии, питавшей взаимодействия между людьми, являлись земля или скот, или рабы, или природные ресурсы (вода, соль, железо), или оружие. И хотя люди всегда использовали в качестве главного источника энергии что-то одно — одну вещь или один природный ресурс — ничто из этих вещей или ресурсов не смогло превратиться в тот колоссальный механизм, каким в наше время являются деньги — единственное, что пронизывает все стороны человеческой жизни и составляет основной элемент современной культуры. Сегодня деньги — это энергия, которая движет миром.
Деньги — это нечто грязное
Первым, кто осознал, что деньги таят в себе скрытый смысл, был Фрейд. Однако он увидел лишь отрицательную их сторону. Для него деньги символизировали экскременты и ассоциировались с чем-то отвратительным и презренным. Может быть, именно поэтому о деньгах в большинстве слоев общества говорить не принято.
Фрейд восстал против лицемерия господствующей религии викторианской эры с ее осуждением того, что считалось «низменной» частью человеческой природы: тела, сексуальности и материальных вожделений. Он разрушил табу, которое запрещало рассматривать секс как важную часть человеческой жизни. Однако Фрейд не сделал того же с деньгами — возможно, потому что считал, будто стремление к деньгам не есть первоначальное, инфантильное побуждение, а может быть, потому что во времена Фрейда деньги еще не стали тем универсальным источником энергии, каким они являются сегодня, — единственным символом, олицетворяющим любые желания.
Табу, не позволяющее деньгам занять свое место в нашем понимании человеческой природы, все еще остается в силе. Даже терапевты, которые без всяких колебаний затрагивают всевозможные проблемы, имеющие отношение к сексу и власти, редко касаются всего, что связано с деньгами. Они не высказали почти никаких мудрых соображений на тот счет, как следует относиться к важной роли денег в развитии личности. Большинству людей и в голову не приходит посоветоваться с терапевтом, когда их одолевают финансовые конфликты. Однако из-за разногласий по поводу денег разваливается, возможно, больше браков, чем по любой другой причине. Обида, возникающая на денежной почве, вероятно, самая важная из всех проблем, создающих отчуждение между родителем и ребенком, братом и сестрой.
Деньги, употребленные во зло
Деньги могут служить символом любви или символом насилия — это зависит от того, как ими пользуются. Деньги можно предложить и принять в знак любви, их можно не дать или отвергнуть как знак насилия. Это сложная проблема, потому что насилие связано не только с физической болью, но и с психологическим нажимом, подавлением, управлением и господством. Любовь и насилие — части единого континуума, где одно часто переходит в другое.
В какой момент требовательная, собственническая любовь превращается в насильственное управление? Какую роль играют связывающие людей узы принуждения, более сильные, чем узы любви? Эту проблему усугубляет еще и борьба за удовлетворение материальных потребностей, и ее общий знаменатель — деньги.
Дилемму еще более осложняет то обстоятельство, что в мире существует два типа людей: Дональды Трампы и матери Терезы (Дональд Трамп — американский магнат в сфере недвижимости, владелец гостиниц и казино; мать Тереза — католическая монахиня и общественная деятельница, основательница ордена милосердия, школ и благотворительных приютов в различных странах, лауреат Нобелевской премии мира. — Здесь и далее прим. переводчика).
Дональды Трампы всего хотят только для себя. Деньги нужно копить, беречь и вкладывать ради собственной выгоды. Они желают заполучить все на свете: богатство, власть, секс, любовь, красоту и всевозможные радости.
«Я делаю это не ради денег, — пишет Трамп. — У меня их достаточно, куда больше, чем мне когда-нибудь понадобится. Я делаю это ради того, чтобы делать это. Сделки — это мой вид искусства».
Дональды Трампы не стремятся давать, и поэтому нам трудно испытывать к ним любовь или восхищение. Похоже, что чем больше они желают, тем больше имеют и тем больше их не любят.
Матери Терезы тоже стремятся к богатству, власти и материальным благам, но они хотят отдавать все это другим. Они могут быть столь же одержимы, как и Дональды Трампы, но они стремятся к этому не ради себя — они жаждут раздавать. Однако чем больше они раздают, тем более уязвимыми становятся для критики. Щедрому человеку часто приписывают неблаговидные побуждения, потому что щедрость способна вызывать не только благодарность, но и зависть. Все мы втайне хотим быть бескорыстными и щедрыми, но, видя эти же черты в других людях, начинаем завидовать.
В большинстве из нас присутствует что-то и от Дональда Трампа, и от матери Терезы. Мы либо хотим много получать и мало давать, либо выступаем в роли матери Терезы по отношению к собственной семье и в качестве Дональда Трампа — по отношению ко всему остальному миру. Однако если говорить о том, ради чего написана наша книга, то следует иметь в виду эти два противоположных полюса. Это поможет понять, кто мы и чего хотим в действительности.
Деньги и духовность
Для сегодняшнего мира деньги означают то же самое, что в средние века означало спасение души. Самые важные священные войны XX века велись не из-за религии, а из-за денег. Остается вопрос: есть ли в нашем современном представлении о людях место для духовности? И если есть, то каким образом духовность соотносится с деньгами?
Духовность редко служит темой разговора среди тех, кто пытается регулировать нашу экономическую деятельность. В социальных науках эта тема также отсутствует — возможно, благодаря влиянию фрейдистских идей. Фрейд отверг религию, поскольку та призывала к подавлению человека, в результате чего некоторые из нас перестали ощущать, насколько важна в человеческой жизни духовность. Однако если мы хотим понять самих себя, необходимо прислушиваться не только к нашей животной природе, но и к нашим духовным побуждениям.
В прошлом соотношение между нашими духовными обязательствами и материальными желаниями регулировала организованная религия. По мере того, как духовность переставала быть важным элементом нашего «я», наше самоощущение все в большей степени стало определяться материальными вожделениями, алчностью и пагубными пристрастия. Равновесие оказалось нарушенным, и материальные побуждения вышли из-под контроля.
Сегодня деньги — главное отражение материального мира, того «низменного» мира, корни которого уходят в физические потребности нашего тела, в вожделения и страхи. Духовность же — это отражение наших лучших свойств, способности жалеть других, «высшего» мира поисков смысла жизни, стремления к единству и общности.
Человек — создание двойственное, материализм и духовность в нем сосуществуют. Борьба между этими двумя сторонами человеческой природы отражается в трудах всех великих духовных вождей, учивших, что основой духовности должна являться нормальная жизнь в материальном мире. В частности, буддисты, христиане и иудаисты разработали нормы, регулирующие экономическую деятельность таким образом, чтобы каждый стремился удовлетворять не только свои собственные нужды, но и нужды сообщества. Таковы идея «среднего пути» в буддизме, представление о любви к ближнему в христианстве и мицва (Свод Ветхозаветных правил и предписаний, регулирующих религиозную и моральную сторону жизни иудаистов.) в иудаизме. Всю историю человечества можно рассматривать как историю борьбы между силами эгоистического материализма и голосом справедливости и жалости.
Из этого следует, что деньги тоже могут быть одним из элементов, делающих возможными проявления духовности. Они позволяют нам сострадать, воздавать должное, «любить ближнего своего». Однако погоня за деньгами ради эгоистических целей противоречит духовным ценностям. Где проходит грань между любовью к себе и любовью к другим? Ответ на этот вопрос означает разрешение дилеммы нашей двойственной природы.
Искусственные потребности
Мысль о том, что по мере удовлетворения наших желаний они не ослабевают, на первый взгляд, кажется противоречащей здравому смыслу. Однако кто может утверждать, что огорчение от неудовлетворенного острого желания отправиться в отпуск на горнолыжный курорт окажется слабее мук голода? Вероятно, так уж устроен человек: как только удовлетворяются его главные жизненные потребности, тут же появляются новые.
По-видимому, мы не только стремимся удовлетворять наши желания, но еще и создаем новые объекты вожделений. В книге «Общество процветания» экономист Джон Кеннет Гэлбрейт указывает, что этот аспект нашего экономического устройства — один из главных факторов, отличающих его от всех других экономических систем, известных в истории. «Невозможно выступать в защиту производства как средства удовлетворения потребностей, если это производство создает новые потребности, — пишет он. — Производство всего лишь заполняет пустоту, которую само же и создает… Именно процесс удовлетворения потребностей рождает новые потребности… Тот, кто настаивает на важном значении производства для удовлетворения этих потребностей, — не кто иной как наблюдатель, восхваляющий белку за ее старания обогнать колесо, которое она сама же и раскручивает».
Далее Гэлбрейт говорит, что экономисты не сумели обратить должного внимания на то, какое значение имеет в наше время данный процесс создания потребностей. Все еще считается, что потребности возникают сами по себе, и экономисты по-прежнему, не испытывая никаких сомнений, изыскивают средства удовлетворения этих потребностей. Он утверждает, что из-за такой своей слепоты экономисты уподобляются «благотворителю, которого давным-давно убедили, что в городских больницах не хватает мест. Он по-прежнему выпрашивает у прохожих деньги на открытие новых мест в больницах, не желая замечать, что городской врач ловко сшибает пешеходов своим автомобилем, чтобы больничные койки не пустовали».
Создавая новые потребности, мы рождаем и новые конфликты. В романе Стивена Кинга «Предметы первой необходимости» демон приезжает в маленький городок в штате Мэн и открывает магазин. Он торгует вещами, специально созданными, чтобы удовлетворять тайные подспудные вожделения всех жителей городка. Каждый из горожан сразу понимает, что тот или иной предмет предназначен для удовлетворения его острой потребности, даже если та вообще не существовала, пока он не взглянул на предмет. Один из персонажей романа видит удочку — в точности такую же, какая была у его любимого отца. Другая обнаруживает портрет Элвиса Пресли, доводящий ее до вершин блаженства, близких к оргазму. Азартный игрок покупает игрушку, предсказывающую, какая лошадь победит на скачках. Брать деньги за все эти предметы демон отказывается. Он предпочитает «торговаться». Однако такая торговля приводит к тому, что жизнь каждого человека подвергается опасности, и он теряет все, что имел.
Демон Кинга создает предметы первой необходимости, подобно «демонам» Гэлбрейта, рождающим искусственные потребности. Однако настоящие демоны — это не дьявол и не фабрики, создающие вещи, которые возбуждают у нас желания, неведомые нам, до тех пор, пока мы не узнаем о существовании этих вещей. Демоны живут в нас самих; они олицетворяют вожделения, не поддающиеся контролю, жажду удовлетворения потребностей, а их удовлетворение, в свою очередь, порождает новую жажду.
В сегодняшнем обществе в качестве разменной монеты, служащей удовлетворению всех этих вожделений, выступают деньги — энергия, движущая миром. В жажде денег находят свое отражение желание иметь «порше» (именно «порше», а не просто автомобиль, на котором можно ездить); потребность обладать загородным домом (именно загородным домом, а не просто крышей над головой); потребность лакомиться пирожными и сластями (а не просто утоление голода). Жажда денег — искусственная потребность, которая олицетворяет все остальные искусственные потребности — быть стройной и красивой, а не просто здоровой и сильной; быть влиятельным и вызывать восхищение, а не просто иметь хорошую работу; потребность глубокомысленно общаться, а не просто приятно проводить время.
Все это — искусственные потребности, и символическая жажда денег олицетворяет непреодолимое желание их удовлетворения. Для приобретения всех этих вещей мы предлагаем взамен свои тела, свое время, свою любовь и свое душевное спокойствие.
О чем эта книга
В нашей книге вы найдете некоторые советы супружеским парам и семьям, как разумно использовать деньги. Будут приведены различные случаи из моей жизни и моего опыта работы в качестве терапевта, на примере которых мы покажем, как сложно переплетаются в жизни деньги, секс, власть и любовь. Вы узнаете, как можно решать конкретные денежные проблемы и как преодолевать многие трудности, которые, как может показаться на первый взгляд, не имеют отношения к деньгам, однако именно разумное использование денег помогает с ними справиться.
И тем, у кого денег много, и тем, у кого их очень мало, будет полезно понять, как финансовые ресурсы, которыми вы располагаете, можно использовать, чтобы обрести счастье или избежать страданий. В основе этой книги лежит вера в то, что люди способны решать проблемы, полагаясь на собственные сильные стороны. Деньги — одна из этих сильных сторон.
В этой книге мы объясним, как анализировать различные конкретные ситуации, где деньги выступают символом подспудных конфликтов, возникающих вокруг любви и власти, и как находить выход из подобных ситуаций.
Однако деньги — это не только символ. Иногда они сами оказываются тайной подоплекой таких конфликтов, которые, на первый взгляд, связаны только с любовью и справедливостью. Эта проблема также будет рассмотрена в настоящей книге.
Я писала эту книгу в надежде расширить наши представления о том, что означают для нас деньги и все те желания, которые они символизируют. Вы не найдете в книге простых решений, и добиться финансовых успехов она вам не поможет. Вместо этого мы поговорим о хрупком равновесии между нашими индивидуальными потребностями и нашим стремлением делиться с теми, кого любим. Поговорим о том, как денежные проблемы помогают извлечь на поверхность глубинные конфликты. Мы увидим, как денежные проблемы запутывают взаимоотношения между людьми и как следует их распутывать. Убедимся, что наши действия способны определять действия других и мы можем использовать собственные возможности, чтобы вызвать желательные перемены.
Поскольку тема денег затрагивает почти все аспекты нашей социальной жизни, мне пришлось производить отбор. Поэтому я сосредоточилась главным образом на семье. Самую глубокую любовь мы питаем к своим детям, супругам, родителям, любовникам, братьям и сестрам. Взаимоотношения с семьей для нас первичны и наиболее значимы. Они — главный источник счастья и горя. Именно эти сложные взаимоотношения мы часто не в силах изменить, как бы ни пытались. Если мы сумеем понять свои истинные потребности и их отличие от искусственных желаний, то будем знать, как можно разумно использовать деньги в семье, и будем более осознанно и уверенно обращаться с деньгами и материальными благами в других социальных ситуациях.
Как извлечь из этой книги наибольшую пользу
Прочитайте всю книгу. Если вы холосты, то все же обнаружите, что для вас окажутся полезными главы, посвященные браку. Даже если вы молоды, прочитайте главы о пожилых супружеских парах. Эта книга — о деньгах и взаимоотношениях между людьми, и вы обнаружите, что почерпнутые из нее идеи можно применить к любым взаимоотношениям в жизни. Читая книгу, примеряйте то, что будете узнавать, к вашей конкретной ситуации.
Помогая разобраться в решении проблемы денег в семейной жизни и в том, как разумнее использовать деньги, эта книга придаст вам уверенности в трех аспектах.
Она поможет:
1. Понять, что означают деньги и материальные блага для вас и для вашей семьи, в том числе:
• какова тайная роль денег в вашей семье;
• что и сколько вы хотели бы иметь;
• почему вы хотите это иметь;
• хотите ли вы иметь это для себя или для того, чтобы отдавать другим;
• кто кому должен;
• кто за что несет ответственность.
На эти вопросы нелегко ответить. Возможно, вы обнаружите, что вынуждены тратить все свои силы на достижение целей, которые вам чужды. Возможно, вы обнаружите, что пытаетесь удовлетворить не свои собственные желания, а желания кого-то еще из членов вашей семьи. Возможно, вы обнаружите, что берете на себя то, что вам не свойственно, или что не испытываете подлинной благодарности, когда вам следовало бы ее испытывать. Возможно, вы обнаружите, что хотите больше делать для других или что уже слишком много для них делаете.
2. Открыто говорить о деньгах. Если вы этому научитесь, у вас появится больше шансов на то, что с вашим мнением будут считаться и что вы сможете разрешать конфликты и разногласия. Вы получите возможность преодолевать табу и семейные правила, запрещающие касаться денежных вопросов. Понимая, что означают деньги, вы будете знать, когда, соблюдая эти табу, лучше не говорить о деньгах.
3. Навести порядок в своих представлениях о деньгах. Читая о том, как рассуждают другие, вам будет легче разобраться, в чем вы похожи на них, а в чем нет. Понимая других, вы поймете себя. Осознав, что другие думают о деньгах и как они используют их иначе, чем вы, можно расширить диапазон своих возможностей. Вы поймете, как ваше поведение влияет на других и каким образом вы можете использовать деньги, чтобы улучшить свои отношения с этими другими. Поняв, что в деньгах коренятся многие проблемы вашей семьи, вы получите возможность что-то изменить.
В последующих главах мы поговорим о тревогах и заботах, связанных с тайным смыслом денег. Мы обсудим множество примеров того, как следует преодолевать ваши собственные тревоги и чувство вины, а также избавлять от тревог и чувства вины тех, кого любите. Эта книга поможет яснее представить себе скрытое значение денег в вашей жизни и диапазон ваших возможностей, научит принимать наилучшие решения. Вы не только узнаете новые способы обращения с деньгами, но и лучше познаете свое собственное «я».
Многие жизненные трудности возникают, когда мы делаем выбор между деньгами и любовью. Эта книга научит вас, как можно добиться и того, и другого.
2. ДЕНЬГИ И МОЛОДОЖЕНЫ
Размышляя о деньгах и семье, мы должны начать с того, как решаются денежные проблемы в самом начале семейной жизни — между молодыми супругами. Они — Адам и Ева, создатели семьи. В самых первых конфликтах молодоженов очень важную роль могут сыграть тайный смысл денег и все то, что деньги собой олицетворяют.
В молодости не всегда легко установить с человеком прочные отношения. С одной стороны, мы стремимся быть самостоятельными и независимыми, не хотим постоянно подчинять свои желания потребностям кого-то другого, не желаем превращать «мое» в «наше», не хотим делиться, не желаем отдавать.
С другой стороны, мы требуем, чтобы нас любили и ценили, хотим близости, мечтаем стать необходимыми для своего партнера, но при этом стремимся к личному успеху; мы хотим побеждать, быть лучшими. Как достичь этого не за счет своей супруги или супруга? Возможно ли добиться близости и любви, если стремиться к своим личным целям вместо того, чтобы бескорыстно предложить свою любовь и поддержку?
Чтобы брак был успешным, он должен основываться не на соперничестве, а на сотрудничестве. Но для многих молодоженов брак становится первым в жизни опытом подобных отношений. Считается, что в юности мы должны как можно больше получать от наших родителей, учителей, родственников и от общества. Мы должны соперничать со своими ровесниками в школе, в спорте и на работе. Неудивительно, что нам так трудно наладить сотрудничество с супругом или с партнером в любви.
История Меган и Ларри, молодой супружеской пары, обратившейся ко мне за помощью, это история о том, как перейти от соперничества к сотрудничеству. Предмет ваших ссор с мужем или женой может быть совершенно иным, чем у них, но стереотипы их взаимодействий почти универсальны для молодоженов. Меган и Ларри попали в порочный круг, где каждый побуждал другого вести себя не самым лучшим образом. Получать или давать? Меган позвонила мне, чтобы записаться на прием.
— У меня возникли проблемы с мужем, — сказала она жалобным детским голоском. — Он все время говорит о своей прежней подруге, и это сводит меня с ума. К тому же я всю жизнь боюсь потолстеть. Когда я съедаю что-нибудь такое, от чего можно поправиться, я принимаю рвотное.
«Это проблема желаний, — подумала я. — Муж желает другую женщину. Она желает есть вволю, сохраняя при этом стройную фигуру».
Проблема, возникшая у Меган, обычна для многих молодых пар. Это боязнь оказаться непривлекательным для своего партнера (боязнь, которую испытывает Меган), непонимание своих физических потребностей (жадность в еде у молодых женщин часто символизирует сексуальные желания или стремление быть любимой) и неспособность примириться с тем, что, выбрав себе супругу или супруга, следует отказаться от всех прежних связей (очевидно, такая проблема стоит перед мужем Меган).
Когда я увидела Меган, меня поразила ее красота: блондинка с голубыми глазами, с изящной, но спортивной фигурой, она выглядела как идеал американской девушки.
Надув губки, Меган произнесла своим детским голоском:
— Ларри и раньше рассказывал мне о своей прежней подруге. Но обычно он говорил: «Это не мой тип; она не спортивная, она не думает о том, чтобы сохранять форму. Мне было противно смотреть, как она покупает продукты». Но теперь он уже не видит у нее никаких плохих сторон. Теперь она — олицетворение власти и денег. Ларри вдруг оказался женат, а денег у нас нет, и теперь она для него — символ беззаботного веселья. Эта девушка была богата. Ее родители говорили Ларри: «Если ты женишься на Дарлин, мы подарим тебе «порше». Я сказала ему: «Ты уж меня прости, только в моей семье такого приданого тебе никто дать не может. У них просто ничего такого нет». Мне очень грустно: я же в этом не виновата. Дело не в том, что мне чего-то не хватает. Дело в том, что ее родители могли дать ей то, чего нет у моих.
Расплакавшись, Меган добавила:
— И все это он говорит мне именно сейчас, когда я готовлюсь к выпускным экзаменам!
Выяснилось, что Меган должна была вот-вот получить диплом об окончании престижного колледжа, а сам Ларри едва закончил школу. Он надеялся сделать хорошую карьеру в своем рок-оркестре. Я повернулась к Ларри и спросила:
— А не говоришь ли ты это специально, назло Меган, когда она вот-вот добьется большого успеха и закончит колледж?
— Назло, пожалуй, слишком, — ответил Ларри. — Не думаю, что это из-за ее успехов я начал такие разговоры, стал вспоминать о том, что осталось в прошлом. Для меня это нормально. Я и раньше так поступал, еще до того, как познакомился с Меган. Я часто принимаюсь размышлять, вспоминаю прежних подруг и все такое, и мне приходят в голову всякие вопросы: «Боже, почему я порвал с Дарлин? Правильно ли я сделал?»
Было очевидно, что Ларри настроен вызывающе.
— Может быть, это и снова на меня найдет, — заявил он. — Я вовсе не планирую ничего подобного и не говорю себе заранее: «А ну-ка, вот возьму и завтра что-нибудь такое сделаю».
Я обратилась к Ларри:
— Может быть, тебе трудно примириться с успехами Меган. Далеко не у всякого мужчины хватает мужества спокойно относиться к тому, что жена у него более образованна и, возможно, добилась больших успехов. Мне кажется, у тебя должно хватить сил, чтобы примириться с успехами жены, но я в этом не уверена. Когда Меган закончит колледж, она, может быть, будет даже зарабатывать больше, чем ты.
— Поскорее бы, — сказал Ларри. — Как только она начнет зарабатывать, нам станет легче с деньгами, понимаете? Я только этого и жду. Я не пытаюсь ее подавлять, не хочу ее унижать или грозить. Просто такой уж я есть. Наверное, все дело в том, что у меня бывает подобное настроение.
— Какое настроение? — спросила Меган.
— Ну, просто я злюсь, понимаешь, у меня депрессия, я чувствую себя ущемленным.
— Из-за чего?
— Из-за того, что я не… ну, понимаешь, как будто я попал в какую-то колею и не могу из нее выбраться.
— Ему не дает покоя моя рвота, — сказала Меган, — и еще — секс. На днях он говорит: «Давай сейчас займемся любовью». А я говорю: «А нельзя немного погодя? Ты что, думаешь…» Мне это просто тяжело, я не могу делать это по четыре или пять раз подряд, как ему хочется. А он сказал про ту, другую девушку, как она никогда не отказывала, и мне было очень обидно. — Голос Меган становился все жалобнее, а глаза ее наполнились слезами. — «Я не отталкиваю тебя, Ларри, — сказала я. — Но ты когда-нибудь задумывался о том, что это должно быть взаимно? Конечно, я могу всегда это сделать, просто чтобы тебя удовлетворить!» В последнее время он обо мне совсем не заботится, не думает о том, как удовлетворить меня. Похоже, что он заботится только о себе.
Потом Меган рассказала, что перед тем, как они поженились, Ларри работал в баре для «голубых», и теперь он грозится снова пойти туда работать.
— Он сказал мне, что, возможно, ему снова захочется пойти туда танцевать. И добавил: «Не думаю, что я это сделаю, но такая мысль уже приходила мне в голову».
Увидев мое удивленное лицо, Меган произнесла:
— Он выступал там с танцами. Исполнял стриптиз.
— Неужели? — переспросила я, не в состоянии скрыть изумления. — А сколько лет ему тогда было?
— Не знаю точно. Он занимался этим около четырех месяцев. Зарабатывал кучу денег. И говорил, что это не настоящий стриптиз: на нем оставалась узенькая ленточка, верно, Ларри? И что еще странно — на эту работу его устроил дядя. Но у него есть своя система ценностей, которую хотелось проверить. На самом деле ему казалось: «Это не Ларри». Словно он таким способом вырастал в собственных глазах, но это было странное ощущение, потому что он выступал в баре для «голубых». Глядя на таких чистеньких, нормальных парней, «голубые» ужасно заводятся. Вы понимаете, что я хочу сказать? Ларри получал огромные чаевые. Выходя оттуда, он чувствовал себя как-то странно, но все же приходил домой с деньгами и был доволен. Не думаю, чтобы у него были сомнения насчет своей сексуальности.
— Да брось ты! — смущенно сказал Ларри. — Это просто способ заработать очень неплохие деньги.
Деньги были для Ларри так же важны, как пища для Меган. Она была готова пойти на то, чтобы принимать рвотное, лишь бы получить удовольствие от еды. Он был готов пойти на то, даже на то, чтобы выступать в баре для «голубых», лишь бы получить удовлетворение, зарабатывая деньги.
Равновесие власти
Что делали друг с другом Меган и Ларри? Какую роль в их взаимоотношениях играли деньги и все те желания, символом которых выступают деньги?
Ларри измучил Меган своей жадностью к деньгам. Он жалел, что расстался со своей прежней подругой, потому что она олицетворяла деньги. Он не проявлял своих чувств к Меган и не мог перестать думать о деньгах, которые имел бы, если бы связал свою жизнь с другой женщиной.
Меган не удовлетворяла его сексуальных желаний и даже не разрешала ему держать дома еду, боясь, что не выдержит искушения и съест что-нибудь. Оба они — и Меган, и Ларри — думали только об одном — о своих желаниях, о том, как получить, и лишь с большим трудом отдавали. Такова обычная проблема, с которой сталкиваются многие молодые пары, да и не только молодые.
У Меган и Ларри была еще одна проблема, которая состояла в том, что они были слишком заняты своими денежными трудностями, ссорами и страхами и утратили способность вместе радоваться жизни.
Но самой главной проблемой для этих молодых супругов стало взаимное соперничество. В его основе лежало различие в образовании: Меган вот-вот должна была успешно закончить престижный колледж, а Ларри едва закончил школу.
В том, что Меган принимала рвотное, проявлялась не только проблема ее желаний. Это был еще и способ принизить себя и возвысить Ларри. Меган изо всех сил старалась изображать из себя ребенка. Она капризно надувала губки и всегда разговаривала как маленькая девочка. Меган как будто боялась, что, если она будет вести себя как образованная зрелая женщина, Ларри почувствует себя неполноценным и бросит ее.
Меган часто одолевала ревность, особенно когда Ларри уезжал на гастроли со своим оркестром. Нередко она ездила с ним, чтобы присматривать за фанатками, которые его окружали. Слушая оркестр, Меган часто плакала, так что тот бросал играть и приходил ее утешать.
Говоря о том, как ему хочется иметь женщину с деньгами, Ларри выражал свои опасения, сможет ли он сам зарабатывать достаточно денег, чтобы сохранить брак с Меган, не превзойдет ли она его, не оставит ли позади и не найдет ли себе мужчину с деньгами. Ларри, оценивая собственные способности, сильно сомневался, в то время как Меган, подобно большинству молодых жен, сама хотела, чтобы муж помог ей преодолеть чувство своей неполноценности.
Ларри реагировал на успехи Меган так же, как и многие другие молодые мужья. Внешне радуясь ее достижениям, он боялся, что станет ей больше не нужен, и поэтому толкал ее назад, к ненормальному поведению и к чувству неполноценности, которые создавали у него ощущение собственного превосходства. Но когда Ларри был нужен ей, он на самом деле не мог дать Меган того, в чем она нуждалась. Он мог думать только о том, чего хочется ему и чего он был лишен благодаря Меган.
Не простым совпадением стало и то обстоятельство, что как раз тогда, когда Меган предстояло вот-вот получить диплом и она была довольна собой, Ларри начал задумываться о прежних связях, деньгах и сексе — обо всем, что манило его к себе. Он даже принес домой пирог, который испекла его мать, хотя мог бы сказать: «Спасибо, мама, но я не могу отнести его домой». (Его мать знала, что Меган постоянно сидит на диете.) Меган съела пирог, потом приняла рвотное, и Ларри оказался победителем. Она предалась самоуничижению, а он остался хозяином положения.
Меган и Ларри вели между собой войну — они боролись за власть.
Страхи и неполноценность
Взаимоотношения Меган и Ларри были скорее соперничеством, чем сотрудничеством. Почему они вели между собой войну? Что в действительности служило поводом для борьбы? Прежняя богатая подруга Ларри, зарабатывание денег стриптизом, рвота после еды? Какие страхи, какое чувство неполноценности заставляли их ссориться?
Каждый их них очень многого хотел от другого, однако оба не желали ничего отдавать. Каждый хотел любви, денег, безопасности и самоуважения, и каждый настаивал, чтобы ему все это предоставил другой. Каждый втайне завидовал другому и чувствовал себя приниженным и неполноценным. Однако никто из них не хотел ничего отдавать первым, чтобы вызвать иное отношение к себе. Такое соперничество вместо сотрудничества приводило к тому, что каждый из супругов ощущал пустоту и еще большую потребность в любви, деньгах, безопасности и самоуважении, в которых так отчаянно нуждался.
Некоторые супружеские пары постоянно ссорятся из-за денег: кто должен их зарабатывать, как их тратить, кому оплачивать счета. Другие пары ссорятся из-за своих желаний, символом которых являются деньги, — из-за действительно нужных вещей или из-за искусственных потребностей.
Так получилось и у Меган с Ларри. Они ссорились из-за еды (или из-за приемов рвотного), из-за «порше» и богатой подруги, из-за денег, которые можно заработать стриптизом. Эти ссоры были для них способом выражения своих страхов — каждый из них боялся, что не сможет достаточно дать другому, что они не смогут держаться друг за друга и преуспеть в жизни.
Конец войне
Я немало сделала, чтобы помочь Меган и Ларри: давала советы и уговаривала быть поласковее друг с другом, приписывала каждому из них благие намерения и по-новому истолковывала негативные поступки, представляя их продиктованными стремлением к лучшему. Я говорила с каждым по отдельности, но предпочитала встречаться с обоими супругами вместе. Много времени я потратила на то, чтобы убедить каждого из них, что правильно понимаю его точку зрения.
Я сказала Меган и Ларри, что первая задача терапии будет состоять в том, чтобы помочь им вновь обрести способность получать удовольствие от жизни. Я предложила им составить список всего самого приятного, что они могли бы проделать вместе в следующем месяце, в следующем году и в последующие пять лет. И каждую неделю Меган и Ларри должны были проделывать что-нибудь из этого списка.
Я объяснила, что на свете существует мало таких мужчин, у которых хватает мужества мириться с тем, что жена образованнее или достигла большего, чем они. Если бы Меган отказалась от своих навязчивых идей по поводу еды, она лишилась бы своего единственного недостатка. Примириться с этим Ларри, возможно, не смог бы. Я полагала, что на самом деле у Ларри хватило бы мужества, чтобы мириться с успехами жены, но не была в этом уверена. Ларри утверждал, что, безусловно, способен на это и хочет только одного: чтобы Меган преуспела в жизни.
Я беседовала с каждым из супругов о том, что им более всего нужно. Меган призналась: ей нужно, чтобы в доме не было такой еды, от которой полнеют. Ларри жаловался, что ходит голодный. Я предложила ему выбрать какой-нибудь продукт, который Меган согласилась бы терпеть в доме. Они выбрали сыр.
Меган, как и большинство молодых жен, хотела, чтобы муж находился рядом не потому, что это будет приятно обоим, а ради того, чтобы он помогал ей преодолевать чувство своей неполноценности. Я посоветовала Меган продемонстрировать Ларри, что она нуждается в нем по другим причинам — например, ради секса. Я предложила ей не ждать, когда муж попросит ее заняться сексом, а самой проявить инициативу, чтобы показать, что и она в нем нуждается.
Ларри я посоветовала окружить Меган лаской и любовью, потому что именно этого она всегда жаждала, но иногда делать это в такое время, когда будет известно: ей не до того. Таким образом Меган может получить некоторое представление о том, что чувствует Ларри в тот момент, когда ей требуется внимание, а муж занят.
Я подметила: всякий раз, когда Меган добивается какого-либо успеха или занята каким-нибудь важным делом, Ларри провоцирует ее на совершение неадекватных поступков. Чтобы изменить поведение Ларри, я прибегла к парадоксальному подходу. Вместо того, чтобы приказать ему перестать провоцировать Меган (это ни к чему не привело бы, потому что такое поведение было у него совершенно неосознанным), я решила действовать косвенным путем. Я предложила ему сознательно планировать каждую подобную провокацию таким образом, чтобы Меган знала о ней заранее и не оказывалась застигнутой врасплох. Я рассчитывала, что предложение намеренно провоцировать Меган возмутит Ларри и он не станет делать этого. Как я и ожидала, Ларри не захотел намеренно провоцировать жену, действуя ей на нервы. Он сказал, что и подумать об этом не может.
Я посоветовала Ларри пригласить на обед мать. Обед должна приготовить Меган. Мысль понравилась Ларри. Меган сказала:
— Меня раздражают даже разговоры с ней по телефону.
Но Меган приняла этот план, потому что он означал: на этой неделе Ларри больше не будет ее провоцировать.
Впоследствии супруги сообщили, что обед прошел очень хорошо. Никаких провокаций со стороны Ларри не последовало. Меган совершила великодушный поступок по отношению к кому-то, кого Ларри любил. Редкое событие: ведь Меган было так трудно отдавать.
Какое отношение имеет эта история к вашим проблемам?
Некоторые из вмешательств, к которым я прибегла в ситуации с Меган и Ларри, можно использовать для разрешения ваших собственных разногласий между мужем или женой по поводу денег и всех тех потребностей, которые символизируют деньги.
Обычно молодой человек и молодая женщина испытывают тягу друг к другу потому, что им приятно вместе проводить время. Но понемногу они начинают сосредоточиваться на своих проблемах, ссорах и страхах и теряют способность радоваться жизни. Умение радоваться жизни — очень важная сторона супружества, и эту способность обязательно надо вернуть.
Можно составить список всех приятных вещей, которые вы могли бы проделать вместе со своим мужем или женой в следующем месяце, в следующем году и в следующие пять лет. Пусть ваш муж (или жена) тоже составит такой список, и потом прочитайте эти списки друг другу. Обсуждая их, вспомните о тех радостях, которые вы доставляли друг другу раньше, подумайте обо всех тех замечательных вещах, которые вы все еще можете проделать вместе.
Лишь немногие люди обладают достаточным мужеством, чтобы примириться с тем, что их муж или жена, будучи способнее, добиваются больших успехов. Тот из супругов, кто добился успеха, из боязни быть отвергнутым часто проявляет ту или иную слабость или вырабатывает вредную привычку, компенсирующую его превосходство в других областях. В таком случае тот из супругов, кто добился меньших успехов, может хоть в чем-то чувствовать свое превосходство. Если тот, кто добился больших успехов, со временем преодолеет свой недостаток, снова станет ясно, насколько он способнее и как многого добился. Тогда, возможно, и другой супруг окажется неспособен с этим примириться. В супружестве очень важно разграничить области, в которых специализируется каждый из супругов, и дать возможность каждому добиваться успехов в своей области.
Шаги к решению
Для преодоления своих трудностей молодожены могут сделать четыре шага. Хотя не все эти шаги имеют непосредственное отношение к деньгам или к жизненным потребностям, каждый из них помогает научиться справляться с данными проблемами.
Порядок шагов можно менять, и разные пары совершают их по-разному. Супруги могут вместе решить изменить свои взаимоотношения и совершать шаг за шагом до тех пор, пока не будет достигнут успех. Но сделать это может даже один из супругов. Когда меняется один человек, изменяются и взаимоотношения, а следовательно, приходится изменяться и другому.
Наслаждайтесь жизнью и подбадривайте друг друга
Каждый из супругов должен чувствовать, что нуждается в другом не благодаря собственным недостаткам, а из-за того, что просто возникает желание находиться рядом с ним и получать от этого удовольствие. Иными словами, супруги должны быть вместе не потому, что каждый помогает другому преодолевать трудности, а потому, что им просто приятно находиться вместе.
Этого можно достичь разными способами. Самый очевидный — почаще хорошо проводить время вместе и признаваться друг другу, что ваши взаимоотношения важны именно потому, что вам хорошо вместе.
Можно сказать, например: «Мне все равно, будет у нас когда-нибудь много денег или нет. Мне так приятно быть с тобой».
Или: «На работе я всю неделю думаю о том, как весело мы с тобой проведем выходные».
Еще одно позитивное утверждение: «Может быть, именно потому, что у нас разные вкусы и потребности, мы так хорошо дополняем друг друга и уравновешиваем».
Как можно чаще проводя время вместе и получая от этого удовольствие, супругам следует помнить: каждый из них должен стараться меньше жаловаться другому и меньше рассчитывать на утешение, когда ему плохо.
Жена может сказать мужу: «Когда меня одолевает беспокойство по поводу денег, я звоню своей подруге, но если мне хочется приятно провести время, я говорю с тобой». Главное — преодолевать трудности самостоятельно, может быть, с помощью друзей и родственников, но нельзя зависеть целиком и полностью от супруга.
Проявляйте щедрость и любовь
Каждый из супругов должен вырабатывать в себе щедрость и великодушие — как на словах, так и на деле: хвалить другого, выражать восхищение его успехами и достижениями, преподносить подарки, предоставлять другому возможность принимать решения, касающиеся денежных дел семьи или детей.
Брак оказывается счастливым, если стремление быть любимым, стремление получать сочетается со стремлением любить, стремлением отдавать. Каждый из супругов должен не только желать, чтобы его любили и заботились о нем, — он должен сам любить другого и заботиться о нем.
Это нелегкое дело. Каждому из супругов следует ежедневно тренироваться — постоянно напоминать себе, что супружество не сводится к тому, чтобы только получать, и каждый день надо стараться проявлять внимание, уважение, заботу, признание, отдавать другому и материальные блага, и свою любовь.
Думайте не о бедности, а о богатстве
Сосредоточиться на том, что человек имеет, так же легко, как и на том, чего у него не хватает. Самое драгоценное достояние супругов необязательно исчисляется в долларах. Оно не всегда материально. Супруги должны меньше думать о том, что им хотелось бы иметь, и больше ценить то, что они уже имеют. Они должны испытывать не чувство обездоленности, а чувство самоценности и богатства. И муж, и жена должны перестать сосредоточиваться на том, чего им не хватает, и думать о том, чем они обладают, о своем материальном и духовном достоянии.
Перейдите от провокаций к игре
Вместо того, чтобы реагировать на провокацию ссорой, лучше всего воспринимать провокацию как приглашение к игре. Иногда ссоры, особенно касающиеся денег, приобретают такой острый характер, что заканчиваются побоями. Обвинения, упреки и выражения озабоченности по поводу денег — это провокации, которые часто приводят к ожесточенным ссорам. Но на них можно реагировать с любовью и юмором.
Существует, например, такой способ. Как только жена накидывается на мужа с упреками, он начинает раздеваться: снимает галстук, рубашку, потом начинает расстегивать брюки — неважно, где они с женой в данный момент находятся: на улице, дома или где-нибудь еще. Подобный тактический прием прекращает дальнейшее развитие ссоры и служит сигналом: «Это игра».
Например, один молодой зубной врач и его жена очень ссорились из-за денег. Она хотела вкладывать их в ценные бумаги и копить на банковском счету, а он собирался инвестировать их в свою практику, для того чтобы закупить новое оборудование и нанять помощников. Жена постоянно жаловалась мужу, что они слишком мало откладывают. Она напоминала ему об этом постоянно — за столом в гостях, в кино, просто на улице, всякий раз, когда что-то ей об этом напоминало. Муж приходил в смущение и сердился, что грозило испортить их отношения, которые в остальном были прекрасными.
Когда они пришли ко мне за консультацией, я предложила простое решение: выделить один вечер в неделю для того, чтобы вместе где-нибудь обедать и разговаривать о деньгах. Но в остальное время разговаривать о деньгах нельзя. Супруги договорились, однако жена все равно не могла удержаться и заговаривала на эту тему и в другие дни.
Тогда я предложила, чтобы каждый раз, когда она заговоривала о деньгах где бы то ни было помимо отведенных на это обедов, муж немедленно начинал раздеваться. Сначала он должен, допустим, незаметно снять галстук. Если жена не остановится, он должен снять ремень или туфли, потом рубашку и так далее, даже если ему придется остаться совершенно голым. Муж должен делать это независимо от того, где они находятся — на улице, в гостях или дома. Перестать раздеваться он должен только после того, как жена прекратит говорить о деньгах. Это напомнит ей, что денежную тему можно затрагивать только раз в неделю на специально отведенных для этого совместных обедах.
Мужа такое предложение рассмешило, а жена сказала:
— Ты не посмеешь этого сделать!
— Еще как посмею, — ответил тот. И посмел: несколько раз, когда они были в гостях, он снимал с себя три или четыре предмета одежды, пока жена не переставала касаться их денежных проблем. Дома она не унималась до тех пор, пока муж не раздевался догола, после чего оба принимались хохотать. Вскоре эти неуправляемые споры по поводу денег прекратились. Жена обнаружила, что муж обладает качествами, о которых она раньше и не подозревала: он способен ее рассмешить, не боится этого и склонен к эксгибиционизму. Это доставляло ей удовольствие.
На данный способ изменения взаимных отношений меня натолкнули наблюдения над собаками, бобрами и другими животными, которые иногда ведут себя так, что люди принимают их поведение за агрессию. Но животные на самом деле рассматривают такое поведение как игру. Собаки и другие животные часто устраивают драки в виде игры, без всяких враждебных намерений. Людям трудно уловить разницу, но для животных она очевидна.
Точно так же можно влиять и на взаимодействия между людьми, чтобы они не переходили в драку, а выливались в шутку и игру. Это хороший совет молодым парам: всегда, когда это только возможно, превращайте провокацию враждебности в приглашение к игре.
Удовлетворяйте потребности супруга
Меган и Ларри вкладывали в ссоры всю свою энергию. Вместо того, чтобы сотрудничать и совместно добиваться успехов в жизни, они ссорились из-за того, в чем нуждались и ощущали недостаток: из-за еды, секса, денег, прежних партнеров. Каждый хотел получить от другого как можно больше, а отдать как можно меньше. Меган требовала, чтобы Ларри безоговорочно разделял ее взгляды на питание. Ларри — чтобы Меган безоговорочно разделяла его взгляды на секс. Каждый из них хотел, чтобы ему приходилось работать как можно меньше, а другой добывал бы деньги. Конечно, все мы втайне желали именно этого: чтобы наши потребности удовлетворялись и получали безоговорочную поддержку наших супругов. Но в том-то и заключается зрелость: чтобы получать, нужно отдавать.
Не так легко примириться с тем фактом, что не приходится ожидать от других удовлетворения наших потребностей и желаний, если мы сами не отвечаем тем же. В том, чтобы хотеть, нет ничего дурного, если при этом мы, конечно, будем что-то давать. Супружество — такое состояние, когда гарантии, что все будет по справедливости, не существует. Временами мы даем больше, чем получаем. Но положить конец ссорам можно только в том случае, если отказаться от мысли, что мы должны только получать. Если ставить на первое место необходимость давать, а не получать, щедрость, а не жадность, мы перестаем быть зависимыми от другого. Только тогда мы вновь обретаем возможность действовать ради собственной пользы.
Наши трудные родители
Бывают моменты, когда каждый из нас приходит в недоумение. Откуда берутся все эти потребности в деньгах? Почему мне так многого хочется? Почему я всегда хочу еще больше? Иногда источник ощущения неполноценности и пустоты нужно искать не в отношениях с супругом или супругой, а в нашем детстве. Можно спросить себя: как получилось, что я стал так много думать о деньгах? Откуда у меня эти желания? Может быть, это стремление быть любимым? Как получилось, что я чувствую себя таким обделенным любовью или так легко ранимым? Что случилось со мной в детстве?
Важно задуматься о том, какие отношения сложились у вас с семьей, когда вы были ребенком. Это поможет вам осознать, какие проблемы возникали тогда в этих отношениях. Вы должны добиться, чтобы ваш супруг или супруга поняли, что происходило с вами в прошлом. Это — тема следующей главы.
3. ДЕНЬГИ И НАШИ ТРУДНЫЕ РОДИТЕЛИ
Когда мы подрастаем, нам нелегко стать самостоятельными и от¬де¬литься от родителей. Это процесс, который иногда занимает большую часть нашей взрослой жизни. Нередко получается так: мы, на¬конец, только почувствовали, что окончательно отделились от ро-дителей, и вдруг выясняется, что они состарились и нужно за ни¬ми ухаживать. И борьба начинается с самого начала, как будто ни¬ка¬кого отделения, никакого изменения взаимоотношений и не было.
А как обстоит дело у тех, кто живет далеко от родителей и годами их не видит? Уж они-то от родителей отделились! Возможно. Но если они все еще организуют свою жизнь таким образом, чтобы быть непохожими на родителей, если поступают им назло, если они все еще винят родителей во всем, что не ладится в их жизни, никакого отделения не происходит. Как бы мы ни старались, отделиться от наших родителей очень трудно. Даже после смерти они присутствуют в нашем сознании.
Невидимые нити, связывающие детей с родителями, тянутся сквозь время и пространство. Эти нити еще прочнее, если они связаны с деньгами. Нередко деньги оказываются тайной пуповиной, которая соединяет родителей и молодых людей, стремящихся от них отделиться. Дети втайне используют деньги (то, сколько они требуют от родителей и на что тратят) как средство выражения своего бунта против родителей. Родители втайне используют деньги (то, сколько они дают и что хотят получить взамен) как средство оттолкнуть детей от себя или удержать их при себе.
Пусть родители платят
Большинство из нас склонны обвинять своих родителей во всем, что у нас неладно. Если я робок, боюсь жизненных неудач, злобен, чересчур толст или одержим постоянной тревогой, значит, это родители что-то такое со мной сделали, когда я был ребенком.
Почему мы виним своих родителей? Действительно ли мы убеждены, что на них лежит такая ответственность за нашу судьбу? Обязательное ли это свойство человеческой природы — недовольство своими родителями? А если мы возлагаем на них вину за все наши недостатки, то почему не воздаем им должного за наши достоинства и успехи?
Обвинять своих родителей полезно. Это помогает нам оберегать свои взаимоотношения с другими. В большинстве случаев родительская любовь безоговорочна. Мы можем как угодно нападать на них и обвинять, зная, что в конце концов они все равно простят нас и будут любить по-прежнему. А про наших супругов, друзей и коллег этого обычно сказать нельзя.
Подумайте вот о чем. Если бы мы не находили источника всех своих проблем в родителях, нам пришлось бы искать его в наших взаимоотношениях с другими. Но если муж в своих навязчивых страхах станет обвинять жену вместо матери, это может кончиться разводом. А если жена заметит, что в ее депрессии и боязни неудач повинно соперничество с друзьями, добившимися успеха, она может лишиться этих друзей. Поэтому легче возложить всю вину на родителей и на свое детство, чем рисковать потерей жены или мужа, работы и светских знакомых.
Таким образом, возложение вины на родителей — полезный жизненный механизм; этим можно объяснить успех всех систем самовоспитания, которые выдвигают на первый план «сидящего внутри нас ребенка» или называют нас «взрослыми детьми». Они взывают к тому, что мы уже и так делаем и знаем: обвиняя своих родителей, мы не только избавляемся от необходимости брать на себя ответственность за собственную судьбу, но и оберегаем свои взаимоотношения с другими людьми.
Однако иногда нам мешает жить именно нежелание предъявить родителям счет за тот вред, который они нам причинили. Бывают даже такие ситуации, когда и одного этого оказывается недостаточно: мы чувствуем, что должны еще и заставить их расплатиться с нами.
Некоторые люди, расставаясь с детством, оказываются в положении ни в чем не повинных жертв военных преступлений и заслуживают возмещения ущерба, пусть даже в виде символической компенсации за их страдания. Средством подобного возмещения могут стать деньги. А когда денег нет, должны быть принесены извинения. Часто человек не может повзрослеть по-настоящему до тех пор, пока его родители не признают вреда, который они ему причинили, и не принесут за это своих извинений.
Преступные отцы
С Кевином я познакомилась благодаря его маленькой дочке. Их семейный терапевт обратился ко мне за советом, поскольку у девочки была очень серьезная, угрожающая жизни проблема. Она страдала диабетом, который не поддавался лечению. Многочисленные врачи, с которыми консультировались родители, полагали, что причиной этих частых диабетических кризов была ее эмоциональная нестабильность. Беатрис исполнилось всего лишь десять лет, но она находилась в таком состоянии, что пыталась покончить жизнь самоубийством, введя себе чрезмерную дозу инсулина.
В этом возрасте угрозы самоубийства и попытки его совершить настолько редки, что я поняла: Беатрис претворяет в жизнь фантазии кого-то другого. В семье должен быть кто-то еще, кто исподтишка подталкивает ее к самоубийству. Вероятнее всего, это один из родителей, считающий, что жизнь слишком мучительна и жить не стоит.
Как только я познакомилась с отцом Беатрис, Кевином, я поняла, что это именно он. В самом начале нашего разговора Кевин заявил: «Я не виню ее за то, что она хочет умереть. Очень трудно жить с таким хроническим заболеванием. В сущности, ее настроение — почти точное повторение моего собственного детства. Когда я был ребенком, я много раз хотел умереть. И даже теперь меня часто одолевает депрессия».
Из бесед с членами этой семьи я поняла, как сильно переживает Беатрис за отца. Кевин был музыкантом, но заработать на жизнь музыкой ему не удавалось, а всерьез заняться чем-нибудь другим он не мог. Лишь время от времени Кевин ненадолго устраивался на работу на неполный рабочий день. Когда отец рассказывал о своих трудностях, Беатрис смотрела на него с глубокой печалью.
По моему первому впечатлению, Беатрис обожала отца, и ее приводили в отчаяние его частые глубокие депрессии. Как бы ни обращались с Беатрис, нужно было что-то сделать для ее отца, иначе я не смогла бы помочь девочке. Беспокойство за отца приводило Беатрис в такое эмоциональное состояние, что с ее диабетом ничего нельзя было поделать. Чтобы помочь ей, я должна был выяснить, что лежит в основе депрессий отца.
Я встретилась с Кевином наедине, подозревая, что то, о чем он должен мне рассказать, не предназначено для детей, а может быть, и для его жены. Я сказала ему, что помню, как во время нашей первой встречи он упомянул о своем очень печальном детстве и о том, что даже подумывал о самоубийстве. Почему? Что случилось с ним в детстве?
Голосом, дрожащим от волнения, Кевин рассказал, что подвергался сексуальному насилию со стороны своего отца, и это продолжалось с пяти лет до юношеского возраста. Он никогда никому об этом не говорил. Когда отец умер, он рассчитывал получить в наследство большие деньги. Надеясь на это, Кевин не готовил себя ни к какому серьезному занятию. Он никогда не думал, что ему придется зарабатывать себе на жизнь. Он будет богат, и наследство в какой-то степени станет возмещением тех страданий, которые причинял ему отец.
Когда Кевин обнаружил, что никакого наследства нет, он решил, что его обокрала мать. Он прямо заявил ей об этом и не поверил, когда та ответила, что никакого наследства и не было — одни лишь долги. О перенесенных насилиях Кевин никогда ей не говорил, но винил мать в том, что она не защитила его от отца. А теперь еще он обвинял ее и в том, что она его обокрала. По этой причине мать с сыном с самых похорон не сказали друг другу ни слова.
В обеспеченных семьях это обычное дело: ребенок, подвергавшийся дурному обращению, нередко ждет наследства, надеясь, что оно станет частичным возмещением его страданий. Но чтобы окончательно расстаться со своим детством, Кевин должен был сказать матери правду о поведении отца и выяснить у нее, куда в действительности делись отцовские деньги. Не говоря ничего матери о сексуальном насилии над собой, он все еще сохранял в тайне то, что заставлял его скрывать отец. А не узнав правды о деньгах, он все еще видел себя ребенком, которому не придется работать и содержать собственную семью.
Будь отец Кевина жив, я бы напрямую поставила перед ним вопрос о насилии над сыном и добилась бы, чтобы тот искупил свою вину перед Кевином за свое преступление. Но он умер. Все, что я могла сделать, это заняться матерью и выяснить, нельзя ли добиться хоть некоторого возмещения от нее.
Я с трудом уговорила Кевина пригласить на нашу беседу его мать, чтобы мы смогли установить, знает ли она, что ее сын был жертвой насилия. Я сказал ему, что это облегчит и обсуждение денежных дел.
Мать Кевина без колебаний приняла приглашение и после шестичасового перелета явилась на встречу. Она сказала, что никогда не понимала, почему Кевин так злится на нее. Я рассказала ей, что он на протяжении всего своего детства подвергался сексуальному насилию со стороны отца. Женщина была потрясена и расплакалась, говоря, что ничего подобного даже и не подозревала. Я предложила ей попросить у Кевина прощения за то, что она не защитила его от отца и не догадывалась, не могла вообразить и не замечала признаков того, что сын обижен и страдает. Она искренне попросила прощения, сказав, что не только развелась бы с отцом, но и засадила бы его за решетку.
Тогда я заговорила о деньгах, и мать доказала Кевину, что живет в бедности, потому что отец не оставил ей ничего, кроме долгов. Всю жизнь муж ее тиранил. Она никогда не могла распоряжаться деньгами, которые отец зарабатывал и тратил сам. И мать, и сын расплакались, когда женщина призналась, что кроме Кевина у нее в жизни ничего не было, а теперь она лишилась и его. Потом мать и сын помирились, а у Беатрис и ее сестры впервые появилась бабушка.
На протяжении следующих нескольких месяцев состояние Кевина медленно улучшалось. Наладив отношения с матерью и поняв, что ему больше не приходится ожидать от отца ни страданий, ни денежного возмещения, он начал постепенно избавляться от депрессии, понимая, что кем бы теперь ни стал, он должен будет добиться этого самостоятельно.
Кевин смог стать взрослым и взял на себя ответственность за своих детей, потому что его мать признала ему вред и тот факт, что не смогла его уберечь. Если бы Кевин мог поговорить начистоту с отцом, когда тот был еще жив, если бы он настоял на том, чтобы отец искупил свое преступление, он избавился бы от значительной части своих горестей. У его детей был бы лучший отец, а у его матери — лучший муж.
Беатрис стала поправляться. Несколько месяцев спустя, когда ее диабет начал поддаваться лечению, она прислала мне коротенькую записку, где говорилось, как она счастлива, что дела у отца пошли лучше. Девочка смогла продолжать жить и стала извлекать из жизни все, что только возможно, потому что ее отец сделал то же самое.
Возмещение ущерба
К счастью, большинство из нас не подвергались сексуальному насилию со стороны отцов, однако многие испытали на себе плохое обращение и недостаток внимания. В таких случаях для нашего благополучия и для благополучия наших детей важно, чтобы мы поговорили с родителями начистоту и потребовали от них искупления вины — так сказать, возмещения ущерба.
Справедливость должна торжествовать как в обществе, так и в наших семьях. Когда мы становимся жертвами преступления и сохраняем его в тайне, мы превращаемся не только в жертв, но и в сообщников. После того, как тайна раскрыта, виновного родителя наказывает общество с помощью своей карательной системы, но такого наказания недостаточно — он должен быть наказан и семьей.
Наказание должно включать в себя искупление вины перед жертвой. Акт искупления, возмещение ущерба — это начало изменений во взаимоотношениях между родителями и детьми. Он становится примером для младшего поколения, приучая его быть щедрым и любящим, а не жестоким и суровым.
Тайны
В семье Беатрис существовали сексуальные и денежные тайны. Те и другие часто взаимосвязаны. Если в семье происходит сексуальное насилие, можно с большим основанием подозревать, что в ней имеют место и столь же серьезные финансовые насилия и правонарушения.
Когда муж и жена изменяют друг другу в сексуальном смысле, они часто обманывают друг друга и в смысле денег. Если родитель подвергает ребенка сексуальному насилию, в такой семье часто совершаются и финансовые преступления.
Деньги и секс взаимосвязаны. Нарушения нормы в одной из этих областей жизни одновременно проявляются и в виде нарушений в другой. Причина, возможно, кроется в том, что, когда в какой-то одной области нарушаются основные правила этики, разрушается вся этическая структура семьи. Вот почему финансовые проступки сочетаются не только с сексуальными извращениями, но и с физическим насилием, ложью и обманом в других областях.
Забота о родителях
Человек — единственное животное, которое заботится о своих родителях. Мы начинаем жизнь совершенно беспомощными и полностью зависим от родителей. Понемногу мы вырастаем и становимся равными им. А рано или поздно нам приходится брать на себя заботу о родителях, когда те оказываются неспособными заботиться о себе сами. Это, вероятно, самое трудное для человека изменение в его жизни: вместо удовлетворения родителями наших нужд мы начинаем удовлетворять все их нужды.
Для многих людей самый трудный возраст — юность и ранняя молодость. В это время мы окончательно осознаем, что стали сильнее и компетентнее своих родителей. Именно тогда особенно усиливается наша потребность в высокой оценке и уважении со стороны других. Мы жаждем быть услышанными. У нас складываются прочные убеждения, мы хотим давать советы, и особенно — своим родителям. Чтобы молодой человек мог стать по-настоящему взрослым, родители должны высказывать ему свое одобрение, проявлять уважение к нему и даже прислушиваться к его советам. Они должны быть готовы принять любовь и поддержку со стороны своих детей.
Молодому человеку очень трудно повзрослеть, когда его родители полны сил, независимы и остаются хозяевами собственной жизни. Если родители многого достигли во всех областях своей жизни, детям кажется, что им никогда не добиться того же. А еще важнее, что у них появляется ощущение, будто родителям они не нужны и никогда не смогут заботиться о своих родителях.
Добрые намерения
Хотя эмоциональная независимость родителей и создает трудности, взросление оказывается еще более трудным, родители слишком рано начинают зависеть от эмоциональной поддержки своих детей.
В таком положении оказалась Меган. В предыдущей главе мы расстались с ней в тот момент, когда она пригласила свою свекровь на обед.
И Меган, и Ларри были единственными детьми, у них не было ни братьев, ни сестер. Отец Ларри оставил семью, когда тот был еще ребенком, и его мать большую часть своей жизни была погружена в депрессию и поддерживала себя лекарствами. Ларри не сомневался, что в значительной части его проблем виноваты родители, а не взаимоотношения с Меган. А Меган выросла в обеспеченной семье из среднего класса. У нее от рождения была изуродованная ступня, в детстве она перенесла несколько операций, носила гипс и различные механические устройства. Все это время она спала в одной постели с родителями, потому что те очень за нее беспокоились. Меган продолжала спать вместе с ними до двенадцати лет, после чего по собственному настоянию перешла жить в отдельную комнату. Вскоре после этого ее родители разошлись.
Подростком Меган была склонна к озорству, плохо слушалась родителей, хотя всегда ухитрялась хорошо учиться в школе. В семнадцать лет она сбежала в Нью-Йорк, а со временем поступила в колледж. Ее мать оказывала ей некоторую финансовую поддержку. Когда Меган вышла замуж и у нее в семье возникли проблемы, оплачивала терапию ее мать.
Мать Меган после развода преуспела в бизнесе. Когда я услышал, что она приезжает в город, я попросила Меган привести мать ко мне. Я объяснила Меган, что большая часть ее проблем исходит от родителей, а не от Ларри, и попросила разрешения поговорить с ее матерью начистоту.
Дженет, мать Меган, была моложава и привлекательна, хотя и слишком накрашена. Чересчур черные волосы и накладные ресницы делали ее лицо каким-то безжизненным. Во время нашей встречи она, по-видимому, волновалась, но держалась крайне дружелюбно и откровенно отвечала на мои вопросы.
— Почему Меган спала в одной кровати с вами и отцом первые двенадцать лет ее жизни? — спросила я.
За двадцать пять лет своей работы в качестве терапевта я еще никогда не сталкивалась с такой ситуацией. Тот факт, что Меган вела почти нормальную жизнь, смогла выйти замуж и вот-вот должна была закончить колледж и что ее рассудок, по-видимому, совершенно не пострадал, свидетельствовал о том, насколько человек может приспособиться к чему угодно.
Мать нервно засмеялась и ответила:
— Самое печальное — и это чистая правда, — что я об этом совершенно не думала. Я знаю, это выглядит ненормально и странно, но тогда это не казалось ни ненормальным, ни странным, потому что все мы так сильно друг друга любили.
Дженет рассказала, как мучительно было ей видеть страдания Меган, когда та была маленькой. Она расплакалась.
— Ей наложили гипс, когда ей было всего пять недель! Я так ее любила, и когда я думаю о том, как ей было больно… Никакому ребенку не должно быть так больно! Ей столько пришлось перенести!
Дженет сказала, что Меган была настоящей красавицей. После развода она не хотела ни с кем встречаться, потому что боялась, как бы ее кавалеры не заинтересовались Меган и не стали бы к ней приставать.
Я сказала:
— Это мне напомнило, что рассказывала Меган: после развода с вами ее отец однажды вечером пришел домой пьяный, перепутал ее со своей подружкой и стал ласкать. Вы об этом знали?
— Нет, — ответила Дженет.
— А я думала, что рассказывала тебе, — сказала Меган. — Он затащил меня в свой спальный мешок и начал щупать. Я едва вырвалась.
Она содрогнулась.
— Какой ужас! — воскликнула мать.
— А как вы думаете, — спросила я, — такое могло случаться и раньше, когда она была младше?
— Не такая уж я наивная, — ответила Дженет. — Уверена, что если бы подобное случилось, когда дочка была маленькой, я бы что-нибудь заметила.
— Я хочу, чтобы вы попросили у Меган прощения за то, что не защитили ее, пусть даже вас при этом не было, — сказала я.
— Сколько же тебе тогда было? Шестнадцать? Семнадцать? — спросила Дженет.
— Я с девяти или десяти лет была самостоятельной девчонкой. Я находилась у него в доме, и мать ничего не смогла бы сделать.
— У нее всегда был сильный, независимый характер, — перебила ее Дженет. — Не знаю, как бы я могла это предотвратить. Но я, безусловно, прошу у дочери прощения за то, что ей пришлось увидеть своего отца таким. Я не могу этому поверить: он был очень заботливым отцом! Но после развода он совершенно перестал помогать деньгами. Если любишь кого-то, всегда найдешь способ помочь, это твой долг.
— Вы правы, — согласилась я. Это был как раз тот подходящий случай, которого я ждала. Дженет сама сказала: если кого-то любишь, то сможешь найти способ оказать ему финансовую помощь. Я встретилась с Дженет не только ради того, чтобы предложить ей попросить прощения у Меган за многие свои ошибки, но и для того, чтобы добиться от нее финансовой помощи дочери в качестве возмещения причиненного ей ущерба.
— Если уж даже я сумела начать зарабатывать неплохие деньги, — продолжала Дженет, — то отец-то безусловно мог немного ей помогать. Меня очень удивило, что он не чувствует никакой ответственности. Меня просто тошнит от того, что произошло.
— Правильно, — сказала Меган. — Именно тошнит.
Теперь я поняла, в чем состоит проблема Меган и почему она принимала рвотные. Ее тошнило от отвращения к своему отцу, с которым она спала в одной постели первые двенадцать лет своей жизни, который попытался совершить над ней сексуальное насилие и потом отказал ей в помощи — как эмоциональной, так и денежной.
— Скажите Меган, — предложила я, — что вы хотели бы защитить ее и сожалеете, что этого не сделали.
— Я сделала бы все на свете, чтобы защитить ее от этого. Не знаю, как я могу доказать, насколько сожалею обо всем, что она пережила. Просто не знаю, как быть. Не могу же я сделать так, чтобы этого не было?
— Самое главное, — сказала Меган, — чтобы ты признала, что произошло. Потому что я тебе об этом говорила, но теперь ты говоришь, что ничего не знала. И у тебя всегда так. Ты хочешь, чтобы все выглядело прекрасно. Не надо ни с кем спорить, не надо высказывать своего мнения. Я морила себя голодом и целыми днями ничего не ела, а ты даже не замечала. Ты говорила, что я на диете.
По моей просьбе Дженет, вся в слезах, попросила у Меган прощения за то, что держала ее в своей постели до двенадцати лет и не уделяла ей достаточного внимания, когда та была подростком. Потом я спросила ее, может ли мать оказать Меган финансовую помощь, и женщина ответила, что, конечно, может. Более того, она жила одна в огромном доме, который оставила за собой, потому что надеялась: когда-нибудь он перейдет к Меган. Этот дом дорого ей обходился, но Дженет согласилась помочь Меган начать самостоятельную жизнь после окончания колледжа и уплатить первый взнос за дом для молодых супругов.
Ларри очень обрадовался, узнав, что Дженет обещала помочь. На ее великодушие он откликнулся тем, что стал более щедрым по отношению к Меган. Их взаимоотношения улучшились. Супруги переехали в более приличный район, были очень довольны и счастливы.
Мама знает лучше
В каждой семье существуют свои правила относительно того, какими должны быть взаимоотношения между мужчинами и женщинами. Эти правила редко обсуждаются вслух, однако они передаются от поколения к поколению. Молодые люди, подрастая, наблюдают за взаимоотношениями родителей, а потом, вступая в брак, нередко выбирают супругов, с которыми могут поддерживать такие же взаимоотношения, какие видели у своих родителей. Даже если брак родителей был крайне несчастным, молодые люди, по-видимому, находят себе такую пару, с которой могут быть точно так же несчастны. Любопытно, насколько люди стремятся копировать стереотипы прежней семьи вместо того, чтобы наладить иные, лучшие взаимоотношения. Может быть, испытывать чувство безопасности, создаваемое привычными взаимоотношениями, для них важнее, чем вступать в новые, ненадежные взаимоотношения, которые могут принести счастье, но нередко сулят и разнообразные непривычные неудобства.
Ларри и Меган выросли в одинаковых семьях. У обоих была сильная мать и безответственный, павший духом отец. Отец Ларри бросил семью, когда сын был еще маленьким, и мать оставалась его единственной опорой, пока он не вырос. Отец Меган до развода почти не проявлял себя, а после развода рассчитывать на него было нельзя: он стал алкоголиком, сидел без денег, отказывал Меган во всякой денежной или эмоциональной помощи и даже пытался к ней приставать. С другой стороны, матери Ларри и Меган сами зарабатывали себе на жизнь, заботясь о своих детях и уделяя им много внимания.
В данном случае мы имеем дело с типом организации семьи, который я называю «Мама знает лучше». Отец не приносит никакой пользы — ни в денежном, ни в эмоциональном отношении. Мать работает, распоряжается деньгами и принимает решения, еще находясь с ним в браке, что обычно продолжается недолго. Она склонна проявлять щедрость по отношению к детям и помогает им получить образование и начать самостоятельную жизнь. Дети сохраняют сильную привязанность к матери и часто с трудом привязываются к своему мужу или жене, потому что самый близкий им человек — мать. Кроме того, им бывает трудно обрести независимость и добиться финансовых успехов, потому что они знают: всегда можно рассчитывать на мать, которая пойдет на любые жертвы, чтобы им помочь.
Выбирая друг друга, Меган и Ларри устроили свою семью так, что она воспроизводила данный стереотип. Меган была умнее, образованнее и способнее Ларри. Он закончил только среднюю школу, в то время как его молодая жена получила диплом бакалавра в престижном колледже. Приверженность Ларри к рок-н-роллу сделала его не слишком надежной опорой. Склонность зарабатывать деньги как можно быстрее и с наименьшими усилиями, вплоть до танцев со стриптизом, указывала на слабость характера, напоминающую отца Ларри и отца Меган. Даже если говорить о матерях, то позиции Меган сильнее: ее мать была богаче и большего достигла в жизни.
Я знала, что должна сделать все возможное, чтобы повлиять на взаимоотношения молодых супругов и добиться, чтобы их брак был более удачным, чем брак их родителей, — пусть даже, выбрав друг друга, они уже начали воспроизводить прежние семейные стереотипы. Я предприняла некоторые шаги, обычно приносящие пользу и помогающие начать все сначала.
Шаги, улучшающие взаимоотношения между молодоженами
В предыдущей главе я описала четыре шага, которые могут предпринять молодожены, чтобы сделать свой брак более счастливым. Вот еще четыре шага, затрагивающие старшее поколение.
Вините своих родителей
Не вините себя. Не вините своего мужа или жену. Вместо этого изо всех сил постарайтесь возложить вину за ваши неудачи, личные недостатки и проблемы в ваших отношениях с людьми на родителей. Все ваши поступки, которые не нравятся вашей жене или мужу, можно объяснять тем, что они уходят корнями в ваше детство. Все плохое в вас — следствие дурного обращения родителей, невнимания, эмоционального отчуждения, навязчивости или каких-либо других недостатков, которые ваши родители имели или в которых их можно было бы обвинить.
Подобная стратегия освобождает вас от всякой ответственности за собственное поведение. Более того, она облегчает жизнь вашей жене или мужу: ведь иначе они могли бы считать причиной вашего скверного характера самих себя. Кроме того, обвиняя своих родителей, вы помогаете жене или мужу наблюдать вас в благоприятном свете. Те, кого вы любите, больше не будут считать вас злым, мрачным или безответственным: они поймут, что вы всего-навсего жертва, заслуживающая любви и сострадания.
Ничто так не сплачивает супругов, как наличие общего врага. Ваши родители могут сделать ваш брак счастливее, став мишенью для обвинений. Вы можете не опасаться, что, возложив вину на родителей, поставите под угрозу их хорошее отношение к вам. Может быть, какое-то время они будут испытывать огорчение, но это пройдет. Такую безоговорочную любовь мы редко наблюдаем со стороны братьев, сестер или друзей. Вот почему не стоит винить других таким образом, как мы виним своих родителей. Другие не смогут нас простить.
Деньги, любовь и питание — вот три вещи, за которые особенно полезно винить родителей. Какими бы ни были ваши связанные с этим недостатки, вы всегда можете объяснить их, сославшись на воспоминания детства. Например, если вы прижимисты, не хотите делиться своим заработком с женой или отказываетесь делать подарки, это происходит потому, что вас так воспитали: отец никогда ничего вам не дарил, а может быть, мать имела склонность к мотовству или ваши родители были бедны. Все это — прекрасные оправдания вашей недостаточной щедрости. Если вы слишком холодны или слишком требовательны в любви, это, возможно, происходит оттого, что родители слишком навязчиво или, наоборот, недостаточно проявляли свою любовь к вам. Если вы слишком толсты или слишком тощи, это из-за привычки есть слишком мало или слишком много, из-за привычки, которую привили вам родители. Этот список можно продолжать до бесконечности. Точно так же, как существуют причины и следствия, а прошлое предшествует настоящему, наши родители всегда остаются источником наших прошлых и настоящих трудностей.
Стоит ли говорить, что обвинять во всем родителей особенно уместно именно на первом этапе совместной жизни молодоженов? Со временем, когда брак устоится, на смену этой стратегии должно прийти более зрелое взаимопонимание, требующее большей личной ответственности. Подобные обвинения не содержат абсолютной истины. Это просто стратегия, которая может оказаться полезной на определенных этапах жизни.
Не вините родителей жены
Своих собственных родителей можно обвинять, ничем не рискуя, но родители жены — дело другое. Они любят свое дитя, но вас они любят по-иному. Их любовь к вам не безоговорочна. Если вы будете их критиковать или восстанавливать против себя, существует риск, что отношения с ними — и с вашей женой тоже — окажутся испорченными настолько, что снова наладить их будет очень трудно.
В присутствии родителей жены будьте с ними вежливы и избегайте излишней откровенности. Но наедине с женой не забудьте компенсировать это, с готовностью соглашаясь со всеми критическими замечаниями, которые она выскажет, — хотя своих к ним лучше не добавлять. Бывает, что люди, которые не щадят своих родителей, не любят, когда их критикует кто-то другой. Вместо этого вы можете сочувственно заметить: «Тебе, наверное, было нелегко!», «Как ты, наверное, страдала!», «Мои родители были точно такими же» или «Мои родители — полная противоположность».
Подобные замечания безопасны, если только вы не начнете соревноваться друг с другом в том, у кого родители хуже. В таком случае лучше всего согласиться, что хуже были родители вашей жены или мужа (если только ваши родители не повинны в жестоком обращении с вами или в каком-нибудь другом подобном преступлении). Если вы постоянно спорите, у кого родители хуже и кому больше от них доставалось, существует риск, что весь полезный эффект, полученный от обвинений по адресу родителей, пропадет, и это разъединит вас вместо того, чтобы сблизить.
Требуйте от родителей возмещения
Скажите своим родителям, в чем вы нуждаетесь. Дайте им возможность помочь вам. Но не стоит просить купить вам новый автомобиль лишь по той причине, что они никогда заботливо не укрывали вас одеяльцем на ночь или не помогали вам делать уроки. При такой постановке вопроса вы можете оказаться втянуты в бесконечные споры о том, как на самом деле проходило ваше детство.
Вместо этого лучше всего просто дать родителям понять, что они нужны вам именно сейчас. Будьте сердечны, но непреклонны и не переставайте оказывать на них давление, пока они не окажут вам такую помощь, какую вы сочтете разумной.
Прощайте родителей
Как только ваши родители в достаточной степени помогут вам, от всей души простите их. Это не помешает вам, оставшись наедине с женой, по-прежнему их обвинять. Если вам с женой необходим общий враг, продолжайте использовать для этой цели своих родителей. Даже если они узнают, что вы все еще это делаете, они смогут вас понять, потому что сами точно так же относились к своим родителям.
Однако старайтесь не упускать из виду того обстоятельства, что прошло уже много лет с тех пор, как вы были ребенком. Ваши родители тогда были не такими, каковы они сейчас. Обвиняя во всем родителей, какими они являлись в годы вашего детства, вы в то же время можете получать удовольствие от общения с ними.
Винить во всем своих родителей вполне уместно для молодоженов, у которых возникли семейные проблемы, но этот этап должен со временем остаться в прошлом. Большинство молодых людей с трудом осознают, что, хотя им иногда и необходимо винить родителей, подобные обвинения необязательно справедливы и родители не всегда виноваты. Если сорокапятилетние супруги все еще прибегают к стратегии возложения вины на родителей, это означает, что они еще не созрели и задержались на этапе борьбы и соперничества. У зрелых пар должны проявляться жалость и сострадание, основанные на их собственном родительском опыте, а также способность брать на себя ответственность за собственную судьбу.
Со временем мы взрослеем и обзаводимся собственными детьми. Деньги, игравшие тайную роль в нашей жизни, когда мы были молоды, сохраняют свою тайную власть, позволяя нам что-либо делать для своих детей. Об этой роли денег мы поговорим в следующей главе.
4. ЧТО МОГУТ РОДИТЕЛИ СДЕЛАТЬ ДЛЯ ДЕТЕЙ С ПОМОЩЬЮ ДЕНЕГ
Став родителями, мы стремимся подготовить своих детей к жизни в том мире, с которым они столкнутся за пределами семьи. В этом мире существует система вознаграждений и наказаний за те или иные виды поведения. Вознаграждением могут быть деньги, власть, любовь или признание. В школе дети получают признание, власть и любовь, но не деньги. С ролью денег и с тем, как их добывать, дети знакомятся в семье.
Когда мы выдаем своим детям карманные деньги в обмен на выполнение каких-нибудь поручений, вознаграждаем за хорошие оценки или дарим подарки, мы помогаем им понять, откуда берутся деньги. А когда наши дети вместе с нами стараются зарабатывать на жизнь и сводить концы с концами, — преподаем урок реальностей материальной жизни. В семье дети учатся копить деньги, торговаться, быть скупыми или щедрыми.
Мы либо вознаграждаем детей деньгами, чтобы повысить их самооценку, либо даем им деньги, чтобы подчеркнуть: у ребенка нет ничего, а у родителей — все. Иными словами, мы используем деньги как для возвышения ребенка в собственных глазах, так и для того, чтобы дать ему почувствовать покровительство. Это один из многих секретов денег.
Создание искусственных потребностей
Родители часто дарят детям такие вещи, которые порождают у них искусственные потребности. Бывает, это делается намеренно — с целью проявить свою власть, отбирая впоследствии эти нужные вещи. Например, отец дарит сыну стереопроигрыватель, а потом может пригрозить отобрать его, если тот будет плохо учиться. Если бы отец вообще не дарил проигрывателя, у мальчика могло бы не оказаться ничего такого, что он ценил бы и лишением чего ему можно было бы пригрозить.
Когда некто делает подарок, создавая потребность, между ним и тем, кто получает подарок и боится его лишиться, возникает напряженность. Она настолько сильна, что мешает восстановить хорошие отношения. Если у мальчика отберут проигрыватель, он будет огорчен не только тем, что лишился его, но и тем, что вообще получил его в подарок, подозревая, что это могло быть сделано с задней мыслью — иметь возможность им управлять. А если отец решит не отбирать проигрыватель, у него самого возникнет ощущение обиды: ведь он так много дает и так мало требует! Отец и сын будут все больше отдаляться друг от друга.
Когда создание новых потребностей, их удовлетворение и угроза отобрать что-либо нужное повторяются снова и снова, отец и сын, общаясь между собой, будут думать только об этом и почти перестанут говорить о другом. Деньги и необходимые вещи превратятся в разменную монету их взаимоотношений.
Последствия
Все дело в том, какие последствия влекут за собой подарки. Некоторые родители хотят, чтобы их дети ни в чем не ощущали недостатка. Они дают им все, что те ни пожелают, а сверх того — еще много такого, в чем дети на самом деле не нуждаются. Из-за этого детям нередко бывает трудно обрести независимость или отделиться от родителей.
Другие родители заставляют своих детей терпеть всяческие лишения, считая, что таким способом воспитывают в них стойкость и силу характера. Они не дают детям ничего или почти ничего, и в результате дети чувствуют себя обделенными, нелюбимыми, им не хватает уверенности в себе и поэтому им тоже трудно отделиться от родителей. Проблема, стоящая перед родителями, заключается в том, сколько нужно давать детям, как соблюсти меру, как найти такое равновесие, чтобы дети не оставались в зависимости от них.
Та же проблема существует и в любви. Молодой человек, влюбившийся в бедную девушку, естественно, захочет что-то ей дарить. Сколько должен он дарить, чтобы она была счастлива именно с ним, а не нуждалась бы в том, что он дарит, и не ценила бы его деньги больше его самого?
Чувство вины или щедрость
Одна интересная, но сложная проблема, связанная с деньгами, состоит в том, что иногда тот, кто получает деньги, неверно истолковывает мотивы, по которым ему дают деньги. Случается, что тот, кто дает деньги, исходит из одних соображений, а тот, кто берет, подразумевает совершенно иное.
Например, мать приглашает свою замужнюю дочь с внуками к себе на летние каникулы. С точки зрения матери, это щедрый подарок. С точки зрения дочери, мать пытается вмешиваться в ее семейную жизнь и в ее отношения с мужем. Может быть и наоборот: приглашение матери продиктовано намерением вмешаться в жизнь дочери, а та воспринимает его всего лишь как проявление щедрости.
Иногда родители дают что-то из щедрости, а иногда — ощущая свою вину. Если это щедрость, все объясняется просто. Например, когда у друга день рождения, ему можно послать поздравительную открытку или даже просто позвонить, а можно и купить ему что-нибудь особенное — не по обязанности, а просто из хорошего отношения, проявив щедрость. Но, с другой стороны, отец может сделать ребенку богатый подарок ко дню рождения не из щедрости, а чувствуя свою вину за то, что не уделяет ему достаточного внимания.
В семье деньги служат средством выполнения своих обязательств (родители обязаны кормить детей), проявлением щедрости (любви) или чувства вины, способом расплаты за услуги (общение или выполнение поручений) или же даются потому, что получающий имеет на них право. В некоторых случаях все ясно и обсуждению не подлежит. Однако в других ситуациях происходит постоянная торговля, которая может стать основным содержанием разговоров в семье. Например, должны ли родители купить сыну новые кроссовки только потому, что они ему нужны, или же это будет вознаграждением за то, что он регулярно моет посуду? Платит ли родитель за обучение сына в колледже по обязанности или из щедрости, из чувства вины или потому, что тот имеет на это право, или же в обмен на услуги — например, как плату за общение с юношей и за его внимание?
Проблема состоит в том, что иногда деньги платят по одной причине, а тот, кто получает их, нередко дает этому совсем иное объяснение. Например, отец платит за колледж в обмен на общение с сыном и внимание с его стороны, а молодой человек может не считать себя обязанным проявлять такое внимание, думая, что имеет право на оплату своего образования. Подобные разногласия редко проявляются открыто и могут исподволь подрывать отношения между родителями и детьми на протяжении многих лет.
Источник власти детей
Как правило, источником родительской власти в семье служат деньги, которые родители могут давать или не давать. Дети тоже нуждаются в каком-то источнике своей власти над родителями помимо денег. Иногда дети стремятся вызвать у родителей чувство вины и таким способом добиваются денег. Другие предлагают в обмен на деньги свою любовь и понимание. Некоторые считают, что способны обрести власть благодаря своим достижениям — например, хорошим оценкам.
В семьях может существовать молчаливое взаимное непонимание, которое редко высказывается открыто и часто делает людей несчастными. Например, мать считает, что любовь и щедрость, которые она проявляла, когда растила сына, дают ей впоследствии право на его любовь и заботу. Сын же полагает, что сам факт его существования обязывал мать растить его, проявляя любовь и щедрость, и за это она не может ничего требовать. Случается, что дети не считают себя обязанными заботиться о пожилых родителях или даже платить за их содержание в доме для престарелых. Другими словами, в семьях, где возникают подобные недоразумения, деньги нередко рассматривают как заменитель любви, и, поскольку на этот счет существует очень мало четко определенных правил, никто не знает, как сделать, чтобы такой обмен был равноценным.
Дети могут отказаться участвовать в подобной сделке, например, доказывая, что родители дают им деньги вовсе не из щедрости, а из чувства вины. Эта вина может действительно существовать или же сводится всего лишь к воображаемому психологическому ущербу. Таким способом дети избегают превращения из тех, кто получает, в тех, кто дает: они никому ничего не должны. Когда дети привыкают получать деньги и другие блага, вызывая у родителей чувство вины, они могут очень долго заниматься таким вымогательством, и им бывает трудно отделиться от родителей и добиться успеха в жизни.
Родителям важно понимать, что чувство своей вины перед детьми иногда появляется у каждого, но очень важно не позволять детям получать что бы то ни было путем вымогательства. Иначе дети всегда будут считать себя пострадавшими, извлекая из этого пользу. Ребенок, который вымогает мелкие подачки, вызывая у родителей чувство вины перед ним, может, когда вырастет, постоянно жить за счет родителей, поскольку те будут продолжать думать, что причинили ему вред.
О чем можно торговаться и о чем нельзя
Во многих семьях не существует определенных правил относительно того, о чем можно торговаться, а о чем нельзя. Родители постоянно грозят отобрать у детей то, что им было дано, потому что с самого начала не дали им понять, что они им дают по обязанности, а что — в качестве платы. Поэтому дети не знают, о чем можно торговаться, а о чем нельзя, и не понимают, на каких условиях им что-то дают или не дают.
Представьте себе юношу, которому исполнилось шестнадцать лет, и он получает разрешение пользоваться родительским автомобилем. Юноша считает, что имеет на это право по возрасту, а также потому, что помогает возить на нем своих младших братьев и сестер. Однако когда он получает плохую оценку, родители за¬прещают ему пользоваться автомобилем. Молодой человек считает, что автомобиль принадлежит всей семье, а значит, и ему. Родители же рассматривают пользование автомобилем как привилегию, которую нужно постоянно приобретать. Мальчик не может понять, что же из имущества семьи принадлежит ему. Родители говорят о «нашем доме», «нашем автомобиле», «наших вещах», но сыну не ясно, действительно ли ему что-то принадлежит. Недоразумение становится еще более очевидным, когда родители угрожают выгнать сына из дома. Как можно выгнать из собственного дома? Ему дают понять, что он может время от времени пользоваться «нашим домом», «нашим автомобилем», «нашим телевизором», «нашим телефоном», но, в сущности, он нищий — все это ему не принадлежит. Сын может пользоваться всем этим, только если выполняет требования, которые предъявляют к нему родители, но эти требования постоянно меняются.
Родители должны добиться, чтобы и им самим, и их детям было ясно:
• что принадлежит всей семье и чего поэтому нельзя лишать в виде наказания;
• что принадлежит только родителям, но чем могут пользоваться дети, если выполняют определенные правила или требования;
• что принадлежит каждому из детей и не может быть отобрано или использовано для вознаграждения или наказания.
Родители решают, например: телевизор принадлежит им и может быть использован как средство вознаграждения или наказания, а плюшевый мишка принадлежит ребенку, и отобрать его нельзя. Ребенок должен заранее знать, что ему могут запретить смотреть телевизор, но не отберут мишку, а также за что ему могут запретить смотреть телевизор. Чтобы чувствовать себя уверенно, ребенок должен знать, какие последствия могут повлечь за собой те или иные проступки: плохая учеба в школе может означать запрет смотреть телевизор, но не приведет к изгнанию из дома.
Мы хотим, чтобы наши дети представляли себе последствия своих проступков по меньшей мере так же ясно, как и мы. Мы точно знаем: если поставить машину там, где стоянка запрещена, нас оштрафуют, но не приговорят к смерти.
Когда дети вырастают и вступают в брак, непонимание того, каких последствий следует ожидать за тот или иной проступок, может стать еще ощутимее. Каждый из супругов вырос в семье, где были свои неписаные правила и свои способы расплачиваться. Каждый из супругов ожидает, что отношения с членами его семьи будут построены по тем же неписаным правилам, которые ему уже известны, и понять и принять неписаные правила другой семьи оказывается нелегким делом.
Мифическая семейная бухгалтерия
Мало кому из нас доставляет удовольствие занятие бухгалтерией. Те, кому это нравится, способны часами изучать бухгалтерские книги какой-нибудь компании. Бухгалтерские книги компании — это ее история. Прослеживая сделанные в ней записи, мы можем понять, как создавалась компания, каковы отношения между ее владельцами, как налажены ее связи с клиентами и поставщиками. Законы бухгалтерии универсальны.
В семье тоже существует своя бухгалтерия. Однако, в отличие от компании, в каждой семье свои правила ее ведения. Более того, у каждого из членов семьи собственная система бухгалтерии, не похожая на те, какими пользуются остальные. Поэтому, когда речь идет о деньгах, каждый имеет свое представление о том, что справедливо, а что нет. Родители дают детям деньги в уплату за выполнение поручений или в качестве компенсации за свое чувство вины, или как вознаграждение за хорошую учебу. Но дети часто неправильно понимают, почему родители дают им деньги. Братья и сестры ведут строгий учет всего, что получают другие, и каждый требует справедливости в соответствии с собственной системой ведения бухгалтерии.
Еще одно различие между семьей и компанией состоит в том, что в бизнесе в конце каждого финансового года подбивается итог и составляется баланс. Часто назначается специальный день, когда на ежегодном собрании акционеров этот баланс официально обсуждается. Существует срок давности, по истечении которого баланс не может быть оспорен. Однако в семье не составляются годовые балансы, нет специального дня для их обсуждения, нет срока давности. Поэтому в семье проблемы, касающиеся денег, не имеют прошедшего и настоящего времени. В семье никогда не подводятся итоги и ничто не бывает окончательным. Денежные проблемы — всегда в настоящем, они обсуждаются снова и снова. Они передаются от поколения к поколению. Проблемы и претензии наследуются. К тому же в семье нет единой бухгалтерской книги — у каждого из членов семьи она своя, и обычно ее содержание противоречит содержанию бухгалтерских книг остальных членов семьи.
Например, Бет уже в течение многих лет не разговаривает со своей сестрой Джоан. Они поссорились десять лет назад, когда умер их отец, из-за принадлежащего семье скромного домика. Несколько лет спустя дом вырос в цене, и Бет захотела его продать. Она попросила свою младшую дочь Эми поговорить об этом с Джоан. Джоан сказала Эми, что даст согласие на продажу дома только при условии, что Бет вернет ей кольцо, которое Джоан отдала ей, когда умерла их мать, — двадцать лет назад, задолго до смерти отца. Эми никогда не слыхала об этом кольце. Джоан объяснила, что это обручальное кольцо их матери, и она согласилась отдать его Бет, потому что той очень хотелось его иметь. Но теперь Джоан сердита на Бет из-за разногласий, возникших по поводу принадлежащего семье дома, и хочет, чтобы та вернула кольцо.
Когда Эми передала Бет, что Джоан требует вернуть кольцо, Бет сказала, что кольца у нее давно нет: она подарила его двоюродной сестре на свадьбу. Джоан рассчитывала воспользоваться переговорами о продаже дома, чтобы возобновить переговоры с Бет по поводу кольца, а кольца у Бет уже не было. У Джоан и Бет были разные системы ведения бухгалтерии, для них не существовало срока давности, и они не подводили окончательный баланс.
В бизнесе бухгалтерские книги существуют на самом деле. В семье же они воображаемые. Они ведутся только в голове каждого из членов семьи. Редко бывает, чтобы денежные сделки в семье регистрировались. А так как человеческая память ненадежна, часто оказывается невозможным определить, какие из сделок действительно имели место много лет назад. Способы ведения бухгалтерии у каждого члена семьи свои, и каждый создает на этот счет собственный миф. Однако, чтобы понять роль денег в семье, мы должны отдавать себе отчет в том, что такой способ ведения бухгалтерии, вносящий путаницу, — реальность.
Тем не менее для устранения этой путаницы можно предпринять некоторые полезные шаги.
1. Все члены семьи должны знать правила, по которым распределяются деньги. Когда родители дают деньги детям, тем должно быть совершенно ясно, являются ли эти деньги наградой за послушание, уважение, любовь, хорошую учебу или причитаются им по праву.
2. Семья может назначить один день в году для обсуждения финансовых дел, чтобы каждый понимал, кто какие деньги получил и почему. В этот день, но ни в какой другой, можно высказывать свое мнение и предъявлять жалобы. В ходе такого обсуждения и родители, и дети должны одинаково представлять себе экономические приоритеты семьи, ее финансовое положение в данный момент и планы на будущее.
3. Не должно существовать никакой неясности относительно семейной иерархии — каждый обязан понимать, кто принимает решения о распределении денег.
4. Следует установить срок давности — по истечении определенного числа лет претензии считаются недействительными и решения пересмотру не подлежат.
Цель этих шагов состоит в том, чтобы ввести единую, понятную каждому систему ведения бухгалтерии; всем должно быть ясно: кто что кому дал и за что, чтобы через определенное время претензии становились недействительными, а недовольство и упреки не продолжались бы многие годы.
Право и вымогательство
Большинство из нас старается соблюдать справедливость и дает всем детям поровну. Мы считаем, что нужно любить всех своих детей, и проявляем эту любовь не только ласками, но и материально. Очевидно, что особенно важно давать всем детям поровну, когда они маленькие. Иначе мы снижаем уровень их самооценки, порождаем у них недовольство, зависть и злобу. Как ни странно, когда наши дети становятся взрослыми, большинство из нас по-прежнему считают, что следует любить их одинаково и давать всем поровну. Однако кто-то из наших детей лучше относится к нам, кто-то хуже, у всех разные потребности и разные проблемы. Как соблюсти справедливость — вот вечная дилемма, стоящая перед родителями. Давать ли им в соответствии с тем, что мы от них получаем? Или же давать каждому в соответствии с его нуждами и проблемами?
Когда дети считают, что мы проявляем несправедливость, они иногда прибегают к вымогательству. Андреа обратилась ко мне, потому что хотела помириться со своими родителями, с которыми не разговаривала уже несколько лет.
— У меня есть проблемы. Я думаю, что отец сексуально совращал меня, когда я была ребенком. Я ничего не помню, но подозреваю, что это действительно было, поэтому я сердита на родителей и не разговариваю с ними в течение нескольких лет. Сейчас я хотела бы помириться с ними. Я хочу, чтобы вы помогли мне вспомнить, было совращение или нет.
Мы поговорили о детстве Андреа и прошлись по всем ее воспоминаниям — я пыталась помочь ей что-нибудь припомнить, но часа через два, так и не добившись успеха, сказала:
— Послушайте, самый лучший способ выяснить, совращали вас или нет, это поговорить с вашими родителями, высказать им напрямик ваши опасения и посмотреть, что они ответят. Давайте позвоним вашим родителям и пригласим их на сеанс.
Она согласилась. Когда я позвонила родителям Андреа, те с радостью сказали, что приедут издалека, из другого штата, чтобы повидаться с дочерью. Они не понимали, почему она с ними не разговаривает. Андреа была их единственной дочерью, и они очень хотели вновь наладить с ней отношения.
Когда родители вошли, я посмотрела на них и усомнилась, чтобы отец Андреа мог заниматься совращением. Однако я по опыту знала, что нельзя доверять первому впечатлению, и постаралась не делать поспешных выводов: в жизни бывает всякое. Я предложила Андреа откровенно рассказать родителям, что ее беспокоит, но та не смогла сделать этого. Она сказала, что чувствует к ним застарелую неприязнь, ее детство было безрадостным, сейчас она несчастна и не может заставить себя затронуть тему совращения. Родители Андреа возразили, что у нее было счастливое детство и они сильно удивлены и озадачены.
— Андреа, — сказала я после получасового разговора, — выйдите в приемную, а я объясню вашим родителям наедине, что вас беспокоит. Это избавит вас от смущения, а потом я снова вас позову, и мы сможем все обсудить вместе.
Андреа вышла, и я объяснила родителям, что, хотя она и не может ничего припомнить, но считает, что была совращена отцом.
— Возможно, в прошлом вы как родители совершали серьезные ошибки, — сказала я, — но сейчас вам представился случай загладить некоторые из них. Для душевного здоровья Андреа очень важно знать правду. Вы видите, как она встревожена и обеспокоена. Она должна знать, что произошло с ней в детстве.
Родители были потрясены и пришли в полное недоумение. Оба заверили меня, что не было никакого совращения, никакого плохого обращения. Отца это обвинение глубоко оскорбило. Я решила позвать Андреа.
— Мы зашли в тупик, — сказала я. — Вы считаете, что вас совратили, а ваши родители говорят, что ничего подобного не было. Я думаю, что нам сейчас важно продвинуться дальше, чтобы вы смогли вновь наладить отношения с родителями. И я думаю, что независимо от того, было совращение или нет, ваш отец, вероятно, сделал вам что-то очень плохое, поэтому у вас и появилась мысль, будто он вас совратил в детстве. Может, это было не совращение, но, вероятно, нечто такое, что причинило вам большие страдания. Поэтому я считаю, что отец должен это вам возместить. Андреа, я прошу вас подумать, как ваш отец может искупить свою вину; пусть это будет что-нибудь символическое, потому что в действительности страдания, причиненные ребенку, ничем не могут быть компенсированы.
Андреа возмутилась. Рыдая, она кричала, что ее страдания ничем возместить нельзя, сама мысль об этом для нее оскорбительна, то, как поступил с ней отец, ужасно. Я настаивала на своем и ждала, когда она успокоится. Через некоторое время Андреа вытерла слезы.
— Я хочу 50 000 долларов, — сказала она к изумлению всех присутствующих.
Отец пришел в ярость.
— Это вымогательство, шантаж, — сказал он, побагровев. — Я ничего не дам.
Я начала торговаться от имени Андреа. И постепенно поняла, в чем состояла нанесенная ей обида. Когда ее брат закончил колледж, отец дал ему 50 000 долларов на то, чтобы открыть свой бизнес. А когда Андреа закончила колледж, он не дал ей ничего, потому что она девушка. Вот почему Андреа потребовала 50 000 долларов. Согласно той системе ведения бухгалтерии, которой придерживалась Андреа, она предпочитала думать, будто родители находились в долгу перед ней из-за совращения, а не из-за того, что поставили в привилегированное положение ее брата.
Я спросила Андреа, что она собирается делать с этими деньгами.
— Хочу поступить в аспирантуру и защитить диссертацию по психологии, — ответила девушка.
Отец наотрез отказался дать дочери деньги, но я уговорила его пойти на компромисс. Он обещал, что будет оплачивать ее учебу и все расходы до тех пор, пока она не защитит диссертацию. Для Андреа это было очень выгодной сделкой, потому что таким путем она, очевидно, должна была получить намного больше, чем 50 000 долларов.
Родители и дочь вышли из моего кабинета рука об руку, весело обсуждая, куда они вместе пойдут обедать. Это был самый необычный способ добиться оплаты учебы в аспирантуре, какой я видела в своей жизни.
Как делать подарки своим детям
Вы можете делать подарки своим детям таким образом, что это будет помогать им расти, но можете делать подарки и так, что они принесут больше вреда, чем пользы. Вот несколько советов, которые нужно иметь в виду, когда дарите что-то своим детям.
Подумайте о том, какие потребности вы создаете
Родители неизбежно помогают созданию у своих детей потребностей. Каждый раз, когда родитель делает ребенку подарок, он тем самым создает потребность. Например, если этот подарок — кукла Барби и родитель не жалеет времени, играя с ребенком и куклой, у ребенка может появиться потребность играть с такими куклами и в будущем. Кроме того, существует опасность бесконечного роста потребностей. Одна Барби порождает желание иметь несколько Барби, мебель для Барби, одежду для Барби, плавательный бассейн для Барби и так далее.
Существует преемственность между игрушками ребенка и игрушками взрослого. Например, подаренный велосипед может со временем, когда ребенок подрастет, породить желание иметь более скоростную и более дорогую модель. Когда родитель делает подарок, это может иметь далеко идущие последствия. Поэтому следует хорошенько подумать, к чему это приведет. Особенно важно задуматься о том, не является ли подарок проявлением подавленных желаний самого родителя. Например, отец дарит своему взрослому сыну дорожный велосипед, потому что в детстве ему самому очень хотелось ездить на таком велосипеде, но у сына такого желания может и не быть. Тем не менее после того, как сын получит в подарок велосипед, у него может возникнуть целый ряд новых потребностей.
Не дарите, чтобы отобрать
Обладая властью над собственными детьми, родители всегда имеют возможность делать им такие подарки, которые впоследствии смогут отобрать. Например, если ребенок недостаточно хорошо учится в школе или не выполняет каких-то поручений, его могут наказать лишением подарков, полученных в день рождения. Если подросток поздно приходит домой, на следующий день ему могут запретить воспользоваться семейным автомобилем. Подарки и привилегии часто идут в ход, когда с ребенком торгуются по поводу его обязательств. Однако если отец постоянно что-то дарит и потом отбирает, ребенок начинает испытывать обиду, он будет подавлен, вплоть до того, что желание отомстить за нанесенную обиду может стать для него самым главным в жизни.
Не наказывайте, делая подарок
Вручение подарка может сопровождаться добрым словом или же угрозами и оскорблениями. Когда подарок ассоциируется с агрессией и унижением, возникает конфликт, отрицательно сказывающийся на честолюбии молодого человека. Например, взять сына с собой на футбольный матч — это и привилегия, и подарок. Но если воспользоваться этим, чтобы унизить его на людях, такое наказание окажется вдвойне ощутимым, потому что унижение произойдет в ситуации, когда человек должен быть счастлив. Старайтесь, награждая, только награждать, а наказывая — только наказывать.
Не пользуйтесь деньгами, чтобы преподать урок
Любопытный факт: 81 процент населения считает, что не умеет правильно распоряжаться своими деньгами, однако почти 100 процентов родителей утверждают, что они дают детям деньги таким образом, чтобы те могли извлечь полезный урок на будущее. Я сейчас не говорю о простейших случаях — например, когда деньги служат вознаграждением за хорошо сделанную работу или за выполненное поручение. Так используют деньги почти все. Я говорю о косвенных, хитроумных намеках, которые неоднозначны и потому способны только сбить с толку.
Например, отец предлагает купить своему недавно женившемуся сыну автомобиль. Он говорит, что готов потратить на это 1000 долларов. Сын находит автомобиль в прекрасном состоянии, который продается со скидкой — за 1200 долларов вместо 1400. С большим трудом ему удается уговорить продавца сбавить цену до 1100 долларов, но это, по словам продавца, уже абсолютно окончательная цена. Сын радостно сообщает отцу, что нашел замечательный автомобиль за 1100 долларов. Однако отец стоит на своем: «Пусть это послужит тебе уроком. Я обещал дать 1000 долларов и сдержу слово, не дам ни доллара больше». Сын собрал все свои сбережения, пошел к продавцу и отдал ему недостающие 100 долларов, попросив держать это в тайне, чтобы отец был удовлетворен.
Оформляя покупку, отец сказал: «Вот видишь, у тебя теперь есть автомобиль, и ты получил хороший урок!». В чем же состоял этот урок? Сын научился лгать, хитрить и давать взятки. Таких уроков лучше избегать.
Старайтесь не вызывать обиду
Во всех описанных выше случаях — когда создаются искусственные потребности, когда дарят, чтобы отобрать, когда наказывают, делая подарок, и когда используют деньги, чтобы преподать урок, — у детей возникает обида, которую очень трудно преодолеть. Иногда родители намеренно вызывают недовольство у своего ребенка, потому что обиженный всегда попадает в зависимость от обидчика. Иными словами, обиженный ребенок — это зависимый ребенок. Когда родителям не хочется, чтобы их дети становились взрослыми, они вызывают обиды, которые мешают детям повзрослеть и начать жить своей собственной жизнью.
Осознав это обстоятельство, родителю следует следить за собой, он не должен создавать зависимости, которая сделает всех несчастными. Если обида связана с подарками, дети начинают требовать новых подарков, надеясь вызвать у родителя такую же обиду, какую испытывают сами. Но чем больше подарков получает ребенок, тем более зависимым он становится и тем сильнее его обида.
Не позволяйте детям превращать бедность в источник власти над вами
Некоторые родители сами ставят себя в такое положение, когда дети решают преподать им урок, касающийся денег. А некоторые дети стремятся заставить своих родителей платить им всю жизнь. Один из способов достижения этой цели — бедность. В подобном случае родители будут постоянно беспокоиться за своего ребенка и чувствовать, что поступают неправильно, поддерживая его, или же что они виноваты перед ним, отказывая в поддержке. Бедность превращается в источник власти человека над теми, кто за него беспокоится. Если у меня ничего нет, я не только не могу ничего дать, но и всегда должен получать.
Будьте справедливы
Распределяйте деньги между детьми по справедливости. Если одним вы даете больше, чем другим, должно быть ясно, почему. Дети обязаны понимать, что от них требуется, чтобы получать от вас деньги. Не позволяйте вас шантажировать, но если вы допустили ошибку и проявили неоправданное предпочтение по отношению к кому-то из детей, возместите «убытки» остальным. При этом им должно быть понятно, за что они получают возмещение. Если вы никогда не говорите о деньгах открыто, то, даже если вы поступаете справедливо, ваши дети не будут об этом знать. Дети должны быть знакомы с вашими представлениями о том, что такое справедливость в делах, касающихся денег. Иначе они никогда не поймут, что вы поступаете по справедливости.
Подрастая, наши дети требуют от нас так много внимания, что иногда мы не замечаем, как меняются наши отношения с мужем или женой. В следующей главе мы поговорим о том, как сказывается на отношениях в семье время.
5. ДЕНЬГИ И СРЕДНИЙ ВОЗРАСТ
Как только муж и жена зачали ребенка, супружеская пара превращается в триаду, в общественный институт, в семью. Отношения между супругами теперь должны измениться. Характерное для молодоженов соперничество, подобное тому, что происходит между братьями и сестрами, должно уступить место сотрудничеству. Однако наладить такое сотрудничество не всегда легко. Партнеры часто втайне друг от друга предпринимают различные действия, связанные с деньгами, что приводит к серьезным последствиям, которые можно лучше понять и исправить, если осознать их скрытый смысл.
Когда пара становится триадой, встает вопрос о том, как планировать будущие доходы и расходы. С появлением детей пара превращается в общественный институт со всеми административными проблемами, свойственными бюрократической машине. Как только пара становится семьей, у нее появляются проблемы, характерные для любой корпорации. Возникает пирамидальная структура, на вершине которой находятся руководители, а внизу — подчиненные. В этой главе мы рассмотрим различные типы поведения супругов-партнеров, поговорим о том, какие действия, связанные с деньгами, следует предпринимать и какие последствия эти действия влекут за собой для каждого и для семьи в целом.
Способ ведения всякого дела зависит от личных особенностей партнеров. Скупость, соперничество, обида, враждебность и предательство — вот обычные проблемы, возникающие между партнерами. От личных вкусов партнеров зависят и отношения, которые складываются у фирмы с другими фирмами и с обществом в целом. Некоторые фирмы хотят быть в точности такими же, как их конкуренты, другие — полной их противоположностью. Некоторые фирмы стремятся во всем держать первенство, другие удовлетворяются вторым местом. Прочитав эту главу, вы поймете, что с точки зрения организации, семья ведет себя во многом так же, как и любое частное предприятие.
Речь пойдет о супругах среднего возраста — приблизительно от рождения первого ребенка до пятнадцатой или двадцатой годовщины свадьбы. Каждая такая пара должна решать, кто сколько будет зарабатывать и как следует тратить деньги. Эти решения зависят от того, какой тайный смысл имеют для каждого из супругов деньги и материальные блага. В этот период вопрос о том, кому сколько следует давать и кто сколько имеет право получать, становится решающим, а конфликты, связанные с противоречивыми обязательствами, особенно интенсивны. Мы поговорим о том, какую роль в этом процессе играют дети, о разном отношении к деньгам, о таких кризисах, как супружеские измены, нехватка денег и возможность разорения, неудовлетворение работой, проблемы успеха.
Дети и финансы
С рождением первого ребенка взаимоотношения между супругами становятся все менее и менее симметричными и все более и более взаимодополняющими.
Взаимоотношения молодых супругов, как правило, симметричны: мужчина и женщина равны, оба работают или учатся, у обоих сходные потребности и одинаковое право голоса при принятии решений. Во время первой беременности жены эти взаимоотношения становятся все более взаимодополняемыми. Она беременна, а он нет — это большое, очень заметное различие. Она нуждается в особой заботе, ее организм в опасности, ее потребности изменяются, и она в большей степени зависит от него.
Переход к среднему возрасту — трудное время для супругов. У мужа и жены теперь разные потребности, и они по-разному нуждаются друг в друге. Если раньше каждый ожидал от другого удовлетворения собственной потребности в самолюбовании и восполнения тех качеств характера, которых ему недостает, то теперь они нужны друг другу в весьма практическом смысле. Они должны обеспечить ребенка и вместе вырастить его. В их взаимоотношениях впервые проявляются или приобретают особую интенсивность конфликты, возникающие из-за противоречивых обязательств, проявляется ревность. Не предпочитает ли жена ребенка мужу? Не ревнует ли она мужа к ребенку? Не испытывает ли муж ревности из-за того, что жена любит ребенка больше, чем его?
Приходится принимать новые решения. Кто должен сидеть дома с ребенком — жена или муж? Должна ли она снова начать работать? Если должна, то когда? Что произойдет, если семья лишится ее заработка? Приносит ли она жертву, оставаясь дома, или это нужно рассматривать как привилегию? Все это трудные вопросы, и именно в этот период у многих супружеских пар устанавливаются определенные стереотипы взаимоотношений, связанные с денежными делами.
Например, некая молодая женщина по имени Нэнси обратилась за консультацией по поводу семейной проблемы. При этом она сказала, что ее муж Гэри отказался прийти ко мне, и ей пришлось явиться одной. Нэнси была очень миловидна, хотя настолько худа, что представляла любопытный контраст с толстым младенцем, сидевшим у нее на руках. Она рассказала, что оказалась в ужасном положении — ее брак несчастлив, между ней и мужем не существует ни любви, ни общения, и выхода она не видит.
Нэнси была адвокатом и познакомилась с Гэри, когда оба учились в юридическом институте. Получив дипломы, они решили пожениться и устроились на работу в одном и том же городе. Их план состоял в том, что Нэнси станет работать, пока не забеременеет, а потом будет сидеть дома до тех пор, пока самый младший ребенок не пойдет в школу. Гэри же намеревался продолжать работать и содержать семью. Нэнси работала до рождения ребенка, а после того, как это произошло, осталась дома.
Как только родился ребенок, Гэри начал жаловаться, что ему приходится работать, в то время как жена сидит дома и может постоянно общаться с ребенком. Он стал требователен, ревновал ребенка к матери и старался проводить с ним как можно больше времени, а на жену внимания не обращал.
Когда Нэнси забеременела во второй раз, его обида усилилась. Он много и напряженно работал, пребывая в обстановке жестокой конкуренции, и то, чем он занимался, ему совсем не нравилось. Нэнси решила снова пойти работать, чтобы муж мог оставаться дома с детьми. Он отказался, возразив, что уже далеко продвинулся в своей карьере, обогнав ее на несколько лет, и она не сможет зарабатывать столько, сколько он. До сих пор Гэри отдавал жене все, что получал, но теперь, зарабатывая больше денег, он стал утаивать их от нее. Гэри жаловался, что Нэнси много тратит, а сам отдавал ей так мало, что женщине приходилось питаться одним рисом и бобами, чтобы прокормить детей. Гэри не разговаривал с женой, не занимался с ней сексом и грозился, что, если она уйдет от него, он добьется, чтобы обоих детей оставили ему, потому что он более квалифицированный адвокат, чем она.
Я с трудом уговорила Нэнси разрешить мне побеседовать с ее родителями. Я попросила их приехать в город, чтобы встретиться со мной и обсудить тяжелую ситуацию, создавшуюся в семье их дочери, о чем им было известно. Я сказала, что муж обижает Нэнси, пользуясь своим более выгодным профессиональным и финансовым положением.
— Я не думаю, что Нэнси стоило отказываться от своей юридической карьеры, — сказала я. — Подозреваю, что она утратила уважение со стороны мужа, и теперь, когда она полностью зависит от него, он пользуется ее уязвимостью. Я хочу, чтобы вы помогли ей вернуться к работе и добиться финансовой независимости, и тогда, как я полагаю, муж снова будет обращаться с ней как с равной.
— Как мы можем это сделать? — спросил отец.
— Мы не хотели бы вмешиваться в ее семейные дела, — добавила мать.
— Все, что от вас требуется, — сказала я, — это небольшая финансовая помощь Нэнси. Дайте ей в долг достаточно денег, чтобы она могла нанять очень хорошую няню, которая ухаживала бы за детьми, когда Нэнси снова пойдет на работу. Она должна найти себе юридическую фирму, где, даже не получая на первых порах больших денег, смогла бы учиться и набираться опыта.
— Согласен, — сказал отец. — Ей нужно снова начать работать.
— Как только Нэнси вернется к работе, — продолжала я, — у ее мужа, как я полагаю, снова пробудится интерес к ней. Если нет, то этот брак, вероятно, продлится недолго, но тогда Нэнси будет готова содержать себя самостоятельно.
Нэнси нашла няню и снова начала работать. Гэри устроил несколько скандалов из-за того, что жена уделяет детям слишком мало внимания. Однако вскоре он обнаружил, что снова проникся к жене уважением. У него появился к ней и сексуальный интерес, и они вновь стали супружеской парой.
Виноватые отцы
Некоторые мужья испытывают чувство вины из-за того, что имеют возможность продолжать свою профессиональную деятельность, не чувствуя себя обремененными заботой о ребенке. Им может казаться, что они приносят домой слишком мало денег, чтобы компенсировать жертву, которую приносит жена, вынужденная сидеть дома. В таких семьях жена стремится принимать все решения относительно того, как тратить деньги, а мужу только остается изо всех сил их зарабатывать.
Иногда чувство вины у отца распространяется и на детей. Впоследствии, когда они станут взрослыми, отец может оказаться объектом вымогательства с их стороны: они поймут, что легко могут эксплуатировать его, пользуясь тем, что отец считает себя виноватым за якобы недостаточное внимание, проявленное к ним в детстве.
Джерри, хорошо известный руководитель одного государственного учреждения, вошел ко мне в кабинет со слезами на глазах.
— Все это моя вина, — сказал он. — Мне повезло в жизни: я сделал блестящую карьеру, которая поглотила меня целиком. Поэтому я много лет пренебрегал детьми. Я знаю, что на мне лежит ответственность за все их проблемы.
На самом деле его дети вполне преуспели в различных областях деятельности. Трое из пятерых уже имели ученые степени, а остальные двое готовились их получить. Однако почти все они постоянно обращались к отцу за финансовой помощью.
Поговорив с ними и с их матерью о том, какое участие отец в действительности принимал в жизни семьи за эти годы, я пришла к выводу, что он пренебрегал ими не больше, чем большинство отцов, которым приходится содержать пятерых детей. Однако детям, возможно, казалось, что, даже когда отец находился рядом с ними, его голова была занята очень важными международными проблемами, с которыми он имел дело на работе.
Одна из дочерей Джерри теперь находилась «в депрессии». В какой-то момент терапии эта девушка посоветовала своей сестре привлечь внимание отца, притворившись психически больной. Обеим не нравилось, что Джерри часто уезжает по делам и не может присутствовать на многих сеансах терапии, даже несмотря на то, что он предоставлял им всю финансовую помощь, какую они требовали.
Хотя жена Джерри, с которой он состоял в браке тридцать лет, уверяла, что он был хорошим отцом, мне потребовалось приложить колоссальные усилия, чтобы убедить Джерри, что дети просто используют его в своих целях и что у него нет причин считать себя в чем-то виноватым. Однако, убедившись в этом, он очень ясно дал понять, что больше не будет терпеть подобного вымогательства. Дети сразу же начали вести себя как зрелые люди, им пришлось меньше требовать от отца, и они смогли лучше устраивать свои собственные дела, а его дочь объявила, что «депрессия» у нее прошла.
Обиженные жены
Некоторые жены чувствуют себя обиженными — им кажется, что их заставляют сидеть дома с детьми, в то время как они предпочли бы работать и делать карьеру. Им кажется, что муж пользуется их положением, они завидуют ему из-за того, что он может вести собственную жизнь вне дома и в то же время наслаждается любовью ребенка. Они считают, что имеют право больше получать от жизни, и стремятся заставить мужа расплачиваться за это, буквально требуя предоставить им право распоряжаться деньгами и диктовать, сколько тот должен зарабатывать.
Например, один давний служащий моего отца однажды попросил у меня совета, как разрешить сложную семейную проблему. Оказалось, что жена берет с него плату, когда он хочет вступить с ней в сексуальные отношения. Том объяснил, что не только отдает ей всю свою зарплату, но вынужден искать левую работу, чтобы расплачиваться с ней всякий раз, когда они занимаются сексом. По его словам, жена считала, что заслуживает такой компенсации за то, что вынуждена весь день сидеть дома, и поэтому назначила цену за любое общение с мужем, включая секс.
Я сказала, что ему придется коренным образом изменить свои взаимоотношения с ней. Каждый вечер он обязан разговаривать с ней по крайней мере полчаса. Вместо того, чтобы платить ей за секс, он должен, отдав ей деньги, просто ласкать ее, обнимать и целовать, но не заниматься с ней сексом.
— Она спросит вас, почему вы так странно себя ведете, — сказала я. — А вы ответите, что любовь важнее секса. Если вы будете поступать таким образом хотя бы в течение нескольких недель, я гарантирую, что она перестанет брать с вас деньги за секс.
Когда Том начал проявлять свою любовь к жене, она стала отвечать ему тем же и перестала брать с него плату за секс.
Виноватые матери
Другие жены считают то обстоятельство, что они могут сидеть дома, большой привилегией и чувствуют себя виноватыми из-за того, что мужу приходится работать. Они склонны предаваться самоуничижению и сосредоточиваются на детях в ущерб своим взаимоотношениям с мужем. Они стараются не давать ему заниматься детьми, не интересуются работой мужа, не распоряжаются деньгами, но при этом жалуются, что ничего не знают о состоянии семейных финансов. Часто им кажется, что их муж — тиран.
Алекс, например, жаловался, что никогда не получает удовольствия от секса с женой, потому что та постоянно прислушивается к телефону, проведенному в детскую, беспокоясь о том, ровно ли дышат двое ее маленьких детей. Во время полового акта ей вдруг начинает казаться, что их дыхания не слышно, и она бросается проверять, все ли с ними в порядке.
— Ты не любишь детей так, как люблю их я, — объясняла Дора Алексу. Однако всякий раз, когда Алекс пытался поиграть с детьми, она жаловалась, что отец с ними слишком груб.
Когда Алекс пробовал заговорить с Дорой о деньгах или о сложных отношениях со своим отцом, возникших в результате ведения их общего семейного бизнеса, та отвечала:
— Это для меня слишком сложно — решай сам.
Дора была прекрасной хозяйкой и всегда ухаживала за Алексом. Однако в разговорах со своими знакомыми она говорила, что он тиран, не допускает ее до участия в решении финансовых вопросов, уделяет слишком мало внимания детям и требует, чтобы его постоянно обслуживали.
С помощью терапевта Дора осознала, что поставила себя в подчиненное положение благодаря чувству вины за то, что Алекс много работает и находится в сложных отношениях с родителями. Дора начала понимать, что это подчиненное положение она создала для себя сама, чтобы компенсировать свое чувство вины. Осознав это обстоятельство, она начала помогать Алексу в работе и стала принимать участие в решении его проблем с родителями.
Отношение супругов к деньгам
Каждая супружеская пара должна принимать решения, касающиеся своего стиля жизни. Такие решения прямо связаны с деньгами и с тем, сколько супруги будут тратить. А от размеров их расходов, в свою очередь, будет зависеть, сколько им придется работать. Стиль жизни и решения, касающиеся денег, будут определять, какие взаимоотношения установятся между супругами.
Лишь немногие супружеские пары действительно садятся за стол, чтобы обсудить свой стиль жизни и принять разумные решения. Большинство людей всего лишь плывет по течению, не слишком задумываясь о том, каким образом следует принимать решения. Мы склонны подражать стилю жизни наших друзей и родителей, даже если не всегда его одобряем.
Кроме выбора стиля жизни и размеров расходов, супружеским парам приходится сталкиваться с проблемами соперничества, верности, отчуждения или близости, родительских денег и с кризисами, которые неизбежно возникают в браке.
Супруги-соперники
Некоторым супружеским парам так и не удается перейти от отношений соперничества, характерных для первых лет брака, к взаимодополняемости, подобающей родителям собственных детей. Они ведут себя скорее как брат и сестра, чем как муж и жена; продолжают бороться друг с другом на равных, пытаясь разделить всю ответственность и во всем соревнуясь друг с другом. Часто каждый из них отказывается делиться с другим своими заработками и держит деньги на своем банковском счете. Они считают, что каждый имеет право на собственные деньги и, по-видимому, не могут осознать, что брак — это сотрудничество.
Например, Дуг и Диана были очень разными людьми, главным образом потому, что Дуг был на пятнадцать лет старше Дианы. Однако у них имелось много общего, потому что оба являлись терапевтами и писателями. Кроме того, разницу в возрасте компенсировало то, что Дуг в своей семье был младшим из четверых детей, а Диана в своей — старшей. Дуг знал, как вести себя со старшей сестрой, а Диана — с младшим братом.
Они сохранили свои привычки в браке и соперничали между собой, как брат и сестра. У каждого был свой банковский счет; даже через десять лет совместной жизни они не хотели держать деньги вместе. Руководя психотерапевтическим институтом, они, однако, не желали обсуждать между собой собственные терапевтические идеи из боязни, что другой украдет их или опубликует первым. Всякий раз, когда кто-то из них готовил к публикации книгу, другой тщательно просматривал рукопись в поисках похищенных у него идей. Их скупость и подозрительность распространялись не только на деньги, но и на свои идеи, вследствии чего им было трудно обсуждать общие интересы.
Дуг и Диана смогли прожить так целых десять лет, потому что оба достигли успеха в жизни и были богаты. Но экономическая депрессия 1990-х годов нанесла им тяжелый удар. Чтобы сохранить свой институт, им пришлось забрать деньги с раздельных банковских счетов и сложить их вместе. Их одолевали кредиторы, а один из служащих, которому они больше всего доверяли, ушел от них и открыл конкурирующее дело. Дугу и Диане пришлось столкнуться с убытками и предательством. Они вместе боролись за выживание и в конце концов стали настоящими супругами, которые не соперничают, а делятся всем друг с другом.
Эмоционально отчужденные супруги
Когда супруги решают взять на себя взаимодополняющие обязанности — например, жена ухаживает за детьми, а муж работает, — они со временем привыкают к своим ролям и могут дойти в них до крайности. Жена нередко отказывается говорить о чем бы то ни было, кроме дома и детей, а муж — целиком уходит в свою работу. С течением времени супруги обнаруживают, что у них становится все меньше общего. Возможно, они меньше спорят о деньгах, но между ними появляется отчуждение. Если организация семьи изменяется — скажем, когда подрастают дети и жена снова начинает работать, — они могут снова начать ссориться из-за денег так же, как в те времена, когда были молодоженами и не имели детей.
Соперничество ведет к ссорам, но полная взаимодополняемость ведет к скуке и отчужденности. Чтобы супруги имели между собой нечто общее, в семье должен происходить какой-то минимум борьбы вокруг тех или иных проблем.
В наше время, когда каждый из супругов имеет свои деньги, работу, друзей и родителей, взаимная отчужденность может быть особенно сильна.
Эдда была танцовщицей, она работала до поздней ночи и ужинала со своими друзьями на рассвете. Клод вставал в пять утра, чтобы следить за курсом ценных бумаг на бирже, и все утро работал за компьютером. По вечерам он ложился спать как раз тогда, когда она уходила в свой театр. Они виделись по несколько минут только в шесть часов вечера, когда жена одевалась, чтобы идти на работу, и в пять утра, когда она возвращалась домой. Из-за таких разных режимов каждый из них жил в своей комнате, они не имели детей, у них были раздельные счета в банке и свой круг знакомых. Такие стабильные ненормальные взаимоотношения давно вошли у них в привычку.
Однажды Клод решил, что нуждается в отпуске, купил себе яхту на Карибском море и пригласил Эдду провести вместе с ним месяц. На море, впервые оказавшись вместе, они обнаружили, что нужно о чем-то разговаривать. Эдда не переставая говорила о деньгах: на что она имеет право, какая часть их имущества должна быть записана на ее имя, что она получит, если муж умрет, как гарантировать их благополучие. Проведя на яхте две недели, они расстались навсегда.
Иногда именно различия в стиле жизни позволяют сохранять брак. В таких случаях нередко создается иллюзия, будто причина отчуждения между супругами — не несовместимость их характеров, а просто разный распорядок дня и разные социальные контексты. Но стоит им оказаться в положении вынужденной близости, как они начинают понимать, что их взгляды и вкусы совершенно различны, и очень скоро расходятся. Денежные проблемы не вызывали разногласий у Эдды и Клода, пока они не разговаривали между собой. Но как только супруги заговорили о деньгах, то поняли, что по-разному смотрят на вещи.
Особенно тяжелые конфликты возникают, когда работающая жена, оплатив учебу мужа, рассчитывает, что впоследствии он расплатится с ней — либо деньгами, либо тем же самым способом. Но случается, что он отказывается это сделать или даже пользуется таким случаем, чтобы уйти от нее, считая, что ничего ей не должен.
Марша была медсестрой и помогла мужу закончить медицинское училище, зарабатывая сверхурочной работой в больнице. Хуан вырос в бедной пуэрториканской семье. Он был католиком, поэтому у них один за другим родились пятеро детей. Когда Хуан закончил медицинское училище, он захотел продолжать учебу и стать хирургом. Марша по-прежнему работала, чтобы он мог закончить учебу. Как только Хуан выучился на хирурга и начал зарабатывать деньги, он влюбился в подругу Марши, тоже медсестру, но на десять лет моложе ее. Они с Маршей развелись, и она так и не получила обратно денег, которые вложила в его образование, и теперь бывший муж платит ей лишь минимальные алименты.
Противоречивые обязательства
У супругов среднего возраста часто возникает конфликт из-за обязательств, вступающих в противоречие между собой. С такими конфликтами всегда переплетаются проблемы денег. По мере того как наши дети растут, наши родители стареют и начинают все больше в нас нуждаться. И как раз в это время мы в наибольшей степени бываем заняты собственной профессиональной карьерой. Вследствие этого обстоятельства возникает множество дилемм. Должны ли обязательства перед родителями стоять на первом месте? Или главным приоритетом должна служить наша работа, наша карьера? Сделать такой выбор нелегко, потому что работа и карьера — это наше будущее, наше благосостояние, источник денег на содержание семьи. Но как же дети — разве не их мы любим больше всего на свете? В действительности именно им мы хотели бы помогать в первую очередь. Как соблюдать их интересы и в то же время сохранять собственную семью, быть по-прежнему мужем и женой и при этом не оставлять в беде своих родителей — вот дилемма, которая встает перед большинством из нас.
Моя пациентка Бренда влюбилась и вышла замуж вторично. Ее муж Стив был единственным сыном вдовы. Через несколько лет после их женитьбы мать Стива серьезно заболела. Стив начал помогать ей деньгами и ухаживать за ней. Бренда жаловалась, что он проводит со своей матерью слишком много времени и дает ей слишком много денег.
— Тебе придется выбрать между женой и матерью, — сказала Бренда Стиву.
— Если ты ставишь меня перед таким выбором, я выбираю мать, — отвечал Стив. — Она старая, больная и одинокая. Я не могу ее бросить.
Бренда ушла от него с двумя своими детьми от первого брака. Она обнаружила, что без помощи Стива ей нелегко сводить концы с концами и приходится много работать. Она не могла содержать детей и отправила сына жить к своей матери. Испытывая чувство одиночества и депрессию, она в конце концов покончила с собой.
Предлагать мужчине выбирать между женой и матерью, как правило, не следует. Есть другие способы разрешить конфликт между противоречивыми обязательствами, не прибегая к такому трудному выбору.
Еще один типичный пример противоречивых обязательств — конфликт между интересами детей и семейного бизнеса. В этом случае родители обычно стремятся к тому, чтобы дети работали в принадлежащей им фирме. И когда дети оказываются неспособными, родителей начинает раздирать конфликт между благом детей и благом фирмы.
Вайнштейны обратились ко мне, потому что очень беспокоились из-за своей младшей дочери Джулии. Ей было тридцать пять лет. Закончив институт менеджеров, она некоторое время успешно работала в одной крупной компании, но была уволена за обман. Страдая депрессией, она не выходила из своей квартиры, где непрерывно слушала пленки Джона Брэдшо. Она все больше замыкалась в себе, и родители, наблюдая за ее поведением, стали опасаться, что дочь вовлечена в какую-то секту.
— У всех наших детей что-нибудь не в порядке, — пожаловалась ее мать. — Джулия — младшая из шестерых, трех мальчиков и трех девочек, им всем за сорок. Никто из них не женился и не вышел замуж, и только Джулия живет не дома.
Я подумала, что это необычно, и спросила, как дела у остальных детей. Отец, удивительно похожий на моего деда-иммигранта, объяснил:
— Должен вам сказать, доктор, что мне пришлось в жизни принять одно важное решение. Мне принадлежит большая, весьма процветающая фирма, которую я создавал всю свою жизнь. Все дети, кроме Джулии, работали в этой фирме, и по их вине она была близка к разорению. Мне было тошно смотреть, до чего они никчемные. В одно прекрасное утро я встал, отправился на завод и всех их уволил. Думаю, что такое решение было правильным. Мне нужно было выбирать между детьми и фирмой, и я выбрал фирму, потому что она дает нам средства к существованию.
— А как реагировали на это дети? — спросила я.
— Не очень хорошо, — ответил отец. — Одни со мной не разговаривают, другие очень холодны. Ни у кого из них дела не наладились, все перебиваются кое-как.
По странному совпадению Джулию выгнали с работы приблизительно тогда же, когда были уволены ее братья и сестры. Кроме того, как раз в то время, когда отец Джулии беспокоился из-за детей, ее стали волновать детские воспоминания и переживания. Отца раздирал конфликт между интересами детей и интересами фирмы, а дочь — конфликт между ее взрослым и детским «я». Когда отец отказался снова принять в свою фирму братьев и сестер Джулии, она отказалась интегрировать свое детское «я» в свою взрослую жизнь, стала замкнутой и поддалась промыванию мозгов.
Я убедила отца, что он должен помочь всем своим взрослым детям преуспеть в жизни. Он переговорил с каждым из них, дал им денег в долг, снабдил советами и пристроил каждого к какому-нибудь делу. Когда Джулия увидела, что дела у ее братьев и сестер пошли лучше, она вернулась ко взрослой жизни, снова начала работать и общаться с друзьями.
Родительские деньги
Особенно сложные проблемы возникают у супругов, если у одного из них есть деньги, полученные в наследство от родителей. Возникает вопрос: кому они принадлежат? Следует ли просто передать их следующему поколению, ничего не потратив? Должны ли они обеспечивать благосостояние многих будущих поколений? И, что еще сложнее, встает другой вопрос: за что меня любят — ради меня самого или ради моих денег?
Когда денег, полученных в наследство, достаточно для того, чтобы супругам можно было не работать, жизнь становится для них бессмысленной. Одного из супругов, а иногда и обоих, начинает терзать мысль: смогли бы они преуспеть в жизни, если бы им пришлось работать? Такие сомнения способны испортить человеку характер и отрицательно сказываются на супружеской жизни.
Самая неприятная проблема, создаваемая родительскими деньгами, состоит в том, что они дают супругам возможность жить не по средствам.
Чарли и Джейн обратились ко мне за консультацией по поводу ужасных ссор между собой. Чарли уже был однажды женат и вел во время своего первого брака экстравагантный образ жизни, не делая никаких сбережений, рассчитывая унаследовать состояние своего отца. Когда супруги развелись, его жена ничего не получила, потому что за время их брака они ничего не накопили и не приобрели никакого имущества. После того, как Чарли женился второй раз, на Джейн, его отец умер. Теперь он считал, что должен поделиться наследством со своей первой женой, потому что они прожили вместе пятнадцать лет, зная, что им не нужно ни работать, ни делать сбережения в надежде на наследство. Джейн возражала, что и служило причиной их бесконечных ссор.
Чарли имел четкую договоренность с первой женой, и эту договоренность он намеревался выполнить, даже несмотря на их развод. Однако у большинства супружеских пар, наоборот, существует молчаливое взаимопонимание относительно того, что после развода они не будут ничем друг другу обязаны. Я поздравила Джейн с тем, что она выбрала себе мужа с таким прочным чувством долга, и уговорила ее разрешить Чарли поделиться частью наследства с первой женой. Я предложила, чтобы Чарли разделил часть наследства поровну между первой женой и Джейн. Таким образом он смог бы успокоить свою совесть и удовлетворить Джейн.
Когда один из супругов располагает деньгами, унаследованными от родителей, стиль жизни обоих, как правило, определяется финансовым положением более богатого из них. Они считают, что оба имеют право пользоваться унаследованными деньгами. Однако право пользования деньгами — не то же самое, что право собственности на них. В случае развода менее состоятельного из супругов ждет неприятный сюрприз: он обнаруживает, что не может претендовать на деньги, унаследованные другим.
Безудержные траты
Случается, что, достигнув черты среднего возраста, один из супругов внезапно приобретает склонность к безудержным тратам. Например, жена начинает по кредитной карточке на огромные суммы покупать для дома и детей одежду или другие вещи, а муж приобретает для себя спортивный автомобиль, яхту, дорогую стереосистему и так далее. Каждый из супругов чувствует себя виноватым, но не может удержаться от расходов. Обычно это говорит о недостатке согласованности в жизни семьи и об отсутствии совместного планирования приоритетов. Иногда подобное расточительство свидетельствует о низкой самооценке у того, кто тратит деньги. В других случаях оно становится разновидностью мести за недостаточную любовь или уважение.
Безудержные траты — один из самых вредных факторов, угрожающих стабильности брака. Хорошо известно, что разногласия по поводу денег — главная причина разводов. И чаще всего эти разногласия бывают связаны с безудержными тратами одного из супругов.
Айлин и Джефри были женаты три года, когда обратились ко мне за консультацией по поводу того, что Джефри намеревался развестись с Айлин. Он сказал, что ее безудержные траты разоряют его и портят их взаимоотношения. Я выслушала его рассказ о том, как Айлин полностью исчерпывает кредит по своей кредитной карточке и тут же обзаводится новой, которую тоже очень быстро использует до конца. Оба супруга имели хорошую работу и общие деньги, но их отношение к расходам было совершенно различными. Джефри считал, что нужно делать сбережения, и никогда не пользовался кредитными карточками. Айлин не возражала, но удержаться от покупок не могла. По ее мнению, все, что она покупала, было необходимым или важным. Одежда, кухонная посуда, мебель, подарки родственникам — вот лишь некоторые из многих необходимых вещей, которые она не могла не купить. Айлин обещала, что не будет тратить больше, чем зарабатывает, но оказывалась не в состоянии сдержать свое обещание, и Джефри не раз приходилось спасать ее от рассерженных кре¬диторов.
Я не могла не посочувствовать и Джефри с его проблемой, и Айлин с ее стремлением перемениться и неспособностью это сделать. Я предложила Джефри помочь жене необычным способом. Каждый раз, когда Айлин будет что-нибудь покупать, кроме продуктов, Джефри должен также купить что-нибудь такое, что будет стоить вдвое дороже и окажется совершенно не нужным. Он должен поступать подобным образом — пусть даже их квартира наполнится ненужными вещами до отказа — до тех пор, пока оба не убедятся, что траты Айлин перестали составлять проблему. Джефри привел этот план в исполнение, и через несколько недель Айлин стала расходовать деньги очень экономно. Теперь уже она беспокоилась о том, как оплатить долги по кредиту, в которые влезал Джефри, и не могла спокойно смотреть на вещи, которые тот покупал.
Скряга и транжира
После безудержных трат следующей главной причиной несчастливых браков, особенно в традиционных семьях, является скупость. Когда между супругами существует договоренность, что один добывает деньги, а другой ведет хозяйство, добытчик иногда настаивает на праве решающего голоса в вопросе о том, как тратить деньги. Он может отказаться выдавать деньги на расходы, которые, по мнению того, кто ведет хозяйство, нужны или желательны. Тогда тот считает его скрягой, намеренно лишающим семью самого необходимого. Нередко супруг, не зарабатывающий денег, пытается отомстить, иногда используя для выполнения этой цели детей или родителей. Такой супружеской паре трудно подняться выше дрязг повседневной жизни; не желая идти на риск, супруги, возможно, обретут чувство безопасности, но при этом пожертвуют своим счастьем.
Даже в семьях, где зарабатывают оба супруга, один часто оказывается скрягой, а другой — транжирой. Чем прижимистее становится один, тем больше тратит другой — в знак протеста или же для того, чтобы компенсировать его скупость. А чем больше тратит транжира, тем прижимистее становится скряга. Между мужем и женой появляется отчужденность, все чаще высказываются взаимные обвинения и все реже предпринимаются какие бы то ни было совместные действия. Все это обычно заканчивается разводом.
Особая ситуация возникает, когда кто-то из супругов, не ограничивая себя в собственных расходах, проявляет скупость, если речь идет о расходах другого.
Альфред был очень богат. Он жил с молодой женщиной, у которой своих денег не было. Часто он совершал длительные поездки по делам или ради собственного удовольствия. У него была договоренность со своей подругой, что он всегда будет путешествовать первым классом, а она — вторым. Разницу между стоимостью билетов в первом и втором классе Альфред выдавал на покупки. Если же подруга тоже летела первым классом, денег на покупки она не получала. Альфред был всегда готов потратиться на себя, но скупился на расходы своей подруги — случай не такой уж и редкий.
Другая особая ситуация: человек мало тратит на себя и щедр по отношению к другим.
У Карла было только три пары брюк. По его словам, «одни на мне, другие в шкафу, а третьи в чистке». Однако гардероб его жены ломился от дорогих платьев, которые он ей покупал: ему постоянно казалось, что у нее их мало. В таких случаях жена бывает настолько счастлива, что подобный брак оказывается долговечным.
Нехватка денег
Для большинства молодоженов брак — что-то вроде пикника на лоне природы. «Конечно, там будут свои неудобства, — думают они, — но в общем будет весело». Они могут столкнуться с неприятным сюрпризом, обнаружив, что потребностей и желаний у них больше, чем они предполагали, а денег постоянно не хватает.
Это обстоятельство становится наиболее очевидным, когда супруги вступают в средний возраст. Муж нередко недоволен, что жена не стремится найти себе работу получше, а жена считает, что он мог бы зарабатывать и побольше. Часто супруги обнаруживают, что тратят больше, чем зарабатывают, и обвиняют друг друга в расточительстве. Споры из-за денег могут стать обычными и повседневными.
Конфликты по поводу нехватки денег возникают даже тогда, когда супруги весьма богаты. Одна бедная супружеская пара внезапно разбогатела после того, как муж, увлекавшийся сочинением триллеров, оказался автором бестселлера. Он начал публиковать один бестселлер за другим, а жена взяла на себя право распоряжаться деньгами. Их расходы росли: пришлось много тратить на благотворительность, у них появился штат сотрудников, которых нужно было содержать. Жена стала требовать, чтобы муж публиковал не меньше одного бестселлера в год. Она заявила, что это единственный способ поддерживать их уровень жизни. Муж же обвинял жену в том, что она даже не знает, сколько у них денег и где они. Они так же ожесточенно ссорились из-за своего богатства, как в молодости — из-за своей бедности.
Жить не хуже других
Достигнув среднего возраста, супружеская пара часто оказывается в такой экономической ситуации, которая сложилась помимо их воли и желания. Мало какая семья специально планирует, что она в действительности намерена делать со своими деньгами. Решения принимаются по мере необходимости и нередко определяются тем, что делают другие, а не тем, что лучше всего для данной семьи.
Например, супруги могут купить в рассрочку дом, выплачивать взносы за который им окажется трудно. Или приобрести два автомобиля, более роскошных, чем в действительности необходимо. Они могут обнаружить, что слишком много тратят на отделку дома, мебель или на поездки в отпуск. Большая часть подобных покупок делается только потому, что то же самое покупают и другие; считается, что так принято. Наличие собственности позволяет чувствовать свою принадлежность к определенной социальной группе, все члены которой живут в подобных домах и владеют таким же имуществом. Многие супружеские пары, по-видимому, объединяет только общая цель — накопление собственности.
Видимость власти
Супруги должны достичь соглашения о том, кто чем будет распоряжаться после свадьбы. Некоторые супружеские пары просто делят между собой области ответственности. Например, в традиционной семье жена отвечает за хозяйство и за детей и принимает все решения о том, какие траты необходимы, а муж отвечает за добывание денег и вложение капитала. В таком браке конфликт обычно возникает, если муж хочет вложить деньги в какое-то предприятие, а жена — потратить их на нужды семьи.
В других семьях существует молчаливое соглашение, что тот, кто зарабатывает больше денег, располагает большей властью и поэтому принимает все решения относительно того, как их тратить, или, по меньшей мере, имеет право наложить вето на решения другого супруга. А у того из супругов, кто не работает или зарабатывает меньше, обычно появляется склонность скрывать свои решения от другого и недовольство его властью. Иногда супруг, обделенный властью, пытается обрести ее, вступая в союз с детьми, союз, направленный против другого супруга. Тогда тот, кто зарабатывает больше, чувствует себя исключенным из семьи, и ему становится обидно, что между остальными ее членами существуют более тесные узы.
Бывает, что в некоторых семьях один из супругов делает вид, будто распоряжается деньгами, а другой на это соглашается. Такое притворство вызвано желанием ублажить строптивого супруга, удовлетворить родителей или соблюсти интересы детей.
— Я всю свою жизнь прожила во лжи, — говорила Дороти со слезами на глазах. — Я была так несправедлива к отцу! Всю жизнь я считала его бездельником, не желающим работать. Я была убеждена, что семью содержит мать, а на самом деле все было наоборот.
Родители Дороти, Лео и Рэчел, были бедными иммигрантами, которые открыли лавку на первом этаже дома, где они жили. Рэчел торговала в лавке, а Лео подыскивал потребителей-экспортеров и поставщиков товара. Он постоянно где-то мотался, а Рэчел сидела в лавке. Она вечно жаловалась на то, как тяжело ей приходится, в то время как муж ничего не делает. Дети выросли в убеждении, что отец не работает, — не только благодаря жалобам Рэчел, но еще и потому, что он всегда отсутствовал. Того, как он трудится, дети не видели. Они считали, что семью содержит мать, потому что именно она имела дело с деньгами, лежавшими в кассе. Мать выдавала детям деньги без ведома отца, и они полагали, что деньги принадлежат ей. Только впоследствии, когда дети сами занялись собственным бизнесом, они поняли, что их отец все это время очень много работал, а семья этого не ценила.
Кризисы
Для некоторых супружеских пар среднего возраста характерна непрерывная череда кризисов, напоминающая скачку с препятствиями: стоит преодолеть один барьер, как впереди вырастает новый, еще более трудный.
Кризисы могут создавать дети — у них появляются проблемы в школе, в общении с ровесниками, болезни. Кризисы возникают у родителей: они стареют, часто болеют, и супругам приходится за ними ухаживать. Вероятно, самый серьезный из таких кризисов — смерть родителей. Могут возникнуть кризисы и на работе: смена должности, всевозможные сложности, потеря работы, большие долги. Потеря или смена места работы — серьезные кризисы, которые угрожают стабильности семьи.
Многие из этих кризисов связаны с деньгами. Например, проблемы, возникшие у ребенка, можно решить, если существует возможность платить за учебу в частной школе. Однако родители могут придерживаться разных мнений о том, лучший ли это способ тратить деньги, и нередко вступают по этому поводу в ожесточенные споры. Трудность может заключаться и в том, что, даже если родители решат отдать ребенка в частную школу, у них не оказывается денег на ее оплату. Тогда они могут начать ссориться из-за того, должна ли жена пойти работать или не потратить ли им семейные сбережения. То же самое происходит в случае болезни или дряхлости родителей. Проблемы всякий раз состоят в том, где достать денег и как их потратить.
Супружеская неверность
При достижении среднего возраста в сексуальных отношениях между супругами нередко складывается определенное равновесие. Сексуальные потребности мужа с годами снижаются, а жены — возрастают, пока не достигается баланс. К сожалению, он не может сохраняться надолго.
В этой ситуации возможны два типа кризисов. Один из них состоит в том, что сексуальные желания жены продолжают возрастать, а мужа — снижаться. Со временем жена может начать искать удовлетворения своих потребностей с другим мужчиной. Второй тип кризиса — комплекс Лолиты: мужчина считает, что его сексуальность снижается, потому что жена для него недостаточно привлекательна, и ищет женщину помоложе, полагая, что та возродит его сексуальность. Иногда так и происходит, но тогда ему приходится начинать все сначала и создавать новую семью.
Некоторые супружеские пары так и не могут пережить измену одного из супругов: супруг, глубоко уязвленный, расторгает брак. А иногда изменивший супруг переживает глубокое унижение, когда о его неверности становится известно, и расторгает брак сам — из чувства стыда.
Иногда же у супругов среднего возраста случается по несколько интриг на стороне, и тем не менее брак сохраняется. Возможно, сами эти интриги становятся фактором, стабилизирующим брак.
Особые сложности возникают в ситуациях, где замешаны деньги. Муж содержит другую женщину или даже другую семью. Жена оказывается во власти бессовестного любовника, который начинает вымогать у нее деньги. Если измена связана с финансовыми потерями или обманом из-за денег, брак обычно завершается разводом.
Боязнь разорения
В периоды экономической нестабильности люди всегда боятся лишиться работы или своих сбережений. Такие тревоги могут служить причиной ссор из-за денег и нередко создают множество проблем: болезни, депрессию и сексуальные нарушения. Боязнь потерять работу или деньги может стать единственной и самой важной мотивацией для одного или обоих супругов. Тогда отношение каждого из них к своей работе берет верх над их взаимоотношениями друг с другом или с детьми. Это может продолжаться годами и сделает брак безрадостным.
Боязнь финансовых потерь особенно часто встречается у тех, кто вырос в бедности, во время экономической депрессии, либо у тех, кто прошел через эмиграцию или войну. Особую тревогу испытывают те, кто некогда имел прочное финансовое положение, затем оказался в бедности, после чего снова сумел достичь благосостояния. Их не оставляет страх, что они вновь могут все потерять. Этот страх способен заставить человека всю жизнь заниматься нелюбимой работой. Он может перейти в алчность и приведет к отчуждению между членами семьи, которые будут ссориться из-за того, кто получает больше.
Сара и Арон подвергались преследованиям до того момента, как эмигрировали в США, а потом первые несколько лет жили в бедности. Их пятеро детей постоянно боялись остаться без денег. Они не пытались следовать своему призванию, считая, что надежное финансовое положение важнее. Соперничество между ними, начавшееся еще в детстве, со временем усилилось и превратилось в ненависть. Один из них, Майкл, без особой причины систематически обкрадывал других, хотя в деньгах не нуждался. Делать это его заставляла психологическая потребность: ему необходимо было испытывать чувство безопасности, которое создают деньги. У его жены часто случались сильнейшие приступы паники. Дочь Майкла, Мартина, пришла ко мне за консультацией по поводу проблем, возникших у ее сына-подростка. Мальчик сказал мне: «Дедушка рассказывал, что воровал у своих родственников». Он не мог этого понять, потому что вырос в семье, где финансовое положение было стабильным. Чтобы помочь подростку преодолеть депрессию, я договорилась с его матерью, Мартиной, что та расскажет ему всю правду о своем отце и возместит остальным родственникам все, что тот у них украл.
Тому, кто вырос в условиях финансовой стабильности, нелегко понять чрезмерную озабоченность по поводу денег, которую испытывают дети иммигрантов. Нередко люди этого поколения еще более, чем их родители, одержимы такими тревогами и сильнее страдают от боязни разорения.
Большая часть представителей среднего класса также ощущает ненадежность своего финансового положения и испытывает боязнь разорения, потому что не имеет никакой гарантии сохранить принадлежность к своему социальному слою. Люди, родившиеся в богатых семьях, обычно чувствуют себя в безопасности, считая, что деньги будут у них всегда. Бедняки и рабочие также обычно считают свое положение стабильным. Они от рождения привыкли к определенному образу жизни, и маловероятно, чтобы их финансовое положение сильно улучшилось или ухудшилось. Напротив, те, кто вырос в семьях среднего класса, не имеют никаких гарантий, что в нем и останутся. Они вынуждены много учиться и еще больше работать, чтобы ценой огромных усилий оставаться в том социальном слое, в котором выросли.
Нередко дети родителей, принадлежащих к среднему классу, наблюдая подобные усилия, отказываются идти по тому же пути — не только потому, что это бессмысленно, но и потому, что это не сулит им даже малейшей радости. Поэтому супруги из среднего класса, которые боятся утратить то, что имеют, отдаляются друг от друга благодаря тому, что заняты только работой, и огорчаются, когда их дети совершенно не ценят их усилий.
Неудовлетворенность работой
Всем известно, как легко принести домой с работы все свои служебные проблемы. Когда человек не удовлетворен работой, он склонен вымещать свои неприятности на супруге или на детях. Как и следует ожидать, это не способствует семейному счастью. Иногда депрессия, вызванная неудовлетворением от работы, наводит на пессимистические мысли о своем браке и семье. В других случаях не удовлетворенные работой супруги считают, что должны больше получать от семьи, раз уж им так плохо на работе. К несчастью, жизнь устроена иначе, и человек редко получает в семье компенсацию за свои служебные горести. Со временем подобные переживания, связанные с трудностями на работе, могут передаться и детям, которые тоже будут страдать от низкой самооценки.
В некоторых случаях неудовлетворение работой используется для манипулирования членами семьи. Моя мать обычно говорила: «Не волнуй отца. Следи за тем, что говоришь: у него и так много проблем на работе». Когда кому-нибудь из нас было что-нибудь нужно, возникали проблемы или же надо было обсудить какой-нибудь план, мать настаивала на том, чтобы отложить разговор, потому что отец был слишком занят своими служебными проблемами. Неудовлетворение работой давало ему возможность не заниматься детьми, а моей матери позволяло стать посредником в наших с ним взаимоотношениях.
Успех
К моменту достижения среднего возраста один из супругов может добиться успехов в работе, разбогатеть или прославиться. Пережить успех так же трудно, как и неудачу. Супруг, добившийся успехов, может стать более требовательным или более отчужденным, и супружеская пара окажется неспособной примириться с тем, что один из них достиг большего, чем другой. Успех часто сопровождается высокомерием и зазнайством — качествами, которые не способствуют улучшению взаимоотношений в семье.
Еще сложнее обстоит дело, когда у того из супругов, кто добился успеха, высокомерие чередуется с боязнью. Люди, добившиеся больших успехов, нередко чувствуют себя самозванцами, которым каждую минуту грозит разоблачение. Эти люди живут в постоянной тревоге, считая, что не заслужили такого успеха и что их личные заслуги — всего лишь видимость, что они недостойны собственных достижений. Вследствие этого они требуют постоянной поддержки и подтверждения своих достоинств, что оказывается для семьи непосильным бременем.
Скука
Стабильность финансового положения часто влечет за собой скуку. Если супружеской паре средних лет не приходится постоянно вести борьбу за то, чтобы свести концы с концами, скука превращается в главную проблему. Супруг становится похож на старый, разношенный башмак: все его разговоры и поступки полностью предсказуемы, все в нем неинтересно, ничто не вызывает острых переживаний. К счастью, большинству супружеских пар не дают скучать многочисленные кризисы, происходящие в этом возрасте. Однако в спокойные периоды жизни скука начинает их одолевать.
Чтобы избавиться от скуки, некоторые супруги пытаются заняться тем, к чему на самом деле не так уж стремятся: увлекаются покупками, путешествуют, заводят новых детей или ссорятся по любому поводу. Вместе со скукой может возникнуть ощущение, что где-то наверняка есть кто-то более интересный, более волнующий, не такой скучный. Вследствие этого нередко возникает проблема супружеской неверности. Иногда средством отвлечься от скуки в семье становятся не измены, а стремление наживать или тратить деньги.
Смерть родителей
Для большинства людей смерть родителей — самое трагическое событие в жизни, и оно часто происходит, когда дети достигают среднего возраста, что усиливает напряженность во взаимоотношениях между супругами. Трудно быть счастливым в браке, оплакивая смерть кого-то из родителей.
Напряженность усиливается еще больше, когда имеется завещание и наследство. Как бы тщательно ни было продумано завещание, с точки зрения наследников оно выглядит совсем иначе, чем с точки зрения того, кто его составлял. Завещания почти всегда порождают недобрые чувства и конфликты, наследники втягиваются в споры о том, кто на что имеет право, кто чего заслуживает и кому за что полагается компенсация. Битвы вокруг завещания, как правило, мешают супружескому счастью.
Роджер и Бетти обратились ко мне за консультацией по поводу сексуальной проблемы. После четырех лет брака Роджер утратил интерес к сексу. У него не поисходила или тут же прекращалась эрекция, он страдал преждевременным семяизвержением. Бетти винила в этом себя, считая, что все началось из-за того, что она начала предъявлять Роджеру большие сексуальные требования. Я расспросила обоих об их семьях, биографиях и планах и обнаружила, что Роджер потерял отца и вскоре после этого — через два года — мать. Последние два года они с Бетти вели тяжбу с родственниками из-за завещания матери: она оставила семейный дом сестре Роджера, а сына практически лишила наследства. Его сексуальные сложности начались именно в тот момент, когда было прочитано материнское завещание. Хотя Роджеру и удалось достичь удовлетворительного соглашения с сестрой по поводу наследства, его сексуальность так и не восстановилась. Однако ни Роджеру, ни Бетти не пришло в голову сопоставить эти два события — завещание и сексуальные сложности.
Я сказала Роджеру: если его мать сознательно намеревалась сделать сына импотентом, она этого, безусловно, добилась. Раньше он об этом и не задумывался. После нескольких недель сексуальной терапии его состояние улучшилось, и счастливая сексуальная жизнь с Бетти возобновилась.
Как пережить средний возраст?
Чтобы ваш брак с большей вероятностью пережил средний возраст, вы можете кое-что предпринять. Об этом мы сейчас и поговорим.
Старайтесь решать денежные проблемы совместно
Как бы ни было велико искушение возложить все неприятные денежные дела на вашего супруга или супругу, не поддавайтесь ему. Чтобы избежать недовольства и конфронтаций, лучше всего обсуждать денежные дела не все сразу, а по одному и совместно. Запланируйте регулярные деловые обсуждения. Особенно важно принимать совместные решения о том, как тратить деньги на детей.
Назначайте сроки действия решений
«Но ты же тогда согласился!», «Вспомни, что ты говорил!», «Это было твое решение»… — большинство из нас много раз слышали подобные замечания, звучащие как обвинения. Помните: очень малая часть решений принимается на всю жизнь, и устанавливайте сроки действия ваших решений. Вы можете решить, где вам жить или на каком автомобиле ездить, но такие решения должны иметь силу лишь на протяжении ограниченного срока. Жизнь идет, меняетесь вы, ваш супруг или супруга. Может измениться и ваше финансовое положение, и возможно, что решения придется пересматривать.
Пересматривайте свои решения, если вы в чем-то виноваты или чем-то недовольны
Решения, касающиеся работы или денег, могут порождать чувство вины или обиды, и, если не принять мер, они могут превратиться в навязчивую идею и испортят вашу супружескую жизнь. Если вы испытываете чувство вины или обиду, подозреваете, что от этих чувств страдает ваш супруг или супруга, сядьте рядом и вместе пересмотрите свои решения. Переговоры должны закончиться так, чтобы оба остались удовлетворены. В браке, когда кто-то находится в выигрыше, а кто-то в проигрыше, нет ничего хорошего.
Не торгуйтесь до бесконечности
Некоторые супруги всю свою жизнь без конца торгуются друг с другом. Установите предельный срок пересмотра решений, по истечении которого они становятся окончательными. Это позволит вам заняться другими проблемами.
Отдавайте больше, чем берете
Откажитесь от соперничества. Старайтесь всегда отдавать больше, чем берете. Помните: щедрость неотделима от любви. Не подсчитывайте, сколько один отдает другому. Брак означает, что взаимный обмен между супругами должен продолжаться многие годы, и в конце концов каждый из них оказывается в выигрыше. То, что вы сегодня отдаете деньгами, возможно, вернется к вам в виде любви и секса, чувства безопасности, и наоборот.
Избегайте отчужденности
Не рассчитывайте, что, проявляя холодность и отчужденность, вы заставите супруга или супругу заметить ваше недовольство. Когда вам что-то не нравится, говорите об этом прямо. Не позволяйте денежным проблемам становиться помехой в ваших интимных отношениях или мешать вам наслаждаться жизнью. Сочувственно относитесь к возникающим у вашего супруга или супруги проблемам по поводу денег и работы, откровенно делитесь собственными трудностями, но помните, что нельзя позволять денежным затруднениям мешать вашему супружескому счастью.
Лучше работать, чем не работать
Только вам самим известно, следует работать или нет. Если вы не уверены — лучше работать. Если приходится работать больше, чтобы удовлетворять потребности семьи, делайте это без колебаний. Если необязательно работать, чтобы заработать на жизнь, все равно вы будете жить лучше, если станете работать. Не работайте только в том случае, если в этом нет финансовой необходимости и вы чувствуете, что работа будет мешать вашей семейной жизни.
Избегайте неверности
Предсказать финансовые последствия супружеской измены нелегко. В их числе могут оказаться шантаж, ухудшение финансового положения в случае развода, появление внебрачных детей и необходимость поддерживать любовницу или ее семью.
Не будьте только скрягой или только транжирой
Если вы имеете склонность швыряться деньгами, учитесь бережливости. Если вы скупы — время от времени тренируйтесь в расточительности. Скряги обычно вступают в брак с транжирами. Пытаясь вести себя так же, как это обычно делает ваш супруг или супруга, вы проявите понимание, что будет оценено. Иногда полезно поставить себя на место другого.
Смиритесь с тем, что денег всегда не хватает
Не удивляйтесь всякий раз, сталкиваясь с финансовыми трудностями. Смиритесь с мыслью, что это естественно. Денежные трудности — обычный жизненный факт, и если вы будете так к ним относиться, вам станет легче жить. Осознание того факта, что денег никогда не бывает достаточно, поможет вам избежать соблазна «жить не хуже других», потому что вы смиритесь с тем, что никогда с ними не сравняетесь. Постоянно тревожиться по поводу денег — то же самое, что постоянно тревожиться по поводу смерти. Все мы знаем, что рано или поздно умрем, но неотвязные мысли об этом не сделают вас счастливее.
Пусть деньги помогут вам бороться со скукой
Если вам приходится выбирать между скукой семейной жизни и чрезмерными тратами, выбирайте чрезмерные траты. Многие браки удалось спасти благодаря совместно проведенному отпуску, даже если в тот момент супруги не могли себе его позволить. Точно так же своевременно сделанный подарок может иметь большое значение и поможет завоевать любовь супруга или супруги.
Спрашивайте себя, действительно ли дело в деньгах
Деньги сами по себе лишь изредка создают проблему. Проблема в том, выступают ли деньги в качестве символа нужных вещей или же межличностных отношений. Когда деньги символизируют необходимые вещи, возникает вопрос о материальной собственности — о том, кому принадлежит дом, кто на какую часть наследства имеет право, сколько мы в состоянии потратить. Когда же деньги символизируют межличностные отношения, финансовый конфликт может на самом деле вызываться не деньгами, а тайными или подспудными проблемами управления, власти, заботы, одобрения, обязательств и секса.
Если вам не удалось преодолеть рубеж среднего возраста в счастливом супружестве, вам, вероятно, придется пройти через развод и второй брак. Поэтому внимательно прочитайте следующую главу.

Закладка Постоянная ссылка.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *