«Тайное значение денег». Клу Маданес, Клаудио Маданес(ч.2)

«ТАЙНОЕ ЗНАЧЕНИЕ ДЕНЕГ». Клу Маданес, Клаудио Маданес.
6. РАЗВОД И ВТОРОЙ БРАК
Развод — настолько жестокое испытание, шрамы, которые он оставляет, настолько глубоки и долговечны, что его влияние на наши любовные переживания будет ощущаться до конца нашей жизни. Вот почему на эмоциональных и экономических взаимоотношениях со вторым мужем или женой всегда будет лежать отпечаток бракоразводного процесса, который предшествовал второму браку.
Нередко мы обнаруживаем, что по-настоящему узнаем своего бывшего мужа или жену только после развода. Как бы долго ни длился первый брак, как бы хорошо мы, по нашему убеждению, ни знали своего супруга, в ходе развода нам приходится примириться с тем, что человек, которого мы когда-то избрали своим спутником на всю жизнь, который стал отцом или матерью наших детей, нам как будто совершенно не знаком. Нас поражает и приводит в ужас то обстоятельство, насколько малоприятной личностью оказывается супруг в ходе бракоразводного процесса. Неужели это тот человек, которого мы так хорошо знали? Как он мог так измениться?
Существуют два возможных объяснения данного парадокса. Одно состоит в том, что каждый из супругов во время бракоразводного процесса действительно меняется. Другое — в том, что супруг превращается для нас в незнакомца, потому что мы больше его не любим. Однако мы этого не осознаем, и нам трудно мириться с той переменой в нем, которая очевидна для нас. Чтобы мы могли развестись с супругом, он должен превратиться в незнакомца, но нам бывает больно и неприятно, когда муж или жена действительно становятся чужим человеком. После развода мы уже никогда не сможем так доверять своим суждениям о людях, как раньше.
Развод и расставание с наивностью
Развод — это убийство брака. Он разрывает три типа уз — узы, связывающие супругов, узы денежные и имущественные и узы любви к детям. В тех случаях, когда супружеская пара владеет семейным бизнесом, обычно разрываются и узы, привязывающие ее к этому бизнесу.
В идеале мы хотели бы разорвать только узы первого типа — супружеские. Однако для этого наш супруг должен превратиться в незнакомца, от чего страдают и все другие узы. С незнакомцем нелегко поделить детей и имущество. В ходе развода у одного или обоих супругов могут появиться подозрения, касающиеся мотивов другого, его намерений относительно денег или детей. Чем больше возникшая между нами отчужденность, тем настоятельнее мысль: «С какой стати этот незнакомец собирается завладеть моими детьми или моими деньгами?»
Самые ожесточенные битвы в ходе развода обычно разыгрываются по поводу денег, однако самые болезненные — по поводу детей. Наиболее мучительная ситуация складывается, когда один из родителей отказывается от детей, оставляя их или переставая уделять им внимание, как будто разводится не только с супругом, но и с детьми. Он делает это назло другому супругу, и причиняемая этим боль обычно сильнее, чем огорчение из-за потери денег.
Последствия развода
Пройдя через бракоразводный процесс, мы никогда уже не сможем стать такими, как прежде. Как у солдата, вернувшегося с войны, так и у многих из нас происходят радикальные изменения личности и мировосприятия.
Рон обратился ко мне за помощью по поводу возникшей у него депрессии. Он впервые женился в возрасте около 35 лет, достигнув немалых успехов в карьере управляющего отелем. Его жена Черил была на десять лет моложе. Она работала его помощницей.
Их супружество началось с проблем: Рон заразил ее герпесом. У Черил появилось отвращение к нему, и она потеряла интерес к сексу. Тем не менее они были намерены сразу же завести детей, что и сделали. Черил ушла с работы, чтобы сидеть с ними. Их супружеская жизнь была типичной для многих. Рон по-прежнему оставался трудоголиком, а Черил посвятила себя дому и детям. Они редко занимались сексом, мало разговаривали между собой и не имели ничего общего.
Черил страдала от всего этого, а особенно от того, что Рон, по ее мнению, мало интересовался детьми. Она постоянно пилила его за то, что он проводит с ними мало времени, но это ничего не меняло. Брак Рона и Черил был стабильным и неудачным.
Затем, во время экономического спада 90-х годов, гостиничный бизнес сильно пострадал, и Рон потерял работу. Этот удар был неожиданным, и найти другую работу Рон не смог. Теперь он проводил все время дома, и отрицательные стороны их брака стали еще более очевидными. Черил забрала детей, переехала к отцу в другой город и возбудила дело о разводе. После этого депрессия Рона усилилась.
— Я постоянно думал об ошибках, которые совершил во время нашего супружества, — рассказывал он мне со слезами на глазах. — Я был плохим мужем и плохим отцом. Теперь, лишившись детей, я понимаю, как важны они были для меня и как важен был для них я.
— А сейчас вы работаете? — спросила я. — Поддерживаете их материально?
— В общем, нет, — ответил он. — Я мог бы найти себе работу управляющего отелем, но где-нибудь в другом городе, а я не хочу жить вдали от детей. Теперь я понимаю, что деньги — не самое главное. Главное — это мои отношения с детьми. Поэтому на ваш вопрос я могу ответить так: я торгую вразнос мылом и зарабатываю очень мало, едва хватает на то, чтобы прокормиться самому. Вот почему Черил с детьми живет у отца.
— Вы торгуете мылом? — удивилась я, зная, что он был хорошим управляющим. — Неужели вы не могли подыскать себе что-нибудь получше?
— А я не хочу, — буркнул он. — Я рад, что перестал быть трудоголиком. Теперь я могу проводить с детьми столько времени, сколько хочу.
— А ваш тесть согласен их содержать? — спросила я.
— Черил собирается опять пойти учиться, а может быть, будет работать, — ответил он.
Я недоверчиво уставилась на него.
— Уже через несколько лет, когда вашим детям исполнится семнадцать-восемнадцать лет и они будут готовы поступить в колледж, вам будет нечем оплачивать их образование. — Я решила заставить его подумать о будущем. — И тогда вы объясните им, что у вас нет денег, потому что вы не хотели работать, чтобы проводить с ними больше времени?
— Об этом я не думал.
— Хотела бы я знать, что сейчас думают ваши дети, наблюдая, как их отец, прекрасный управляющий отелем, ходит по городу и торгует мылом! Какой пример вы им подаете?
— Вы полагаете, что это плохой пример? — Казалось, Рон был озадачен.
— Я полагаю, что вы сошли с ума. — Я хотела заставить его вернуться к действительности. — В течение многих сотен лет считалось, что родители должны содержать своих детей. Наверное, в этом есть какой-то смысл! А вы ни с того ни с сего перестаете работать и решаете, что вместо этого лучше просто играть с ними. Вы понимаете, что скоро они станут взрослыми, и вам придется объяснить ваше поведение?
— И что, по-вашему, мне надо делать? — Казалось, Рон пришел в еще большую растерянность.
— Я думаю, что вам следует искать работу по специальности, — ответила я. — Раз вам важно находиться рядом с детьми, попытайтесь найти работу поблизости, но вообще соглашайтесь на любую. Только обязательно договоритесь, чтобы компания включила в контракт оплату ваших поездок к детям по нескольку раз в год.
Наступила долгая пауза.
— И начните поддерживать их материально и откладывайте деньги на уплату за их обучение, — добавила я.
Снова наступила пауза. Потом Рон произнес:
— Думаю, вы правы. Наверное, я временно повредился в уме.
Он поблагодарил меня и ушел.
Год спустя Рон снова пришел, чтобы поблагодарить меня. Ему повезло: он нашел работу в городе и был очень рад, что решил по-прежнему содержать детей.
— Когда я обратился к вам, — сказал он, — я как-то забыл, кто я и чего хочу. Вы вернули меня к действительности.
Черил не смогла изменить Рона за время их брака. Однако потом травма, нанесенная ему разводом, превратила его в того человека, каким хотела видеть его Черил. Раньше он считал, что был для своих детей нежным, заботливым отцом, однако на самом деле Рон превратился в ненадежного и безответственного товарища их игр. Я напомнила ему о том, о чем он забыл: его отцовский долг — не только играть с детьми, но и обеспечить их будущее.
Утраченные иллюзии
Развод — это расставание с наивностью. Мы начинаем понимать, что брак заключается не на всю жизнь. Если мы снова вступим в брак, то захотим обезопасить себя и своих детей от последствий нового развода. Поэтому, вступая во второй брак, мы уже думаем о разводе и осознаем необходимость готовиться к худшему.
Главный конфликт, который переживает человек, вступающий во второй брак, это конфликт между жаждой любви и боязнью разочарования. Боязнь связана не только с тем, что второй брак может закончиться так же, как и первый, но и и с тем, что только после второго развода вы поймете, что за человек ваш второй супруг.
Пройдя через развод, вы, как правило, влюбляетесь в кого-то такого, кто представляется вам полной противоположностью первому супругу. Несмотря на это обстоятельство, вы часто так боитесь повторения прежней ситуации во втором браке, что постоянно думаете: а не окажется ли второй супруг таким же, как первый?
Один из любопытных парадоксов второго брака состоит в том, что со временем второй супруг начинает казаться вам все более похожим на первого. Вскоре вы с ужасом осознаете, что снова вступили в брак с таким же человеком.
Однако этому есть простое объяснение. Дело не в нем, а в том, что вы остаетесь прежним человеком. Ваш супруг взаимодействует с вами, и поэтому диапазон его поведения ограничен тем, как ведете себя вы. Его личные качества — всего лишь одна из сторон вашего взаимодействия, и поэтому, кто бы ни оказался вашим супругом, вам всегда будет казаться, что он ведет себя одинаково.
К несчастью, поскольку вы — это вы, а второй супруг кажется вам таким же, как и первый, вы боитесь, что и второй брак закончится так же, как и первый. Поэтому уже с самого начала новой семейной жизни вы начинаете планировать конец второго брака. Вы хотите, чтобы второй брак был более счастливым. Но может ли брак быть длительным, если вы уже планируете его расторжение?
Одно из различий между первым и вторым браком состоит в том, что первый может закончиться несколькими днями неприятных споров из-за денег во время бракоразводного процесса, а второй — с самого начала выливается в те же неприятные споры. В первом браке проблема денег возникает лишь в самом его конце; во втором, поскольку вы уже утратили прежнюю наивность, деньги становятся проблемой с самого начала и остаются проблемой на всем его протяжении.
Выбор второго супруга
Большинство из нас учится на собственных ошибках и подходит к выбору супруга для второго брака с особой осторожностью. Мы стали более зрелыми, лучше знаем самих себя (по крайней мере, нам так кажется) и ищем такого человека, с которым действительно будем совместимы. Однако опыт первого брака и последовавшего за ним развода разнообразным и сложным образом сказывается на выборе второго супруга.
Как правило, мы хотим найти кого-то, кто был бы полной противоположностью первому супругу, и поэтому ищем человека, наделенного противоположными чертами характера. Например, если первый супруг был скуп, мы ищем человека щедрого. Если первый был ленив, ищем трудоголика. Но проблема в том, что взаимоотношения супругов взаимодополняемы: там, где один скуп, другой должен быть щедрым, там, где один трудоголик, другой — лентяй. Поэтому вы можете обнаружить, что, если на этот раз ваш супруг не скуп, вы сами стали скрягой, а если супруг не лентяй, сами начали лениться.
Супружество может оказаться постоянной борьбой за изменение другого, за то, чтобы сделать его подобным вам. Поэтому вы скоро обнаружите, что пытаетесь превратить щедрого человека, которого вам после долгих поисков удалось найти, в скрягу.
Ситуацию осложняет еще одно обстоятельство. В первом браке каждый из супругов считает, что другому досталась лучшая роль. Например, один из супругов спрашивает: «Какой фильм мы будем смотреть?» или «В какой ресторан пойдем?», а другой отвечает: «Не знаю, выбери сам». Поскольку один из супругов отказывается делать выбор, решения всегда приходится принимать другому. И тот, кто всегда принимает решения, считает, что другому из-за этого легче живется, и стремится поменяться с ним ролями. А тот, кто никогда не принимает решений, считает, что лучше живется другому, и тоже хочет поменяться с ним ролями.
Во втором же браке каждый из супругов сразу захватывает себе роль, противоположную той, какую играл в первом браке. Например, тот, кто всегда принимал решение, получает возможность сказать: «Не знаю, решай сама». Однако вскоре каждый начинает испытывать разочарование: роль, которая ему досталась, перестает ему нравиться. Тому, кто теперь не принимает решений, надоедает обедать в скверных ресторанах и смотреть скверные фильмы. Появляется некоторая ностальгия по первому супругу, который со всем соглашался и ничего не решал. Второй брак можно рассматривать еще и как борьбу двух человек за обмен ролями.
Что мы приносим с собой во второй брак
Когда мы вступаем во второй брак, у нас возникают вопросы, как нам быть с выплатой кредитов, медицинской страховкой, долгами, платой за обучением детей, налогами и пенсионными взносами. Новый брак подобен созданию нового предприятия. Мы продолжаем нести финансовые обязательства перед первой семьей и хотим сохранить некоторую степень финансовой независимости, потому что теперь понимаем, что возможен второй развод.
В первом браке существуют общие цели, дети принадлежат обоим супругам, собственность записывается на имя одного из них, а деньги идут в общий котел. Супруги говорят «мы» и «наше», и каждый из них — часть одной нуклеарной семьи, состоящей из родителей и детей. Как бы ни пытались супруги воссоздать эту ситуацию во втором браке, это редко удается.
Во втором браке семья может состоять из родителей и детей плюс дети от предыдуших браков, плюс бывшие супруги. Цели членов семьи не исчерпываются целями брака — существуют еще и цели, унаследованные от прежних взаимоотношений.
Мы нередко сталкиваемся с конфликтом между обязанностями перед детьми от первого брака и обязанностями по отношению к новому супругу. Иногда мы даже не позволяем новому супругу принимать участие в решениях относительно наших денег или детей. Исключение составляет случай, когда первый брак был бездетным. Тогда наши главные обязанности ограничиваются вторым браком.
Институт второго брака в мире довольно нов, он появился после того, как были приняты законы, разрешающие развод и новый брак. В прошлом второй и третий браки могли быть только результатом смерти одного из супругов, и связанные с прежними обязательствами проблемы, встававшие перед вдовой, были совсем иными, чем после развода. Будем надеяться, что мы сумеем выработать обычаи, правила этикета и ритуалы, касающиеся развода и второго брака. Однако пока их еще очень мало. Большинство из нас движется на ощупь, не зная, как правильно поступать.
Независимо от того, насколько богат или беден человек, эмоциональные узы первого брака или его последствия (дети, бизнес, собственность) становятся источником финансовых (и эмоциональных) стрессов во втором браке.
В первый брак большинство из нас вступает в блаженном неведении, владея лишь скудным имуществом и намереваясь делить все поровну. Но опыт многому нас учит, и во втором браке мы уже не проявляем такой готовности делиться материальными благами, поняв, насколько они способны облегчить страдания, вызываемые эмоциональной обездоленностью. Если же мы оказываемся плохими учениками, то наши родители и дети от первого брака без колебаний предупредят нас об опасности эмоциональных пут, которые будут отвлекать нас от наших подлинных обязательств. Одновременно с этими предупреждениями новый супруг станет напоминать нам о том, как мы стали жертвами прежних отношений. Что делать в подобной ситуации?
Брачный договор
В обычной коммерческой сделке один партнер вкладывает капитал, а другой располагает ноу-хау или производит работу. Если сделка оказывается успешной, через некоторое время партнер, обладающий ноу-хау, начнет зарабатывать деньги, а партнер с капиталом обретет ноу-хау. Каждый партнер станет богаче, получив то, что привносит в их отношения другой. Если же через некоторое время выяснится, что партнер, обладающий ноу-хау, по-прежнему не имеет денег, то подобное деловое партнерство следует считать неудачным.
Брак можно сравнить с таким деловым партнерством: предполагается, что он должен обогатить каждого из супругов. Проблема возникает при втором браке, когда логика требует, чтобы партнеры еще до брака достигли определенных договоренностей: или один, или оба супруга уже разводились и понимают, как важно четко договориться о деньгах еще до свадьбы, поскольку знают, что и второй брак тоже может закончиться разводом. Однако брачный договор, по определению, должен исключить обогащение одного из партнеров. Такие договоры, может быть, и редкость, но проблемы, которые они призваны решать, часто возникают при вступлении во второй брак благодаря тому, что у каждого из будущих супругов существуют свои не закрепленные на бумаге и не высказанные вслух соображения на этот счет.
Как правило, брачный договор заключается, если у одного из супругов больше денег, чем у другого. Договор имеет целью не допустить, чтобы менее состоятельный из супругов извлек из брака материальную выгоду. В отличие от коммерческой сделки, брачный договор для того и предназначен, чтобы предотвратить обогащение кого-нибудь из супругов. Пока брак сохраняет силу, тот супруг, у которого меньше денег, разделяет образ жизни более богатого. Однако брачный договор гарантирует, что в случае прекращения брака такой стиль жизни для менее богатого супруга станет недоступным. Договор подобного типа делает невозможным улучшение его положения.
Однако брачные договоры не всегда лишь стесняют права одной из сторон. Все зависит от тех, кто их заключает. Иногда брачный договор подписывают из недоверия. Однако впоследствии, возможно, именно потому, что брачный договор существует, супруги начинают доверять друг другу и проявляют большее великодушие.
Линдси обратилась ко мне за консультацией по поводу того, что она назвала добрачной проблемой. Ее первый брак был неудачным, она осталась с маленьким сыном и теперь собиралась выйти за богатого человека.
— У нас очень хорошие отношения, — сказала она, — и я была потрясена, когда он сказал мне, что перед свадьбой я должна подписать брачный контракт. Я думаю, дело в том, что он уже был три раза женат, и теперь ему приходится выплачивать прежним женам и детям много денег. Но зачем жениться на мне, если он мне не доверяет? Зачем мне выходить за него, если для этого надо подписать бумагу, где говорится, что я никогда не буду ничего иметь? По-моему, это не самый лучший способ начинать семейную жизнь.
— Вы хотите знать мое мнение? — спросила я. Линдси говорила таким решительным тоном, что я не могла понять, действительно ли ей нужен мой совет или она уже приняла решение.
— Конечно, хочу, — ответила она.
— Насколько я понимаю, ваш муж хочет, чтобы вы с ним пошли к адвокату и подписали брачный договор, правильно? — спросила я.
— Правильно.
— Я думаю, что вам надо пойти. Адвокат скажет, что вам надо прочитать договор, а потом он вам его растолкует. Вы должны сказать, что не будете его читать. Если ваш жених, человек, которого вы любите, хочет, чтобы вы его подписали, вы подпишете не читая, потому что полностью ему доверяете.
— Зачем мне это делать? — спросила Линдси. — Чего я добьюсь?
— Положитесь на меня, — сказала я. — Если вы не подпишете договор, он все равно сумеет сделать так, чтобы вы ничего не получили, и, возможно, так и сделает, потому что не будет вам доверять. А если вы подпишете его не читая, то на него произведет большое впечатление ваша любовь и доверие, и ручаюсь, что он ответит вам тем же.
Линдси подписала договор, как я ей и посоветовала, а несколько дней спустя ее жених приобрел недвижимость на огромную сумму и оформил покупку на имя ее сына. Подписать договор не читая я посоветовала Линдси не потому, что считала необходимым для нее во всем слушаться мужа, а потому, что знала: таким путем она добьется наибольшей финансовой выгоды.
Брак ради денег
Часто люди надеются вступить в брак с богатым и щедрым человеком. Они не думают о том, что даже при наличии больших денег может оказаться, что им многого будет не хватать. Кроме того, они не думают о том, что деньги не вечны и их легко лишиться. Брак по расчету не гарантирует, что у них вообще будут деньги.
Лола была красивой женщиной лет пятидесяти. Можно было догадаться, что в молодости она была фотомоделью, хотя в мой кабинет она вошла с выражением отчаяния на лице и красными, явно от слез, глазами.
— У меня ужасная депрессия. Мой муж недавно умер. Может быть, вы мне поможете.
— Вы тоскуете по нему, — сочувственно произнесла я.
— Нет, — ответила она. — я ничуть по нему не тоскую. Он изменял мне, и из-за него я лишилась всего, что имела, а узнала об этом только после его смерти!
Из ее рассказа я понемногу смогла составить себе связную картину происшедшего. Она так волновалась, что мне понадобилось некоторое время, чтобы разобраться в последовательности событий. Лола была любовницей Кристиана на протяжении двадцати лет и вышла за него замуж пять лет назад. До встречи с Лолой Кристиан, вылитый Кларк Гейбл, был женат на женщине, которая была на тридцать лет старше его. Он познакомился с ней в молодости, когда работал кассиром в банке. Она приходила в банк, чтобы воспользоваться своим сейфом, а он помогал ей, и на него произвели огромное впечатление ее драгоценности. Она сказала ему по секрету, что была одной из жен индийского магараджи, а после смерти мужа уехала из Индии, увезя с собой коллекцию драгоценностей и знания, усвоенные от ее учителей-йогов. Кристиан понял, что это его шанс.
В качестве кассира Кристиан однажды заглянул в паспорт богатой вдовы и узнал, что она намного старше, чем выглядит. Он хитроумно соблазнил ее, обещая преданно за ней ухаживать, и предложил выйти за него замуж, зная, что переживет ее на много лет.
— Когда я с ним познакомилась, — рассказывала Лола, — они были женаты уже десять лет. Он сказал мне, что его гиена очень стара, скоро умрет, и мы поженимся. Он не понимал одного: она всю жизнь изучала приемы, которыми пользуются йоги для достижения долголетия. Короче говоря, когда она наконец умерла, Кристиану было шестьдесят пять, он страдал хроническим радикулитом, у него была больная печень. Мы поженились. Через пять лет он умер. Я рассчитывала получить в наследство деньги, которые он унаследовал от старухи. Но вдруг объявилась какая-то ее незаконная дочь, оспорила завещание и получила все. Отцом этой дочери был повар старухи. Старуха спала с ним всю жизнь.
Лола утерла слезы, посмотрела мне прямо в глаза и спросила:
— Как вы думаете, сможете ли вы мне помочь? Есть у меня причина для депрессии?
Кристиан женился на старухе ради денег. Лола, в свою очередь, тоже вышла замуж за Кристиана ради денег, когда он был уже стар и болен. Кристиан остался в дураках, потому что старуха прожила слишком долго. Лола тоже осталась в дураках, потому что после смерти Кристиана потеряла все. Оба они потратили свою молодость на ожидание денег, которые достались им слишком поздно или вообще не достались.
Эмоциональная экономика развода и второго брака
Экономика первого брака имеет дело скорее с предметами первой необходимости, чем с деньгами как таковыми. Молодые супружеские пары больше ссорятся из-за вещей или из-за стиля жизни, чем из-за денег. Напротив, подспудная эмоциональная экономика развода и второго брака обычно имеет прямое отношение к деньгам. Молодая пара, состоящая в первом браке, без конца говорит о том, как заработать деньги. Во втором браке ведутся столь же бесконечные разговоры о том, кому деньги принадлежат и как их потратить.
Мария и Роберто начали спорить из-за денег еще до того, как поженились. Первый муж Марии умер на операционном столе по вине хирургов, оставив ее с двумя детьми. Она выиграла судебный процесс против врачей и получила миллион долларов, которые поместила под небольшие проценты в трастовый фонд на имя детей. Она купила себе хорошенький домик, но продолжала работать переводчицей в суде. Там она встретила Роберто, который тоже был переводчиком.
Роберто был разведен и имел трех детей от первого брака. Получая 28 000 долларов в год, он с трудом сводил концы с концами. Он платил алименты на детей и был к ним очень привязан, всегда стараясь удовлетворить все их потребности. Жил он с родителями, потому что не мог позволить себе снимать отдельную квартиру.
Мария и Роберто полюбили друг друга. Они прожили вместе три года, прежде чем обратились ко мне за консультацией. Денежные проблемы стали возникать с самого начала их отношений. Мария хотела, чтобы Роберто был энергичнее и добился больших успехов в жизни, и требовала, чтобы он зарабатывал больше денег.
— Я боюсь, что если он не будет энергичнее меня, я его разлюблю, — сказала она мне, кокетливо косясь на Роберто. — Мы, женщины латинской расы, любим, когда мужчина сильнее нас.
Глядя на эту пару, я могла сказать, что их связывает горячая любовь и в то же время прочная дружба. Я надеялась, что мне удастся помочь им сохранить семью.
— Что же я могу сделать? — всплеснул руками Роберто. — Я люблю свою работу и работаю хорошо. Я пользуюсь всяким случаем, чтобы заработать что-нибудь на стороне. Она знает, что переводчики получают мало. Когда я говорю: «Давай откроем совместный бизнес», — Мария отвечает, что я живу с ней только ради ее денег. Она не хочет, чтобы я жил с ней, и не хочет выходить за меня замуж.
— Мы не можем пожениться, пока не решим денежную проблему, — пожаловалась Мария. — Каждые две недели, перед получкой, у него кончаются деньги, и он просит у меня на обед или на дорогу. Он просто неорганизован.
— Дело в том, что детям вечно неожиданно что-то требуется, — сказал Роберто. — Поэтому я и остаюсь без денег. Почему Мария не может дать мне несколько долларов, не делая из этого истории? Ей, при ее деньгах, это ничего не стоит.
Проблема Роберто и Марии кажется необычной — слишком различными были размеры их доходов. Мария получала с вложенного капитала около 80 000 долларов в год, а Роберто зарабатывал всего лишь около 28 000. Однако эта проблема типична для супругов, состоящих во втором браке. Сколько денег откладывать для детей? Как вложить в общий котел ресурсы обоих супругов, чтобы все было по справедливости? Как правило, во втором браке один из супругов зарабатывает значительно больше, чем другой. Как соблюсти справедливость?
Большинство супружеских пар решают эту проблему, заводя «твой, мой и наш» счета. У каждого имеется собственный счет в банке на свои расходы и расходы его детей, а определенную сумму супруги вносят на общий счет, откуда идут все расходы на жизнь, развлечения и путешествия. Вопрос в том, как определить, сколько каждый должен вложить в общий котел. Это непростое решение, потому что доходы супругов могут быть весьма различными. Если один имеет 80 000 долларов в год, а другой — 40 000 и они решают, что каждый должен вкладывать по 12 000, это означает 15% от доходов одного и 30% от доходов другого.
Лучше всего установить такой порядок, при котором каждый вносит не фиксированную сумму, а определенный процент от своего дохода. Таким образом, если супруги решат вносить, скажем, по 20%, тот, кто имеет 80 000 в год, будет вносить 16 000, а тот, кто имеет 40 000, — 8 000. Именно это я и порекомендовала Роберто и Марии.
— Поскольку вы вместе работаете и вместе проводите почти все время, — объяснила я, — вы можете иметь общие деньги на повседневные расходы, например, на обеды и на дорогу. Вы можете договориться, что каждый вносит на это определенный процент своего годового дохода, скажем, 5 процентов, и каждый имеет право ежемесячно брать на свои повседневные расходы половину этих общих денег. Таким образом, Роберто будет вносить 1400 долларов в год, а Мария —4000 долларов, и каждый получит право тратить из этих общих денег по 2700 долларов в год. — Предвидя возражения Марии, я добавила: — Действительно, Мария, это будет что-то вроде небольшой субсидии для Роберто, но я думаю, что это справедливо, потому что у вас намного больше денег, чем у него. Начните делать это в виде эксперимента и посмотрите, что получится.
Нужно было затронуть еще один вопрос — о стиле жизни.
— Ваша проблема, Мария, состоит в том, что вам надо решить, хотите ли вы обеспечить Роберто такой стиль жизни, к какому вы привыкли, — продолжала я, — или хотите вести такую жизнь, к какой привык он, или выберете нечто среднее. Я думаю, вам надо выбрать нечто среднее.
Кроме того, я объяснила Марии, что она должна найти у Роберто кроме способности зарабатывать деньги и другие сильные стороны, которыми сможет восхищаться. В этом отношении она его безнадежно обогнала — не благодаря собственным заслугам и даже не потому, что получила деньги от родителей, а просто по случайности. Было бы несправедливо требовать от Роберто, чтобы он своим трудом заработал столько же денег, сколько получила она в результате трагической смерти своего мужа.
Мой совет им понравился, но они время от времени продолжали приходить ко мне на прием. Это случалось всякий раз, когда Марии казалось, что Роберто пользуется ее деньгами в своих интересах. С моей помощью Мария стала восхищаться очевидными достоинствами Роберто как отца.
Мария и Роберто — не совсем типичный пример, потому что больше денег было у Марии, в то время как обычно больший доход имеет мужчина. Однако проблемы дележа денег здесь были те же, что и в более типичных семьях.
Как найти наилучший выход из скверного положения
Чтобы увеличить свои шансы на счастье во втором браке, можно кое-что предпринять. Но сначала поговорим немного подробнее о разводе.
Примиритесь: придется что-то потерять
Развод — это игра, в которой выиграть невозможно. Каждый из супругов что-то теряет. Вы должны смириться с мыслью, что непременно чего-то лишитесь. Вы обнаружите, что это легче пережить, если с самого начала будете понимать, что окажетесь в проигрыше. Поэтому проблема состоит в том, как сделать, чтобы эта потеря была наиболее безболезненной. Может быть, вы останетесь без денег, но не без детей. Может быть, вы потеряете дом, но не свои сбережения. Это трудный выбор, и лучше всего делать его не с точки зрения выигрыша, а с точки зрения наименьшей потери.
А теперь поговорим о том, как найти наилучший выход из скверного положения.
Будьте готовы отдавать
Вы должны быть готовы не просто терять, но и отдавать. От чего-то вам все равно придется отказаться. И лучше с самого начала подумать о том, что вы можете предложить сами, чем ждать, что у вас смогут отнять насильно. Особенно в тех случаях, когда у вас есть дети: вы должны знать, что придется отдать многое. Вы никогда не сможете окончательно порвать со своим бывшим супругом. Ваши взаимоотношения будут продолжаться через детей, и если ваш бывший супруг окажется обездолен, дети тоже будут обездолены.
Помогайте другому сохранить лицо
Переговоры не могут привести к хорошим результатам, когда одна из сторон испытывает унижение. Ведя переговоры, вы должны помочь своему бывшему супругу сохранить лицо. Испытывая унижение, он начнет яростно отбиваться, и в конце концов вы потеряете больше, чем рассчитывали. И особенно в тех случаях, когда дело касается детей. Если вы не поможете бывшему супругу сохранить свое лицо, очень может быть, что дети от этого пострадают.
Приложите все усилия, чтобы остаться хорошим родителем и другом
Если у вас есть дети, вам придется всегда в той или иной степени поддерживать отношения с бывшим супругом. Постарайтесь, чтобы эти отношения были как можно лучше — не только ради того, чтобы не пострадали дети, но и для того, чтобы вам самим было легче жить. Очень неприятно постоянно общаться с человеком, которого ненавидишь.
Не наказывайте бывшего супруга, обижая детей
Это причинит боль только вам самим. Некоторые родители провоцируют детей на то, чтобы они терпели неудачи в жизни, в отместку бывшему супругу. Они словно говорят: «Вот видишь, если бы ты от меня не ушел, Джонни не был бы двоечником». Старайтесь не портить жизнь своим детям, чтобы поквитаться с бывшим супругом. Дети заслуживают большей любви и внимания, чем любой бывший супруг.
Как начать все сначала во втором браке
Развод — это мостик, ведущий ко второму браку. Если развод прошел благополучно, вы избавляетесь от ненужного бремени, и у вас появляется больше шансов, что ваш второй брак окажется удачным. Вот несколько конкретных советов относительно второго брака.
Не превращайте свои мечты в жалобы
Вступая во второй брак, каждый предается мечтам: наконец-то рядом со мной окажется человек, который действительно меня любит, секс станет для меня наслаждением, мы будем совершать вместе замечательные путешествия, и так далее. К несчастью, все мы несовершенны, и маловероятно, чтобы ваши взаимоотношения обошлись без проблем и конфликтов. Старайтесь не жаловаться на то, что ваши мечты не сбылись. Не говорите, что ваш новый супруг любит вас меньше, чем вы ожидали; не высказывайте сожалений, что теперь меньше занимаетесь сексом или никогда никуда не ездите. Лозунгом второго брака должен стать девиз британской секретной службы: «Никогда не жалуйтесь и никогда не вступайте в объяснения».
Смиритесь с тем, что мечты не сбываются
Маловероятно, что все ваши мечты претворятся в жизнь. Если ваши ожидания не сбылись, откажитесь от них. Возможно, вы считали, что женщина, на которой вы женились, горячо вас любит, и ошиблись. Тогда думайте о том, как ваша новая жена замечательно готовит. Если вы рассчитывали проводить все время вместе с мужем, думайте о том, как прекрасно быть замужем за человеком, который так много работает. Старайтесь приводить свои мечты в сответствие с реальностью.
Старайтесь не вступать во второй брак с готовым планом развода
Если вы вступаете во второй брак, точно зная, что не собираетесь ничего терять при втором разводе, вы заранее готовите почву для того, чтобы это предвидение сбылось, и дело может действительно кончиться новым разводом. Постарайтесь сохранить наивность и исходите из того, что ваш второй брак будет длиться вечно.
Заключая брачный договор, предусмотрите в нем подарок
Иногда, когда есть дети от предыдущих браков и другие обязательства, ситуация оказывается настолько сложной, что необходимо заключение брачного договора. Вы должны понимать, что в большинстве случаев цель брачного договора — сделать так, чтобы ваш супруг или супруга не смогли извлечь из брака материальной выгоды. Это не самое лучшее начало. Поэтому, если приходится заключать договор, предусмотрите в нем какой-нибудь подарок. Сделайте щедрый подарок частью брачного договора, чтобы ваш супруг или супруга не чувствовали себя обиженными или лишенными наследства еще до начала супружеской жизни.
Тщательно выбирайте нового супруга и не пытайтесь его перевоспитать
Не забывайте о двух вещах. Во-первых, вы остаетесь все тем же человеком, каким были и в браке с первым супругом. Поэтому ваш второй супруг, живя с вами, волей-неволей будет становиться все более похожим на него. Во-вторых, вступая во второй брак, человек нередко старается захватить себе ту роль, которую в первом браке играл его супруг. Если это случится, у вашего второго супруга появятся все те недостатки, что были у вас в первом браке. Будьте осторожны, делая выбор, чтобы не вступить во второй брак с точно таким же человеком или же с копией самого себя. Иначе вы снова обнаружите, что пытаетесь перевоспитать своего супруга, что потребует огромных затрат времени и энергии и в конечном счете будет обречено на неудачу.
Договоритесь по справедливости
Заведите общий котел и вместе решите, кто сколько должен в него вносить. Пусть это будет фиксированная сумма или некоторый процент доходов. В любом случае постарайтесь, чтобы было учтено положение каждого из супругов: их работа, семейные обязательства и дети от предыдущих браков.
Каждый надеется, что и первый и второй брак будут для него счастливыми. Если у вас возникнут какие-нибудь проблемы из тех, о которых шла речь в начале этой главы, возможно, вам помогут советы, изложенные в ее конце. Если же вы намерены вступить во второй брак, эти советы помогут вам начать все сначала.
В этой главе мы обсуждали некоторые проблемы второго брака. Теперь перейдем к тайной роли денег в различных семейных ситуациях — в богатстве и в бедности. В следующей главе мы рассмотрим некоторые проблемы, возникающие при недостатке денежных средств.
7. ЕСЛИ РОДИТЕЛИ ОБЕДНЕЛИ
Испытывая гнет бедности, члены семьи, как правило, не проявляют своих переживаний открыто. Когда один из родителей теряет работу и семья оказывается в бедности, каждый страдает по-своему. Часто бывает, что тяжелее всего переносить не просто лишения — естественные спутники бедности, а склонность родителей вымещать свои беды на детях и стремление обидеть их. Однако иногда даже эти обиды для детей не столь болезненны — гораздо больнее видеть, как мучаются родители, и не иметь возможности им помочь.
В трудные времена каждый член семьи должен быть готов прийти другому на помощь. Однако в Соединенных Штатах так укоренилось твердое убеждение, будто дети не должны заботиться о родителях, что у них оказывается очень мало возможностей оказать реальную помощь. Даже когда дети и помогают нам, мы часто не хотим признавать, что они заботятся о нас, и не проявляем благодарности. Проблема состоит в том, как воздать должное детям, которые нам помогают, и выразить им за это свою признательность.
Забота о родителях
Родители Дженнифер, которой исполнилось 16 лет, пришли ко мне за консультацией, потому что на нее, по их словам, не было никакой управы. Она слишком часто пропадала неизвестно где, им не нравились ее знакомые, она ничего не делала по дому и не помогала матери, страдающей хроническим рассеянным склерозом.
Отец Дженнифер развелся с ее матерью. Недавно он умер, и мать снова вышла замуж. Отчим целый год сидел без работы, и у семьи возникли серьезные финансовые трудности. Сначала мать пришла ко мне одна и сказала, что семья держится только благодаря пособию, которое Дженнифер получает после смерти отца.
Сначала Дженнифер отказалась прийти ко мне. Она работала сразу в трех местах, одновременно училась в школе, и у нее не было времени для сеансов терапии. Когда девушка в конце концов появилась, я встретилась с ней наедине. Она была похожа на певицу Мадонну и держалась несколько вызывающе, как это свойственно подросткам. Желая показать, что готова выслушать ее точку зрения, я спросила:
— Интересно, есть ли в вашей семье что-то такое, что тебе не нравится и что ты хотела бы изменить?
— Если вам нужна моя семья, я ее приведу. А если вам необходимы люди, что сидят в приемной, можете их впустить, — высокомерно заявила Дженнифер.
— Что ты хочешь сказать?
— Они не моя семья, — снисходительно пояснила она.
— А кто твоя семья? — спросила я.
— Мои друзья, — ответила она многозначительно.
Сначала я подумала, что это характерно для подростка — испытывать такую привязанность к своим друзьям, однако отказываться от своей семьи — это, как мне показалось, чересчур.
В голосе ее звучало ожесточение, но в то же время было видно, что Дженнифер готова расплакаться, и я понемногу поняла, что она взвалила на себя все три работы, потому что у семьи нет денег. Она оплачивала все расходы из собственного заработка.
— А твои родители тебе ничего не дают, Дженнифер? — спросила я.
— Да у них же денег нет, — ответила она с раздражением, как будто я спрашивала о чем-то самом очевидном.
— И значит, ты работаешь… — начала я.
— Вот — почему — я — работаю — в трех местах, — сердито перебила меня Дженнифер. — Потому что — у них — нет — денег. Чтобы мне было на что жить, чтобы не помереть с голоду, мне и приходится работать.
Дженнифер считала себя сиротой, совершенно одинокой, о которой некому позаботиться, хотя на самом деле у нее не только были родители, но она еще и содержала их.
Разговоры о деньгах
Я пригласила в кабинет родителей Дженнифер. Мать, маленькая и хрупкая, выглядела беспомощной и ни на что не способной. Отчим, грубый и сердитый, казался выше ростом, чем в действительности.
— Я хотела бы решить с вами некоторые проблемы, касающиеся денег, или хотя бы поговорить о них, — начала я.
— Это еще о чем? — рявкнул отчим.
— Я знаю, что ваши средства очень ограниченны, — продолжала я. — Кроме того, я знаю, что вы не выдаете Дженнифер денег на жизнь. Я знаю, что она очень много работает, и это весьма похвально. Она очень ответственная девушка. Я хотела бы знать, не сможем ли мы придумать что-нибудь, чтобы Дженнифер регулярно получала определенную сумму денег и ей не приходилось бы работать в трех местах в то время, как она учится в школе.
Я заговорила о том, чтобы Дженнифер получала деньги на жизнь, хотя на самом деле хотела поговорить о том, как родители используют пособие, которое она получает. Однако это, видимо, было деликатной темой, потому что мать рассказывала мне о пособии в отсутствие отчима. Я боялась, что если отчиму станет известно, откуда у меня такая информация, он будет злиться на мать за то, что она мне об этом сообщила.
Отчим повернулся к Дженнифер:
— А ты не хочешь рассказать, за что ты получаешь от нас деньги?
— За то, что мою посуду и пол на кухне, — ответила Дженнифер.
— А ты не хочешь рассказать, сколько раз ты это делала?
— А ты не хочешь сказать, сколько времени я бываю дома и когда мне это делать? — отпарировала Дженнифер.
— Нет, ты скажи, сколько раз ты это делала, — стоял на своем отчим.
— Я не бываю дома, — отвечала Дженнифер. — Я дома не ем, я там ничего не делаю. Поэтому я не могу ничего делать по хозяйству. Не говоря уже о том, что у тебя все равно нет денег, чтобы дать их мне, даже если я и сделаю что-нибудь по дому.
— Так с какой стати я буду что-то давать, если она не бывает дома? — сказал отчим, обращаясь ко мне, а потом снова повернулся к Дженнифер: — Ну скажи, разве я не прав? Ты не бываешь дома, не живешь с семьей, зачем тебе что-то делать?
— Мне кажется, — ответила я ему, — сейчас очень важно попытаться как-нибудь справедливо поделить то, чем ваша семья располагает, и выяснить, на что тратится сейчас то, что имеется. Надо посмотреть, нельзя ли сделать так, чтобы все было по справедливости.
— Справедливость тут ни при чем, — сказала мать.
— Мне тоже так кажется, — согласилась я и попросила родителей подтвердить, что они забирают себе пособие, которое приходит для Дженнифер.
Отчим сказал:
— Если мы начнем отдавать Дженнифер пособие, которое она получает, я объявлю себя банкротом в ту же минуту, как только выйду отсюда.
— Возможно, — сказала я.
— Это не шутки, — продолжал отчим.
— Я знаю, — сказала Дженнифер, явно встревоженная тем, как повернулся разговор.
Отчим повернулся к Дженнифер и повысил голос:
— Я не знаю, кому и за каким дьяволом понадобилось вообще говорить об этом! — Он был рассержен, что девушка мне обо всем рассказала, и в его голосе звучала угроза. — Это ты затеяла такой разговор?
— Я сказала, что у нас нет денег, — отвечала Дженнифер.
— Это я затеяла разговор, — сказала я, — потому что пособие назначено Дженнифер в связи со смертью ее отца. На самом деле это ее деньги.
— Хм-м, — произнес отчим.
— И это она должна получать все пособие, а вам, возможно, следует брать из него только плату за жилье или за то, что вы на нее тратите, — добавила я.
— Почему вы об этом заговорили? — спросил отчим.
— Если не возражаете, я буду говорить начистоту, — ответила я. — Вы сказали, что, если останетесь без ее пособия, будете вынуждены объявить себя банкротом.
— Это факт, — согласился отчим.
— Меня беспокоит … — начала я, но отчим перебил меня:
— Я как раз сейчас об этом подумываю. — И он снова сердито повернулся к Дженнифер: — Ты этого добиваешься?
— Нет, я ничего такого не хочу, — отвечала Дженнифер.
Обращаясь к отчиму девушки и указывая обеими руками на себя, я продолжала:
— Об этом заговорила я. Это беспокоит меня, и Дженнифер здесь ни при чем.
Содержание семьи
Когда речь заходит о деньгах — кто кому их дает, кто кого оберегает с их помощью и кто не хочет о них говорить, — в ситуации нелегко разобраться без помощи семьи. Теперь я поняла, что суть проблемы не в том, помогает Дженнифер по хозяйству или нет. Суть в том, что родители делали вид, будто Дженнифер — обычный бунтующий подросток, в то время как на самом деле девушка содержала семью, словно взрослая.
В этой семье было три притворщика. Притворщик № 1— мать, слабая и больная, которая хотела, чтобы и муж, и Дженнифер о ней заботились. Она вместе с отчимом присваивала деньги Дженнифер, хотя делала вид, будто этого не происходит, а если и происходит, то это вполне нормально.
Притворщиком № 2 был отчим. Он делал вид, что принимает участие в воспитании Дженнифер, чтобы скрыть факт присвоения ее денег. Отчим заставлял всех молчать, угрожая банкротством. Кроме того, во всех его действиях присутствовала невысказанная угроза разойтись с матерью Дженнифер. Глядя на них, я видела, что он силен и еще молод, а мать преждевременно состарилась и совсем больна. К тому же отчим притворялся, будто деловой спад сказался на нем так сильно, что теперь он никогда не сможет найти никакой работы, и это на самом деле было неправдой.
Наконец, притворщик № 3 — Дженнифер. Она любила мать, стремилась заботиться о ней и поэтому была вынуждена жить при ней. Для этого ей приходилось делать вид, будто она еще ребенок и нуждается в заботе. Говорить о помощи по хозяйству и о карманных деньгах было сущей нелепостью, поскольку Дженнифер единственная из всей семьи работала и приносила в дом деньги. Кроме того, она делала вид, будто не обращает внимания на то, что мать и отчим тратят деньги, доставшиеся ей в наследство. Подчиняясь навязанному отчимом правилу не говорить о деньгах, она вынуждена была молчать и держаться подальше от родителей. Делая вид, что бунтует, Дженнифер получала возможность избегать любых разговоров, чтобы вопрос о деньгах не возникал вообще.
Преподнося себя в том или ином виде, семья вполне способна ввести в заблуждение любого человека со стороны. В данном случае на первый взгляд могло показаться, будто отчим полон сил и держит ситуацию под контролем, мать, хотя и больна, но любит остальных и заботится о них, а Дженнифер — просто несносный подросток-бунтарь, который переходит все границы и подражает Мадонне.
Деньги и иерархия
Когда я сталкиваюсь с проблемой подростка-бунтаря, моя цель как терапевта обычно состоит в том, чтобы восстановить родительскую власть над ним. Считается, что родители должны воспитывать своих детей и заботиться о них, пока те не вырастут, а для этого они должны обладать властью. В сущности, поскольку общество считает родителей ответственными за своих детей-подростков, в каждой семье существует подразумеваемая иерархия, в которой родители обладают большей властью, чем дети.
Однако иногда подросток может взбунтоваться и запугать родителей настолько, что в семье возникает двойная иерархия. С одной стороны, родители занимают более высокое положение, потому что наделены законной властью и несут ответственность за подростка; с другой — подросток помыкает родителями, запугивая их угрозами или безобразным поведением. Задача терапевта — наделить родителей такими полномочиями, которые позволили бы им снова взять на себя ответственность за подростка. Для этого нужно помочь родителям установить для подростка те или иные правила, определить, какие последствия повлечет за собой их нарушение, и, как бы подросток ни нарушал правила, придерживаться их и наказывать за нарушения.
В случае с Дженнифер я не могла установить традиционную иерархию, когда родители руководят дочерью обычным порядком, требуя от нее помощи по хозяйству, выделяя деньги на расходы и рассчитывая на ее благодарность за то, что у нее есть родители, которые могут о ней заботиться. В действительности же Дженнифер много работала и содержала семью, а ее родители не работали и ничего не зарабатывали. Делать вид, что родители могут ею руководить, означало бы поддержку их обмана и отказ честно признать, на какие деньги они живут. Ложь и обман никогда не способствуют нормальной жизни в семье.
Я могла сделать только одно — помочь семье выложить карты на стол и открыто поговорить о том, как используются деньги Дженнифер и как много она работает. Они должны были признать, что нелепо требовать от девушки помощи по хозяйству, когда та работает в трех местах, а они не работают, точно так же как нелепо считать, что выдаваемые ей карманные деньги могут быть взяты откуда-нибудь еще помимо ее собственных заработков.
Я не могла изменить того факта, что отец Дженнифер умер, что он оставил ей наследство, которым воспользовались ее родители, и что девушка вынуждена работать. Я могла сделать одно — заставить ее родителей открыто признать, что так оно и есть, и выразить благодарность Дженнифер за то, что она делает. Если Дженнифер примет эту благодарность, она может перестать притворяться и откажется от своей бунтарской позы, которая была совершенно несвойственна такой великодушной и готовой на самопожертвование молодой девушке.
Я также поняла, что Дженнифер очень боится, как бы отчим не ушел от ее матери. Она так любила мать, что была готова содержать всю семью, только бы отчим не ушел. Мне было необходимо проявить большую осторожность и не сделать ничего такого, что угрожало бы стабильности брака ее родителей. Поэтому я должна была позволить Дженнифер по-прежнему отказываться от всяких разговоров о деньгах. Мне необходимо было сделать вид, что эта тема интересует меня, а не Дженнифер. Я должна была постараться, чтобы родители девушки не поссорились между собой, и помочь им сохранить лицо.
В этом сценарии я была четвертой притворщицей. Родители пришли ко мне за консультацией по поводу проблемы бунта Дженнифер. Они не просили меня обсуждать их финансовое положение. Я должна была делать вид, что помогаю им понять и контролировать свою дочь, в то время как на самом деле я добивалась, чтобы усилия Дженнифер получили должную оценку и ее положение в доме улучшилось. Правило молчания, установленное отцом, на меня не распространялось, поэтому я могла делать вид, что меня интересуют денежные дела. Я могла делать вид, будто считаю, что они готовы обсуждать с терапевтом все стороны их жизни, в том числе и денежную. Так я принялась одну за другой распутывать проблемы, связанные с их денежными делами.
Сумма в долларах
Обращаясь к отчиму Дженнифер, я сказала:
— Это беспокоит меня.
— Ну, и к чему вы клоните? — спросил отчим. — Вы считаете, что я должен просто отдать ей пособие и сказать: «С тебя 800 долларов за то, что ты здесь живешь»?
Это было первое упоминание суммы в долларах. Я догадалась, что это и есть размер пособия Дженнифер.
— Думаю, нам следует об этом поговорить, — ответила я. — Я должна выяснить, откуда деньги берутся, на что они уходят и нет ли какого-нибудь способа организовать дела получше.
— Приходится оплачивать счета, иначе их выселят, — вмешалась Дженнифер. — Вот почему они и забирают деньги. Вот почему я работаю, — сказала она веско.
— Она отдает, в сущности, то, что получила в наследство от отца, — продолжала я, — чтобы помочь семье. А кроме того, она еще и работает, чтобы заработать на себя. Она невероятно великодушна.
— Дженни, — ласково сказала мать и нежно погладила руку Дженнифер.
— Я думаю, ее это действительно тревожит, — продолжала я. — Она мне этого не говорила, но думаю, что ее действительно тревожит то обстоятельство, что сейчас семье не хватает денег. Дженнифер это сильно беспокоит, и она проявляет крайнее великодушие. Сейчас не время предъявлять ей все эти претензии, потому что девушка проявляет по отношению к семье огромное великодушие. Вот как мне это представляется.
— Ну хорошо, — сказал отчим, — значит, раз она дает деньги, чтобы мы могли свести концы с концами, мы должны смотреть на все сквозь пальцы? — Это было сказано ироническим тоном.
— Нет, — возразила я, — этого я не говорю. Может быть, сейчас не стоило бы так много от нее требовать — например, чтобы она помогала по хозяйству и получала бы за это карманные деньги. Вы не можете сказать: «Дженнифер, ты мне ничего не даешь, и поэтому я тебе тоже ничего давать не буду». Она и так уже многое дает вам.
— И что, по-вашему, мы должны делать? — возмущенно спросил отчим. — Что, по-вашему, я должен делать? Это ее деньги. Я должен их ей отдать? Чего вы от меня хотите? Что я должен с ними делать — отдать ей?
— А вы как думаете, что должны с ними делать? — спросила я. — И сколько их? Вот что нам надо обсудить вместе.
— Эта сумма —321 доллар и 5 центов, — ответил отчим. Он умолчал о двух фактах, которые я знала от матери Дженнифер. Во-первых, родители забрали себе крупную сумму, которую отец оставил Дженнифер в наследство. А во-вторых, органы социального обеспечения на протяжении многих месяцев по ошибке платили больше, чем надо, и теперь, удерживая лишнее, выплачивали гораздо меньше.
Признание долга
Следующим моим шагом стало выяснение того обстоятельства, на каких условиях мать и отчим забрали себе деньги Дженнифер. Был ли это заем? Или подарок? Ее долг? Считали ли они эти деньги своими по праву? Я была убеждена, что на самом деле деньги принадлежат Дженнифер, и решила добиваться, чтобы все согласились считать их займом, который Дженнифер предоставила родителям.
— Мне интересно, сколько из этих денег расходуется на Дженнифер, — сказала я, — и какую их часть она, можно считать, дает вам в долг.
— Что вы хотите сказать? — спросил отчим.
— Я хочу сказать, что часть денег Дженнифер дает вам в долг, а часть, очевидно, тратится на нее.
— Если она дает нам эти деньги в долг, — сказал отчим, — значит, по справедливости, я должен платить ей за это проценты.
— Правильно, — отозвалась я, приятно удивленная. — Об этом можно поговорить.
— Это деньги, которые нужны им, чтобы оплачивать все счета, — обеспокоенно сказала Дженнифер. — Мне они не нужны.
Я решила показать, что в какой-то степени понимаю отчима.
— Когда люди зарабатывают хорошие деньги и экономика процветает, — сказала я, — родители содержат детей. Когда наступают тяжелые времена, многое меняется. В данном случае вам повезло: оказалось, что Дженнифер имеет возможность вам помогать. Я думаю, что вы должны как-то выразить ей свою благодарность.
Я знала, что отчиму будет нелегко выразить эту благодарность, и поэтому смягчила свое требование, выразив ему свое сочувствие.
— Я согласен, — сказал отчим, — но жизнь в семье не сводится только к деньгам. Раньше бывали времена, когда я оставался без работы, но не трогал ее денег. Они оставались целы.
Я не могла понять, что значит выражение «сводится к деньгам» и какие деньги он мог бы взять раньше, но решила сдержать свое любопытство и сосредоточилась на том, чего хотела от него добиться:
— Конечно, я понимаю.
— Если бы меня не уволили и я получал бы зарплату, — сказал отчим, — я все равно, наверное, оказался бы здесь. Какого черта, дело вовсе не в деньгах.
Я поняла, что отчим намерен убедить меня, будто живет с матерью Дженнифер не из-за денег. Он пытался опровергнуть обвинение, которого я не высказывала.
— Вы говорите, что всегда прекрасно обеспечивали семью, — продолжала я, — а сейчас для вас настало очень трудное время. Такое время, когда все вдруг переворачивается вверх ногами. Оказывается, что Дженнифер зарабатывает сама, а вы берете у нее в долг деньги. И в этом нет ничего страшного, но вы должны признать, что дело обстоит именно так, как если бы сказать себе: «Боже мой! Как нам повезло, что так получилось!»
— Ладно, — сказал отчим.
— И, наверное, вы должны Дженнифер значительно больше, чем та цифра, которую вы назвали.
— Возможно, — сказал отчим. — Ну да.
— И это деньги, которые можно было бы отложить для того, чтобы оплатить ее учебу в колледже или сделать первый взнос за ее дом, или для чего-нибудь еще, что может понадобиться ей в будущем.
— Вы хотите сказать, что Дженнифер не чувствует, как мы ценим то, что она делает? — спросил отчим.
— Я ничего такого не говорила, — сказала Дженнифер.
— Это мое мнение, — возразила я, — а не ее.
— Я тут совершенно ни при чем, — стояла на своем Дженнифер.
— Считаю, — сказала я, — что было бы полезно, если бы вы поблагодарили ее.
Благодарность
— Мне это не нужно, — возразила Дженнифер.
— Хотя она и говорит, — продолжала я, — что ей это не нужно, я считаю, что это важно.
Мать заметила:
— Честно говоря, мне никогда не приходило в голову сказать «спасибо», но мы делаем для Дженнифер все, что можем.
— Понимаю, — сказала я. — Но, возможно, вы могли бы и поблагодарить дочь, она это заслужила.
— Спасибо, — шепотом произнесла мать, обращаясь к Дженнифер.
— Выходит, у кого деньги, тот всякому мил, да? — спросил отчим Дженнифер, которая хихикнула сквозь слезы.
— Мне это не нужно, — решительно возразила Дженнифер. Она снова и снова повторяла, что деньги не имеют для нее значения и не стоят того, чтобы целый час о них рассуждать.
— А вы можете сказать «спасибо»? — спросила я отчима.
Дженнифер сказала:
— Он только что сделал это по-своему. Для меня это неважно.
Я подивилась тому, как члены семьи понимают друг друга, хотя для постороннего их сигналы совершенно непонятны. Когда отчим Дженнифер произнес фразу «У кого деньги, тот всякому мил», девушка поняла его слова так, что он хочет ее поблагодарить. Можно было бы, конечно, истолковать их как неявное признание, как то, что он ценит ее не только за деньги, но мне бы такая интерпретация не пришла в голову. Во всяком случае, косвенного признания мне было недостаточно. Отчим должен был поблагодарить Дженнифер напрямик.
— Мне этого мало, — сказала я.
— Ну, извините, — сказала Дженнифер. — Я знаю своего отчима, понимаете? Для меня это совсем неважно. Если я прямо говорю, что для меня это неважно, — значит, это неважно. И больше не надо об этом.
Я спросила отчима:
— Вы скажете ей «спасибо»?
— Пожалуйста, прекратите, — громко произнесла Дженнифер.
Отчим перебил ее, угрожающе глядя на меня:
— Не надо давить на меня. Не надо давить.
— Нет, я буду давить, — сказала я. — Я считаю, что это очень важно.
Мать снова тихо произнесла:
— Спасибо, Дженнифер.
Отчим проговорил:
— Благодарю тебя, Дженнифер.
На глазах у него были слезы.
— Спасибо, — сказала Дженнифер отчиму, — только, понимаете…
— Это прозвучало очень искренне, — перебила я.
Дженнифер продолжала, обращаясь ко мне:
— Понимаете, я должна вам кое о чем сказать. Вы же не слушаете!
— Сейчас я разговариваю с твоим отцом, — сказала я. — Я думаю, что очень нелегко растить детей в такие трудные времена. Я думаю, что это очень-очень нелегко. Я думаю, что у вас получилось очень хорошо.
Теперь, когда отчим наконец поблагодарил Дженнифер, я похвалила его и хотела помочь ему сохранить свое лицо после перенесенного им унижения.
Отчим сказал:
— Если вам интересно мое мнение, то я думаю, что получилось плохо. Я хотел бы, чтобы получилось совсем не так, и я этому ничуть не рад. На самом деле я очень не люблю, когда кто-то начинает говорить со мной о деньгах. Финансовые проблемы — такая тема, которую я не хотел бы… Я намерен справиться с ними сам. И предпочел бы, чтобы Дженнифер как следует училась и ее жизнь наладилась.
Я сказала:
— Вы говорите, что намерены сами справиться с финансовыми проблемами. Это целиком ваше дело, и я могу вас только похвалить. Это действительно важно. Я думаю, что вы с честью вышли из трудного положения.
Поиски работы
Неделю спустя отчим Дженнифер нашел себе работу. Он понял, что во время экономического спада иногда приходится искать работу этажом ниже, чем обычно. Он оставил попытки устроиться управляющим и согласился занять более скромную должность. Нужно отметить, что все трое стали прекрасно уживаться между собой, родители проявляли большой интерес к жизни девушки и хвалили ее, а девушка держалась так, словно в их семье всегда царили любовь и близость.
Возможно, отчим внезапно смог найти работу именно потому, что, будучи вынужден поблагодарить Дженнифер, почувствовал, что утрачивает свое высшее положение в семейной иерархии. Возможно, он решил избрать более скромную должность и отчасти лишиться более высокого положения в служебной иерархии, чтобы сохранить его в семье.
Снова ребенок
Теперь Дженнифер опять могла относиться к родителям как к своей семье. Она вновь заняла в семейной иерархии положение дочери, вместо того чтобы играть двусмысленную роль, когда, считаясь ребенком, при этом содержала семью. Когда ее отец был жив, она, будучи ребенком, только получала, но потом жизнь девушки резко изменилась: став кормилицей семьи, она была вынуждена отдавать. Такая внезапная перемена не пошла ей на пользу. Когда была устранена неясность относительно того, что представляют собой эти деньги — подарок или заем, и состоялся откровенный разговор о денежных проблемах и о благодарности, Дженнифер получила возможность снова стать ребенком.
Великодушие
На великодушие, которое проявляла Дженнифер, ее родители отвечали обидой. Когда они обратились ко мне за консультацией, у них накопилось множество жалоб на дочь, и они, по-видимому, не испытывали к ней никакой признательности. Я сумела убедить их в великодушии Дженнифер и в необходимости отвечать ей благодарностью.
Великодушие часто порождает обиды. Логичной реакцией на великодушие, казалось бы, должна стать признательность, однако это случается редко. Такая реакция может быть объяснена. Во-первых, у всех у нас человек, способный на великодушие, вызывает восхищение, но многим бывает очень трудно восхищаться другими, потому что мы не любим признавать чье-то превосходство. И если испытывать восхищение нелегко, то испытывать зависть гораздо легче. Поэтому мы часто обижаемся на тех, кем в действительности восхищаемся. Причина этой обиды — в великодушии.
Во-вторых, человек, получивший великодушный дар, может почувствовать себя униженным: он часто воспринимает это как намек на то, что кто-то имеет больше, чем он сам. Такая ситуация — прекрасная питательная среда для обиды.
По этим причинам те, кто больше отдает, чем получает, нередко чувствуют, что их не любят. Сколько бы они ни отдавали, — и возможно, именно потому, что они отдают, — эти люди вызывают обиду. Многие семейные проблемы могут быть разрешены, если люди поймут, что у них нет причин для обиды, и сумеют трансформировать свою обиду в благодарность.
Эмоциональная экономика бедности
Экономические проблемы, связанные с деньгами, бывают двух видов: финансовые и эмоциональные. Эмоциональная экономика бедности во многом отличается от эмоциональной экономики богатства. Ощущение несбывшихся надежд, невеселые размышления, враждебность и обида — вот эмоции, типичные для бедных семей. Часто эти эмоции направлены не на того, на кого нужно. Когда отец теряет работу, его враждебность и обида могут оказаться направленными не на его нанимателя, а на ребенка (как и случилось с отчимом Дженнифер).
В бедных семьях эмоции нередко оказываются направленными не на того, на кого нужно, потому что взаимоотношения между членами семьи изменяются. Считается, что родители должны содержать детей. Когда они не в состоянии делать это, их положение в семье и в обществе ставится под сомнение.
Дети, естественно, хотят помогать родителям, но перед ними встает проблема: если они делают это, положение родителей оказывается еще более сомнительным; вместо того, чтобы содержать детей, — а это было бы нормально, — родители находятся у них на содержании. В этом и состояла проблема Дженнифер: она содержала родителей, делая вид, будто ничего подобного не происходит, утверждая при этом, что не любит их — «они не моя семья». Родители участвовали в притворстве, и само оно способствовало тому, что отчим не мог найти себе работу. Когда же помощь Дженнифер была признана и оценена по достоинству, эмоциональная экономика семьи вошла в норму, отец нашел себе работу и снова начал содержать семью.
В бедных семьях существуют тайные пружины и скрытые действия, связанные с деньгами. Такие же тайные, скрытые способы использования денег есть и в богатых семьях, о которых пойдет речь в следующей главе.
8. ПРОБЛЕМЫ БОГАТОЙ СЕМЬИ
Переход денег от одного поколения к другому создает проблемы во многих семьях, особенно в таком обществе, где сравнительно легко перейти из своего социального слоя в другой, более низкий или более высокий. Иногда человек выбивается из бедности и становится богатым, но его богатства хватает лишь на одно поколение. Его дети не получают необходимого образования, не могут сохранить свое богатство и вновь возвращаются в низший социальный слой, становясь такими же бедными, каким был когда-то их родитель.
Большинство родителей хотят, чтобы их дети жили по меньшей мере так же хорошо, как они сами, и даже лучше. Однако некоторые родители различными скрытыми способами используют деньги, нанося ущерб благосостоянию своих детей. Они как будто втайне готовят почву для того, чтобы дети потерпели финансовый крах. Подобная ситуация как бы противоположна американской мечте, согласно которой следующее поколение всегда живет лучше, чем предыдущее.
Как не отдавать
Давать что-то детям можно таким образом, что это будет способствовать их развитию и повысит их самооценку. Но можно давать и таким образом, что это будет подрывать самоуважение детей, станет мешать их развитию и собьет их с правильного пути. Чем богаче семья, тем легче давать не так, как надо.
— Я снова поступил с женой, как последний сукин сын, — спокойно сказал Брюс, войдя ко мне в кабинет. Рваные голубые джинсы, старая майка и длинные волосы придавали ему неопрятный вид; он был небрит и выглядел безразличным ко всему.
Брюс был направлен на терапию решением суда за разнообразные проступки — жестокое обращение с женой, множество случаев вождения автомобиля в нетрезвом виде, хранение наркотиков с целью сбыта, уклонение от содержания детей и покушение на убийство. Он был профессиональным мотогонщиком и завоевал несколько призов на национальных соревнованиях.
«Персонаж из Хемингуэя!» — подумала я про себя. За время своей работы в качестве терапевта я научилась спокойно относиться к большинству жизненных проблем. В этот день передо мной уже прошла обычная вереница несчастных супружеских пар и бунтующих подростков с отчаявшимися родителями. Все это мне уже наскучило, но тут я насторожилась. Брюс показался мне нестандартным пациентом.
— Мне двадцать девять лет, — сказал Брюс.
На вид ему было далеко за сорок. Я поняла, что имею дело с особо трудным случаем. «Какие утраты, понесенные Брюсом в жизни, помимо проигранных мотогонок, так отразились на нем, что он выглядит преждевременно состарившимся?» — вот первый вопрос, который у меня возник.
Утраты
Чтобы понять чьи-то жизненные утраты, мы должны сначала поинтересоваться его жизненными достижениями. Утраты воспринимаются как утраты лишь в сравнении с тем, что могло быть достигнуто. Я поняла, что прежде, чем говорить об утратах Брюса, следует поговорить о его достижениях. Я подумала, что смогу истолковать его достижения как проявление мужества.
Он был любителем риска (мне вспомнился рассказ Хемингуэя «Убийцы»). Я знала нескольких боксеров и автогонщиков, которые были на него похожи. В тот момент я еще не знала одного: в личности Брюса сочеталось двойственное отношение к богатым, свойственное Хемингуэю, и его восхищение теми, кто не боится риска.
Размышляя об этом, я оживилась. Брюс вызвал у меня интерес. И хотя на вид он ничем не отличался от обычного бродяги и оборванца, я высказала предположение, что он смелый человек и, наверное, совершил немало героических поступков.
— Да, мне случалось проявлять смелость, — согласился Брюс, польщенный моим комплиментом. — Только я всю жизнь впутывался во всякие истории с женщинами. Как-то я поколотил одного типа и отбил у него девчонку, — с гордостью сказал он. — Раза три-четыре она от меня уходила. Я покупал ей билет на самолет каждый раз, когда она собиралась уходить, а потом она возвращалась обратно. В конце концов в один прекрасный день эта девчонка забрала все мои деньги и ушла совсем. А через много месяцев явилась в слезах и сказала, что беременна, и я опять стал жить с ней.
«Довольно сложный способ проявления доброты», — пришло мне в голову. Я представила себе, как Брюс покупает билет на самолет, когда девушка выражает желание его бросить, потом опять покупает ей билет, как только та передумает, и в конце концов снова принимает ее, беременную от другого. Что делал с собой этот человек?
— Вы давно участвуете в мотогонках? — спросила я.
— Уж и не помню, — ответил Брюс. — Мой отец был автогонщиком. Он брал меня с собой на гонки. У меня был дорожный велосипед. — Заговорив о своем детстве, Брюс словно помолодел. — Я с детства ездил на велосипедах и мотоциклах. Мой отец с самого начала хотел, чтобы я когда-нибудь стал автогонщиком. — В голосе Брюса прозвучала ностальгия. Он грустно продолжал: Отец участвовал в гонках до тех пор, пока мне не исполнилось шестнадцать, а потом я сбежал из дома. Когда я через месяц вернулся, то узнал, что отец продал свою гоночную машину и все снаряжение. — Брюс помолчал, потом продолжил: Всю жизнь на гонках он орал на меня, колотил и ругал при всех, при своих приятелях. Стоило мне подать ему не тот ключ, как он начинал ругаться и злиться.
В голосе Брюса не было злобы — только грусть.
— А потом отец продал свою машину, чтобы я никогда не стал гонщиком. Вот за что я зол на отца. Просто хочется как следует стукнуть его по башке или сделать что-нибудь в этом роде. Я был единственный, кто хотел стать автогонщиком, как он. Мой самый старший брат пошел служить в армию; другой брат, мотогонщик, стал наркоманом. Оставался я. А мне это нравилось.
Из рассказа Брюса о том, как он стал гонщиком, вырисовывался характер его отца. «Еще один сукин сын? — подумала я. — Что это за отец, который навязывает сыну карьеру автогонщика, а потом продает свою машину и не дает сбыться мечте, которую сам породил?» К этому времени я пришла к убеждению, что отец был еще хуже Брюса.
Семейные узы
— Вы поддерживаете связь с братьями и сестрами? — спросила я.
— В общем, нет. Из нас ничего хорошего не вышло, из всех до единого, кроме самого старшего брата, а с ним я давно не вижусь.
Очевидно, преступные наклонности Брюса являлись общей чертой семьи, где главным сукиным сыном был отец, с которого все брали пример. В большинстве семей роль проблемного ребенка достается кому-то одному из детей, а остальные имеют возможность добиться успеха в жизни. В данном случае, по-видимому, у всех детей существовали проблемы, за исключением самого старшего, который в шестнадцать лет пошел служить в армию.
Брюс продолжал рассказывать, что в жизни его братьев и сестер фигурировали алкоголизм, наркомания и жестокость. Слушая его, я решила, что он вот-вот расскажет, как его отец остался без денег или серьезно заболел. Многолетний опыт научил меня, что антисоциальное поведение, которым, по словам Брюса, отличались и он сам, и его братья и сестры, часто объясняется отчаянием, которое испытывают из-за того, что нельзя помочь кому-то из родителей, умирающих или живущих в нищете.
— А как обстоят дела у вашего отца? — спросила я.
К моему удивлению, Брюс ответил:
— Прекрасно. Он зарабатывает три сотни тысяч в год.
— Где? — удивленно спросила я.
— На работе. Он начальник отдела маркетинга в одной корпорации.
— Вы меня удивили. Значит, вам предстоит унаследовать большие деньги?
Я пыталась понять, что может вытекать из этой новой информации.
— Не думаю. Скорее, я бы написал ему: пусть забудет, что я его сын.
— Неужели? — Я снова была удивлена, что Брюс хочет отказаться от наследства.
— Ну да, — ответил Брюс. — И, между прочим, это он платит за мое лечение.
Деньги как средство кого-то проучить
Я почесала в затылке. Почему Брюс не хотел получать отцовские деньги? Подобный отказ можно было бы ожидать от преуспевающего молодого человека, стремящегося показать, что может обойтись и без помощи. Но от неудачника, преступника, торговца наркотиками? Почему Блюс не хочет брать отцовские деньги? Я вспомнила, как Брюс сказал, что из его братьев и сестер тоже ничего хорошего не вышло, и подумала: «Это не может быть делом рук одного поколения. Нужно не одно поколение, чтобы вырастить таких неудачников». Брюс в еще большей степени олицетворял экзистенциальную дилемму, чем любой персонаж Хемингуэя. Не поискать ли его прообраз в книгах Сартра?
Я очнулась от своих раздумий, услышав, как Брюс произнес:
— Моя жена думает, что у меня будет куча денег, потому что у моего дяди куча денег, и у бабушки тоже их немало. Она много лет давала мне деньги. И отец тоже помогал мне выпутываться из всяких передряг. Он купил мне дом, и я должен был только оплачивать квартирную плату, но я этого не делал, потому что пил и кололся. Отцу мы все просто надоели до смерти. Я всегда звонил ему, когда впутывался в какую-нибудь историю и мне нужны были деньги. И остальные делали то же самое.
«Тот факт, что этот гонщик и криминальный тип — сын человека, преуспевшего в жизни, многое в нем объясняет», — подумала я, а Блюс продолжал жаловаться на то, как отец всегда говорил ему, чтобы он работал в нескольких местах и зарабатывал деньги на оплату учебы в школе. Его отец воплотил в себе американскую мечту — выбился из бедности в богачи. При этом он был щедр и отдал немалую сумму матери Брюса. Обычная дилемма для людей подобного типа: добиваясь от детей понимания, родители хотят, чтобы те на себе почувствовали, что такое бедность, настоящая цена денег и борьба за существование. По этой причине они изо всех сил стараются не баловать детей, постоянно подвергают их испытаниям и бросают им вызов, чтобы воспитать у них независимость характера. Опасность здесь состоит в том, что ребенок часто воспринимает подобное представление о воспитании как проявление враждебности к нему и как унижение, считая такое отношение нарушением негласного договора между родителями и детьми, согласно которому родители обязаны оберегать своих детей и помогать им: в жизни они и без того сталкиваются со множеством препятствий.
Такой конфликт обычно достигает своей кульминации в ранней юности, когда враждебность и бунт проявляются открыто. Отец вырастил из Брюса гонщика, что само по себе ненормально: большинство родителей хотят, чтобы их дети достигли того же социально-экономического уровня, с которого начинали они сами, или же превзошли его, обычно не поощряя занятий подобного рода, занятий, опасных для жизни. Однако, когда отец так сурово и непоправимо наказал подростка, продав все свое гоночное снаряжение, он превратил юношеский бунт и враждебность в перманентное состояние. Теперь Брюс в одинаковой степени не мог ни участвовать в гонках, ни заняться каким-нибудь бизнесом.
Нанесение такой обиды часто приводит к тому, что вместо разрыва с родителем у подростка возникает симптом. Поэтому, когда отец подарил Брюсу дом, но с условием выплачивать квартирную плату — из-за чего это не могло служить подлинным возмещением причиненного ущерба, — Брюс не выполнил данного условия. Отец не сумел оказать ему помощь напрямую, а сын не знал, как об этом попросить, и в результате Брюс обошелся отцу намного дороже, чем стоимость его обучения в колледже: отец был вынужден вносить за него залоги, оплачивать судебные издержки, лечение, задолженность по квартирной плате и рассрочке и осуществлять другие разнообразные платежи.
Власть бедности
Легко понять, почему деньги — это власть. Те, у кого есть деньги, обладают властью над теми, у кого их нет. Деньги позволяют не только помогать другим, но и подкупают их взятками, ставят в зависимость от себя и покупают любовь и уважение. Все мы начинаем жизнь детьми, когда у нас нет ничего, а у наших родителей — все. Мы полностью зависим от своих родителей. Некоторые родители поощряют эту зависимость, чувствуя, что только с помощью денег могут сохранить любовь и уважение детей. Однако большинство из нас способны найти собственные источники дохода и все же любят своих родителей независимо от того, обеспечивают ли они нас материально.
Но иногда ребенок чувствует себя настолько обиженным кем-то из родителей, что естественный процесс отделения отходит на второй план по сравнению с главной целью — жаждой отмщения. Причинить боль родителю теперь важнее, чем все остальное в жизни. Родитель должен расплатиться за нанесенную обиду.
Но при этом ребенок все же любит его. Оказавшись в таком двойственном положении, подросток или юноша решает, что самый лучший способ причинить боль родителю — причинить боль самому себе. Если он не сможет ничего добиться в жизни — даже прокормиться, — будет жить в постоянной нищете, сколько бы денег ни получал от семьи, это наверняка заставит родителя страдать. Кроме того, нищета позволяет сохранять те же взаимоотношения с родителем, при которых тот по-прежнему имеет все, а ребенок — ничего. Нищета дает ему в руки власть: родитель обречен постоянно что-то давать ему, а ребенок благодаря снижению своего социального статуса всегда будет получать.
У каждого есть что отдавать
Обычно дети, вырастая, отделяются от семьи с одобрения родителей, которые мягко, понемногу отлучают детей от дома. Когда этот процесс нарушается конфликтами и обидами и молодой человек сохраняет свою зависимость дольше обычного, родитель может начать сначала и проделывает все то же самое, что мог сделать раньше, чтобы помочь молодому человеку и ободрить его. Однако, если молодой человек уже не один год находится в положении неудачника, ему надо, прежде чем перестать получать, научиться отдавать.
До сих пор Брюс учился отдавать, заботясь о женщинах. Деньги переходили от отца к Брюсу, а от Брюса — к его женщинам. Он мог давать только тем, кого считал ниже себя. Однако теперь ему предстояло научиться давать тому, кого он считает стоящим выше. Если Брюс научится это сделать и почувствует себя равным отцу, он получит возможность от него отделиться.
Главной заботой в жизни Брюса стало получение помощи и денег от семьи. Теперь ему надо было почувствовать, что означает давать. Но прежде, чем предпринять что-либо в этом направлении, мне нужно было больше узнать о его семье.
— Есть ли кто-нибудь в вашей жизни, кто всегда находится рядом с вами, несмотря ни на что, — кто-нибудь такой, кем вы действительно восхищаетесь? — спросила я.
— Чтобы я мог позвать его на помощь, кто-нибудь такой, с кем можно поговорить? — И Брюс ответил на собственный вопрос так, как я и ожидала: — Ну, отец.
Но я была убеждена, что должны быть и другие.
— Ваш отец был с вами несмотря ни на что? — спросила я.
— Ну да, и он из-за меня очень огорчается, потому что я веду себя как последнее дерьмо. Была еще тетка, была сестра, мать…
Я не ожидала, что помощников окажется так много.
— Она хорошая мать? — продолжала я расспросы. — Она всегда с вами?
— Еще бабушка… Она мне как мать.
Вот оно! Я подумала, что только теперь Брюс назвал центральную фигуру.
— Бабушка по отцу, — продолжал он. — Например, когда я попал в аварию и предстояла операция, мне было очень плохо, и со мной в больнице находилась бабушка. Отец пойти туда не захотел. Он был на меня ужасно зол. Но бабушка всегда была со мной.
— Она всегда была с вами, — сказала я, — и заботилась о вас всю вашу жизнь.
— Она и сейчас пытается это делать. — Когда Брюс заговорил о бабушке, его голос и выражение лица смягчились.
Не брать, а отдавать
Я подумала: «Старушке, наверное, очень приятно, что внук ее любит, пусть даже он постоянно у нее что-то берет». Мне пришло в голову, не удастся ли добиться, чтобы Брюс начал давать что-нибудь своей бабушке и тем самым стал изменять свои взаимоотношения со всей семьей.
Но что можно дать старушке? Пожилые люди нередко участвуют в благотворительности и общественной деятельности. Если бы Брюс помогал своей бабушке, давая что-то тем, о ком она заботится, он тем самым давал бы и ей, и я достигла бы цели. Может быть, мне удалось бы добиться того, чтобы между ними возникла прочная связь, основанная на великодушии.
Меня ожидал сюрприз: я обнаружила, что такая связь уже существует.
— Может быть, ваша бабушка жертвует деньги или тратит свое время на благотворительные дела, скажем, на голодающих детей?..
Я не успела закончить вопрос, как Брюс перебил меня:
— Она раньше ухаживала за стариками в доме для престарелых. Я постоянно ходил к ним, когда был маленький.
— Вы? — удивленно спросила я. — Когда вы в последний раз там были?
— Думаю, что лет в одиннадцать-двенадцать.
— Я думаю, что вам, как и вашей бабушке, свойственно чувство сострадания, — сказала я. — Она посвятила часть своей жизни уходу за стариками.
— А я когда-то работал с умственно отсталыми, — сказал Брюс.
— Вы? Это потрясающе!
— Суд приговорил меня к общественным работам, и я думал, что буду просто заниматься каким-нибудь нудным делом, а потом мой адвокат рассказал мне про это.
— И вам понравилось?
— Ну да, — ответил Брюс, и видно было, что воспоминания об этом доставляют ему удовольствие. — Я, пожалуй, хотел бы снова повидаться и поработать с ними.
— Именно это я и имела в виду.
На какое-то мгновение передо мной приоткрылась скрытая сторона его характера: Брюс, который хочет помогать другим. Но это было лишь мгновение. Он не хотел оказаться в роли щедро дающего, потому что боялся лишиться того положения, которое занимал в семье, — положения постоянно получающего. Поэтому уже следующие его слова показали, что он снова стал прежним.
— У меня нет времени, и я не могу разъезжать по городу, — сказал он. (У него отобрали водительские права.) — Но все же это было неплохо. Мне нравилось. Они были вроде как мои ровесники, только умственно отсталые. Физически я от них как будто не отличался, но ощущение было странное.
— Если я спрошу, какие две вещи вам больше всего нравились, что вы ответите? — спросила я.
— Просто проводить время с ними и учить их. Они неплохие люди. — В голосе Брюса прозвучала нежность. — У меня по-своему мягкое сердце, хотя почти никто этого не знает. Вот Дебби знает, и моя бывшая жена знает, потому что они видели, как я расстраиваюсь и плачу. Они видели, когда меня что-то огорчало. Вы знаете, я же пытался покончить с собой. Я наделал много мерзостей; они знают, что я натворил в жизни. Есть еще пара близких друзей, но больше никому и в голову не может прийти, что я такой. Они думают, что я просто сукин сын.
— Ну вот, опять это ключевое слово, — заметила я, вспомнив, с чего начался наш сеанс.
Не давать волю самоуничижению
Я подумала, что подобное проявление самоуничижения — это способ уйти от какой бы то ни было ответственности. Если Брюс сукин сын, то от него и ожидать нечего. Чтобы стать ответственным взрослым человеком, Брюс должен был сам себя таким считать, а не объявлять сукиным сыном.
— А я и есть сукин сын, — продолжал Брюс. — Все мне это постоянно говорят, и я это признаю — согласен. Когда мне говорят, что я сукин сын, я отвечаю: «Ну и что? Я и есть сукин сын».
Я придвинулась к нему поближе.
— Должна заметить, что не всякий сукин сын стал бы, сидя здесь, с такой нежностью рассказывать мне о тех людях, с которыми работал.
— Ну да, — согласился Брюс, — но это у меня какая-то самостоятельная сторона характера.
— Это как раз та сторона, к которой я обращаюсь, — сказала я.
И я облегченно вздохнула: теперь я обращалась к тому Брюсу, который был добр, способен на сострадание и умен.
Снова к главной дилемме
Во второй главе этой книги я говорила, что одна из величайших дилемм, возникающих в нашей жизни, это переход человека от забот о нем со стороны родителей к его заботам о родителях. Чтобы совершить этот переход, ребенок должен иметь возможность помогать родителям. Родители, не позволяющие ребенку помогать им, становятся причиной возникновения самой серьезной патологии. Такой отец был и у Брюса.
В начале сеанса он рассказывал, как отец оскорблял и унижал его, когда сын пытался помогать ему во время гонок. Если кто-то не имеет возможности совершить подобный переход ко взрослой жизни, помогая своему отцу, он может совершить его, помогая какому-нибудь другому старшему члену семьи, в данном случае — бабушке.
Злоба
Отчаяние, вызванное тем, что человека недооценивают и он не имеет возможности помогать родителям, обычно порождает злобу и жестокость. Брюс многократно прибегал к насилию, используя его против других людей и себя самого. Ему было крайне необходимо научиться сдерживать злобу.
— Брюс, вы, кажется, говорили о том, что вам следует сдерживать злобу, — сказала я.
— Это всегда было для меня проблемой, даже если я один, — ответил Брюс.
— Вы об этом ясно сказали во время нашей первой встречи. — Я хочу поговорить об этом сейчас.
Злоба — проблема, к решению которой терапевты часто подходят неверно. Обычно мои коллеги считают, что проявление злобы в определенном смысле бывает полезным. Смысл в том, что в каждом человеке содержится определенное количество злобы, и выпустить ее наружу — значит избавиться от нее.
На самом деле ничто не находится столь далеко от истины, как данное утверждение. Проявление злобы ведет к накоплению злобы в самом человеке и порождает злобу и насилие со стороны других. Старинная китайская пословица гласит: «Когда ты убиваешь по злобе, готовь две могилы». По-моему, это означает, что, проявляя злобу, мы всегда причиняем вред и себе, а не только другим, и под влиянием злобы невозможно совершить никакого справедливого или разумного поступка. Единственный способ избавиться от злобы — трансформировать ее в какую-нибудь более позитивную эмоцию. Но как это сделать? Один из способов решения этой проблемы — смена объекта злобы.
— Брюс, вы человек отзывчивый, сочувствуете страданиям других и сами через многое прошли, — сказала я. — Подозреваю, что в вашей жизни не хватает одного — возможности совершить что-нибудь такое, что позволило бы исправить какую-нибудь несправедливость в мире. Например, можно помогать умственно отсталым, которых никто не понимает. Вы научились общаться с ними и достаточно долго с ними работали, так что теперь понимаете: у каждого человека есть какая-то другая сторона, и она необязательно сразу бросается в глаза.
Брюс кивнул.
— Поэтому я обращаюсь к вашей способности проникать в душу другого человека. Вместо того, чтобы думать о самом себе как о вечно злобном, неспособном на сочувствие сукином сыне, я хочу, чтобы вы сделали кое-что другое.
Брюс слушал с большим интересом, но не мог понять, что я собираюсь предложить.
— Всякий раз, когда вы начинаете чувствовать себя сукиным сыном, — сказала я, — это значит, что вы сделали что-то не то, вроде применения насилия или наркотиков, вы злитесь на самого себя или на кого-либо еще. Существуют две вещи, которые вы должны делать, как только начнете выкидывать какие-нибудь глупости.
Я решила употреблять слово «глупости», разговаривая о насилии и наркомании. Мне казалось, что так может разговаривать его бабушка, и я хотела навести Брюса на мысли о ней. К тому же это помогало лишить подобное поведение ореола молодечества, который обычно с ним связан.
— Когда вы в следующий раз выкинете какую-нибудь глупость, — продолжала я, — или если начнете испытывать злобу, позвоните в какое-нибудь из ближайших агентств по уходу за престарелыми и узнайте, не понадобится ли ваша помощь. Или зайдите к вашей бабушке и узнайте, что вы можете для неё сделать. Когда вы начинаете злиться по поводу какой-нибудь глупости, например из-за ссоры с Дебби или того, что вам кто-то что-то сказал, найдите какую-нибудь достойную причину злиться — ну, скажем, плохое обращение с престарелыми или умственно отсталыми. Тогда вы сможете злиться по достойному поводу, а не из-за каких-то глупостей.
Брюс внимательно слушал.
— Или сделайте что-нибудь приятное бабушке, — добавила я. — Она тоже одна из тех престарелых, которые нуждаются во внимании. Позвоните ей и скажите: «Я без тебя очень соскучился и хотел бы некоторое время побыть с тобой. Давай я приеду, и мы вместе пообедаем или выпьем кофе!» Вы можете поехать на такси, и бабушка будет только рада заплатить за вас, я в этом не сомневаюсь.
— Ну, на такси-то я, наверное, наберу, ей платить не придется, — сказал Брюс, явно озадаченный таким предложением.
Любовь
Я взывала к чуткости и отзывчивости Брюса, и теперь, когда он заговорил о бабушке, в его голосе зазвучала нежность.
— Она много за меня платила, — сказал Брюс. — Давала мне тысячи долларов. Если я ей позвоню, она может подумать, что мне нужны деньги. Мне это неприятно. На Рождество бабушка позвонила мне и сказала: «У меня есть для тебя немного денег». Я ответил: «Мне не нужны твои деньги». Она сказала: «Ну, я все равно тебе их отдам». А я возразил: «Нет, не хочу». Бабушка настаивала: «Тогда я отдам их тебе в отцовском доме». Но я все не соглашался: «Послушай, бабушка, мне не нужны твои деньги!» Она спросила: «Ты меня больше не любишь?» И теперь она думает, раз я не хочу брать ее деньги, значит, я больше ее не люблю.
— Ну да, она настоящая бабушка, правда? — спросила я.
— Знаете, я уже давно у нее не был, — сказал Брюс с сожалением, — и даже мало с ней разговаривал.
— Вот видите? Так что она будет рада вас видеть, — продолжала я радостно. — Вы знаете, я подозреваю, что это она научила вас отзывчивости.
— Ну, тут она мне помогла, — от всей души произнес Брюс.
Я вздохнула с облегчением: под маской хулигана мне удалось обнаружить нежное сердце.
Как давать и брать
Теперь я заговорила с Брюсом о том, как можно давать и брать деньги. Брюса беспокоило, что раньше он много раз обращался к бабушке с просьбой дать деньги, и теперь она, без сомнения, заподозрит, что он пришел просить еще. Рассказанная им в качестве примера рождественская история кое-что говорила о том значении и власти, какими обладают в их семье деньги, и о том, как чувство вины и беспокойства по поводу ее денег заставляют Брюса держаться от них подальше.
— Если бы кто-нибудь узнал, сколько денег она мне давала, особенно мой старший брат, меня бы убили. Бабушка брала деньги из наследственной доли других и отдавала их мне. Как по-вашему, что я должен чувствовать? А я их растранжиривал, а потом являлся к ней и просил еще.
— Но теперь вы ей позвоните, чтобы просить ее оказать совсем другую помощь, — сказала я. — Вы скажете, что хотите некоторое время побыть с ней, — это способ отчасти расплатиться с ней за то, что она вам давала. Помните, что всякий раз, когда вы бываете у бабушки и доставляете ей радость, вы что-то ей возвращаете. Сколько еще лет у вас будет возможность бывать у нее и радовать ее своим приходом?
— Немного, — вздохнул Брюс.
— И если она захочет дать вам денег, — продолжала я, — вы должны их взять. Это ее порадует, и вам будет приятно принять подарок, который с такой любовью сделает вам бабушка.
— Я слишком много денег потратил впустую, — покачал головой Брюс.
— Ну, это совсем особое дело — подарок от бабушки, — возразила я. — Не у каждого есть такая щедрая бабушка, и, может быть, вы должны проявить свою признательность тем, что потратите эти деньги на что-то хорошее.
Давать, чтобы отобрать
Некоторые люди дают только для того, чтобы иметь возможность потом отобрать то, что дали. Таким был отец Брюса. Он поощрял занятия Брюса гонками только с той целью, чтобы потом отобрать у него гоночное снаряжение. Он позволял Брюсу помогать ему на гонках только для того, чтобы кричать на него и оскорблять при посторонних. Он подарил ему дом, но брал с него квартирную плату. В результате Брюс никогда не знал, что ему чувствовать — благодарность или обиду.
Напротив, бабушка не рассчитывала получить от Брюса ничего взамен и, отдавая ему деньги, не ставила никаких условий. Она была идеалом бескорыстия. Вот почему и Брюс имел возможность давать своей бабушке, не рассчитывая ничего получить взамен.
— Подарок от всей души, который ты получаешь от бабушки, — сказала я, — это особое дело, и он заслуживает особого отношения. Это не то же самое, что деньги, которые ты заработал.
— Что вы хотите сказать? — спросил Брюс.
— Ну, может быть, нужно, чтобы получение такого подарка сопровождалось какой-то церемонией, чтобы вы оба знали, что она не просто дала вам денег. Понимаете, что я имею в виду?
— Да, — ответил Брюс.
— Поэтому, если она даст вам денег, положите их в надежное место, а на следующей неделе мы с вами поговорим о том, как устроить подходящую церемонию.
— Хорошо.
— Вы должны быть счастливы, что бабушка проявляет такую доброту, — сказала я. — Вы понимаете, что я хочу сказать, когда говорю, что бабушка получает что-то от вас взамен — пусть это будет посещением или даже телефонным звонком?
— Вы думаете, это поможет мне избавиться от злобы? — спросил Брюс.
— Безусловно, — ответила я. — Вы трансформируете злобу в позитивную силу. Не только потому, что побываете у бабушки, но и потому, что позвоните туда, где раньше работали, и спросите, нельзя ли вам будет время от времени приходить и помогать.
— Они даже прислали мне рубашку! — сказал Брюс с некоторой гордостью.
— Правда? Когда?
— Месяца два назад.
— Это невероятно, Брюс! — воскликнула я в восхищении. — Вы оставили о себе добрую память. Они не вычеркнули вас из списка совсем.
— Ну да, а это почти все хотят сделать, стоит им на меня посмотреть, — ответил Брюс, не упустив случая предаться самоуничижению.
Следующий сеанс Брюс начал с того, что рассказал, как на прошлой неделе звонил не только бабушке, но и отцу и двум сестрам. Разговоры с ними были дружелюбными и не затрагивали никаких серьезных тем, в них ни словом не упоминалось о прежних размолвках. За эту неделю он только один раз поссорился с женой. Когда он позвонил в центр по уходу за умственно отсталыми и оказалось, что там уже закончился рабочий день, а потом не смог дозвониться до бабушки, он вместо того, чтобы прийти в ярость, пошел прогуляться и успокоился. Он побывал у бабушки, которая дала ему 200 долларов.
Я предложила осуществить церемонию, о которой говорила, и потратить часть этих денег на подарок бабушке. Обсудив несколько вариантов, мы решили, что, истратив половину этих денег, можно отправить ее на целый день в дорогой косметический салон с маникюром, педикюром и всевозможными видами массажа. Другую половину Брюс должен положить на свой банковский счет.
На последующих сеансах я узнала, что дядя Брюса, человек богатый, предложил ему 40 000 долларов на то, чтобы он открыл собственное дело. Отец Брюса не пожелал, чтобы его обошли, и тоже сделал подобное предложение. Возможно, это была его реакция на перемены в поведении Брюса, который теперь начал гордиться тем, что у него появился интерес к бескорыстным жертвам. Брюс продолжал видеться с бабушкой и часть времени посвящал работе с умственно отсталыми в качестве добровольца. В ответ на великодушие, проявленное Брюсом, отец стал все чаще давать ему деньги без всяких предварительных условий.
Несколько сеансов, в одном из которых участвовали отец и дядя, мы обсуждали, насколько Брюс готов взять на себя такую серьезную ответственность. Посоветовавшись с консультантом по финансовым вопросам, Брюс решил открыть дело и с помощью отца и дяди создал собственную компанию.
В этой главе мы говорили о том, как родители могут втайне использовать деньги, чтобы препятствовать развитию своих детей. Но и в тех случаях, когда мы стараемся помочь своим взрослым детям и пытаемся предотвратить их финансовые неудачи, мы в то же время неуклонно стареем. В следующей главе мы поговорим о тайной роли денег в жизни пожилых людей и о том, как они могут их использовать.
9. ДЕНЬГИ И ПОЖИЛЫЕ СУПРУГИ
У большинства супружеских пар, проживших вместе многие годы, накапливаются обиды, которые они мысленно переживают снова и снова, подобно эпизодам старого кинофильма. Навязчивые мысли часто появляются помимо воли, блокируя все остальные мыслительные процессы. Навязчивые обиды часто заставляют людей жить в прошлом, влияют на настоящее и не позволяют супругам получать удовольствие от того хорошего, что присутствует в их взаимоотношениях.
Обиды ведут к отчуждению и недобрым чувствам, что, в свою очередь, усугубляет существующие проблемы. Застарелые обиды нередко уходят своими корнями в возникшее когда-то у человека ощущение, что его не настолько сильно любят и ценят, как ему хотелось бы. Хотя изменить прошлое невозможно, но его понимание, безусловно, поддается изменению.
Вымогательство под угрозой развода
Многие супружеские пары продолжают жить вместе только потому, что развод не по карману одному или обоим супругам. Чтобы избежать финансовых потерь, они сохраняют брак, который в таком случае становится все более невыносимым. В браке людей должна связывать любовь, а не деньги.
Иногда один из супругов постоянно угрожает разводом, чтобы испытать другого. Он ожидает, что в ответ тот станет уверять его в своих чувствах и умолять о любви. Это обычный тактический прием — точно так же напрашиваются на комплименты. Точно так же это может привести и к нежелательным результатам.
Например, если женщина говорит: «Я сегодня ужасно выгляжу!» — она, вероятно, ожидает, что ее муж скажет в ответ что-нибудь вроде: «Ты выглядишь прекрасно, дорогая». Но иногда муж вместо этого может сказать: «Да, ты в самом деле выглядишь скверно», что очень огорчает женщину, ожидавшую комплимента. То же самое происходит и с угрозами развода.
У некоторых супружеских пар существует молчаливая договоренность о том, что жена угрожает разводом, а муж ее отговаривает. Эта угроза и уговоры могут стать частью стереотипного взаимодействия, которое повторяется на протяжении многих лет без всякого реального намерения или возможности разойтись. Однако жизнь не стоит на месте, перемены неизбежны. И в один прекрасный день муж может в ответ на угрозу сказать, что, пожалуй, действительно лучше разойтись. Возникает кризис.
Именно такой кризис привел ко мне на консультацию Маргарет и Карла. Они были женаты тридцать лет и так ссорились из-за денег, что собирались развестись.
— Наш брак пришел к концу, — заявила Маргарет. — Я думаю, единственное, что теперь связывает нас, это деньги. Любви больше нет. Мы должны либо развестись и избавиться от этого стресса, либо как-то дожить до старости по-хорошему.
Эта мысль показалось мне разумной.
— Муж говорит, что не так уж и несчастен. Но я, безусловно, несчастна.
— Я так не говорил, — вмешался Карл.
— А что ты говорил? — спросила Маргарет.
— Я сказал, что несчастен.
Я подумала: а обращает ли вообще Маргарет внимание на то, что думает или чувствует Карл? Некоторые люди почти все время заняты собственными мыслями, из-за чего им трудно расслышать, что говорят другие. Они словно прислушиваются к собственному внутреннему монологу, вместо того чтобы слушать тех, с кем разговаривают. Я подумала, что Маргарет, возможно, из таких людей.
— Виновата в этом я, — продолжала Маргарет. — Из-за меня возникает множество проблем. Я постоянно вспоминаю, что было давным-давно. Мы женаты тридцать один год, и есть такие давние обиды, которые я просто не могу забыть. Самая большая состоит в том, что, когда я познакомилась с Карлом, он был женат. Я целый год встречалась с ним, не зная, что он женат. Он скрывал правду и сказал мне об этом только тогда, когда развелся, всего за несколько недель перед нашей свадьбой.
Давние обиды
Проблема Маргарет типична для тех, кто просто никак не может расстаться с прошлым. Она была замужем за Карлом тридцать лет. Они вырастили двух дочерей, которые уже стали взрослыми. Тем не менее ее все еще возмущало, как вел себя муж, когда они впервые познакомились, — больше тридцати одного года тому назад. Их прошлое в значительной мере оставалось частью ее настоящего.
Я подумала, что Карл, скорее всего, так и не смог вернуть доверие жены, которым злоупотребил в тот первый год их знакомства. Я могла предположить, что, хотя он и был хорошим кормильцем, верным мужем и прекрасным отцом, Маргарет все еще относилась к нему с недоверием. Мне захотелось узнать, как этот недостаток доверия влияет на нынешнее финансовое положение семьи. Однако я сдержала свое любопытство, потому что прежде, чем обсуждать с Маргарет финансовые проблемы, хотела, чтобы она припомнила что-нибудь хорошее. Хорошие воспоминания — самое лучшее противоядие от плохих. О денежных проблемах лучше всего говорить в контексте взаимной симпатии, а не давних обид. Поэтому я спросила Маргарет:
— Вы помните тот момент, когда влюбились в него?
Я намеренно сформулировала вопрос так, чтобы он вызвал романтические и сексуальные ассоциации. Я знала, что мне нужно будет каким-нибудь образом восстановить влечение супругов друг к другу, и я хотела выяснить, осталась ли еще в них искорка чувства, которую можно было бы раздуть.
«Электрическая» рука
Маргарет припомнила, что впервые познакомилась с Карлом на танцах.
— Нас представила друг другу одна моя знакомая учительница, — сказала она. — Карл спросил: «Мы раньше не встречались?» Я ответила: «И я подумала о том же». Он мне понравился, а тот парень, с которым подруга собиралась меня познакомить, не пришел. Мы разговорились, и оказалось, что у нас есть общие знакомые.
— У вас прекрасная память, — сказала я и, повернувшись к ее мужу, добавила: — Ваша жена всегда все так хорошо помнит?
— Все до мельчайших подробностей, — ответил Карл.
— Замечательно, — восхитилась я.
— Только не для наших отношений, — сказала Маргарет, — потому что я начинаю вспоминать…
— И именно тогда вы в него влюбились? — перебила я.
Маргарет продолжала свой рассказ:
— Когда я наконец убедила его, что не могу пойти с ним в тот вечер из-за подруги, он просто обнял меня рукой за талию, и я почувствовала, как будто от его руки исходит некое электричество. — Она рассмеялась, и Карл с нежностью улыбнулся. — Тут я все поняла, — продолжала Маргарет. — Я и раньше встречалась с молодыми людьми, но никогда у меня не появлялось подобного ощущения. А потом Карл сказал: «Увидимся завтра». Маргарет произнесла эти слова басом, подражая ему.
Я поняла, что мне удалось пробудить дорогое для нее воспоминание. Теперь я знала, что искорка прежней страсти, соединившая Маргарет и Карла, еще тлеет. Но это приятное воспоминание оказалось мимолетным. Маргарет продолжала:
— Но тогда я не знала всего остального. Когда я узнала, что встречаюсь с женатым человеком, со мной что-то случилось, и так было все эти годы. Я хотела бы, чтобы это осталось в прошлом. Одна подруга посоветовала мне заниматься медитацией в те минуты, когда я начинаю об этом думать. Но это не помогает. Я не могу сосредоточиться.
Пенсия
Потом Маргарет заговорила о более близких временах.
— В апреле Карл ушел на пенсию, — сказала она. — Существует такой документ, который должна подписать супруга. Этот документ касается ежегодной выплаты определенной суммы. Я сказала, что не подпишу его и что если мы разведемся, я хочу получить дом, машину и еще определенную сумму денег наличными. На этих условиях я согласна подписать бумагу. Так что пока я ее не подписываю: хочу посмотреть, что из этого выйдет.
Карл почти всю жизнь проработал в государственном учреждении. Теперь он не мог получить свою пенсию, потому что Маргарет отказывалась подписать важный документ. Я видела, что ситуация складывается напряженная, и решила, что Карл должен испытывать унижение и растерянность из-за тех неприятностей, которые устроила ему жена.
— Если мы решим не разводиться, — продолжала Маргарет, — я, естественно, все подпишу. Но тогда я не хочу, чтобы Карл имел на меня зуб за то, что я не подписывала документ раньше. Надеюсь, что он не затаит обиду и у нас останутся хорошие отношения. Если мы останемся вместе, между нами не должно быть никаких обид.
Маргарет не могла расстаться со своей обидой, но при этом не хотела, чтобы обиду затаил Карл. Та ее часть, что жила в прошлом, ожидала развода, и поэтому Маргарет шантажировала мужа, отказываясь подписать документ о выплате денег. Та часть, которая жила в настоящем, знала, что они могут остаться вместе и жить счастливо. Мне необходимо было найти способ заблокировать прошлое и помочь Маргарет жить в настоящем.
— Дома мы не разговариваем, — продолжала Маргарет. — Каждый живет, как хочет, и делает, что хочет. Нам просто нужно, чтобы наши отношения стали лучше. — Она обернулась к мужу. — Ты с этим согласен?
— Абсолютно, — ответил Карл.
Я спросила его, каких изменений в их отношениях он хотел бы.
— Многих. Маргарет только что вспомнила про некоторые вещи, которых не может забыть. Она никогда ничего не забывает и угрожает разводом уже двадцать — нет, двадцать пять лет.
Супругу, который угрожает разводом, принадлежит вся власть в семье. Когда под вопрос ставится самая суть взаимоотношений, оказываются в опасности все аспекты супружеской жизни. Сама угроза развода отрицает обязательства супругов друг перед другом и угрожает всему институту семьи. Я должна была помочь Маргарет, чтобы она преодолела свою обиду и перестала угрожать Карлу разводом.
— Значит, это началось не в последние недели? — спросила я.
— Нет, — ответил Карл. — Она даже детям много раз говорила, что наш брак близится к концу. Есть еще одна проблема. Я человек довольно активный, я всегда чем-то занят. А Маргарет не хочет появляться в обществе. Она любит прийти домой с работы и завалиться в постель.
Я догадалась, что Карл и Маргарет не только не появляются вместе в обществе — между ними нет и сексуальных отношений. Их проблемы типичны для супружеских пар среднего и пожилого возраста: давние обиды, неудовлетворительная сексуальная жизнь и эмоциональное отчуждение, не позволяющее получать удовольствие от общения друг с другом. Все это мне предстояло изменить. Я решила начать с давних обид.
Срок давности
— Я хотела бы затронуть три темы, — сказала я. — Во-первых, даже для самых ужасных преступлений существует срок давности — семь лет. По закону нашей страны человека нельзя судить за преступление, совершенное более семи лет назад. Я хочу применить этот закон к вашему браку. Поэтому я хочу, чтобы вы сосредоточились только на тех обидах, которые были нанесены в последние семь лет.
Реакцию Маргарет можно было предвидеть.
— Последние семь лет были довольно мирными, — сказала она. Маргарет не захотела говорить о проблемах, на которых я просила сосредоточиться.
Я повернулась к Карлу:
— А вы согласны это сделать?
— Я всегда забываю наши ссоры, — сказал Карл. — Более чем согласен! — засмеялся он.
— Почему мы не можем просто сказать, — продолжала Маргарет, — что хотели бы начать все сначала, с чистого листа, чтобы каждый день становился началом новых отношений?
— Подожди, я не могу поверить своим ушам, — сказал Карл. — Это и есть то, чего ты хочешь?
— Да, — ответила Маргарет. — Только это должны сделать мы оба. Не только я — и ты тоже.
— Если это и есть то, чего вы хотите, прекрасно, — сказала я. — Но пока что вам разрешается мысленно возвращаться в прошлое не больше, чем на семь лет. И это относится к обоим.
— Я буду очень рад, — смеясь сказал Карл.
— Хорошо, — согласилась Маргарет. — Значит, если я захочу про что-то рассказать, я должна припомнить, не случилось ли это раньше, чем семь лет назад, и если это так, тогда мне следует промолчать.
— А Карлу я поручаю вам об этом напоминать, — сказала я.
— И я тоже буду ему напоминать, — отозвалась Маргарет.
— Хорошо, — сказала я. — Значит, всю эту неделю вы не будете возвращаться в прошлое дальше, чем на семь лет?
— Да, — решительно ответила Маргарет.
Денежные тайны
Целью моего следующего шага стала попытка предпринять что-нибудь по поводу пенсии Карла. Не подписывая бумагу, Маргарет таким образом продолжала подвергать его унижению, и это делало невозможным установление хороших отношений между ними. Я подозревала, что у Маргарет есть свои финансовые секреты, и решила проверить свое подозрение.
— Я думаю, — сказала я, — что нам нужно будет посвятить один сеанс целиком тому, чтобы разобраться с финансами.
Как я и ожидала, Маргарет возразила:
— Зачем? Я не понимаю.
Она не хотела, чтобы стало известно, что она делает с деньгами, которые зарабатывает, преподавая рисование.
Я сказала:
— Вы оба хотите поступить с другим справедливо с финансовой точки зрения. Самый лучший способ — сложить все вместе, сесть и посмотреть, о чем идет речь.
Карл сказал:
— Я давно уже перестал претендовать на ее доходы. Некоторое время это меня беспокоило, но важнее другое: чтобы я мог получать свою пенсию, она должна до пятницы подписать ту бумагу.
Маргарет не обратила внимания на слова Карла и, обращаясь ко мне, признала:
— Как раз сейчас у меня слишком много неоплаченных счетов из магазинов по моим кредитным карточкам.
Именно этого я и ожидала.
— А вы не согласитесь принести сюда с собой всю эту информацию? — спросила я. — Я хочу посвятить один сеанс тому, чтобы разобраться, что у вас есть.
— Если мы до пятницы ничего не предпримем по поводу моей пенсии, — сказал Карл, — это будет означать…
— Я подпишу эту бумагу, — перебила его Маргарет. — Хорошо?
— Повтори-ка еще раз, — сказал Карл.
— Я сказала, что подпишу ее. Я вижу, что ты честно хочешь, чтобы наши отношения наладились.
Карл посмотрел на жену, приоткрыв рот от изумления и радости.
Я сказала:
— Буду рада, если вы встанете, обнимете жену и поблагодарите ее за это.
Карл встал, наклонился к жене, обнял ее и нежно поцеловал.
Маргарет произнесла:
— Теперь я хочу, чтобы ты не держал на меня обиды и рассказал, что пережил из-за меня.
Карл согласился более чем радостно.
«Что мое — мое, а что твое — тоже мое»
У каждой супружеской пары существует та или иная молчаливая договоренность по поводу денег. Даже если супруги никогда не обсуждают открыто, что делать с деньгами, все равно возникают какие-то правила, устанавливаются стереотипы, и изменить их непросто, если вообще возможно.
Самые стабильные пары — те, где налажены отношения взаимодополняемости. Супруги дополняют друг друга и в том, как они поступают с деньгами. Иными словами, правила, которыми руководствуются при этом муж и жена, неодинаковы. Между ними не существует равенства.
Вот пример традиционных отношений взаимодополняемости. Муж работает, приносит свой заработок домой и отдает жене. Та ведет хозяйство, растит детей и оплачивает счета, решая, как должны быть потрачены деньги. При этом у каждого из супругов своя область ответственности, и каждый наделен властью, распространяющейся на определенные аспекты жизни. Его власть основана на том, что он является кормильцем семьи; ее власть — в том, что она тратит деньги и регулирует семейные взаимоотношения. Каждый зависит от другого. Подобные отношения обычно стабильны.
Но то, что отношения стабильны, не означает, что они удовлетворительны. Случается, муж и жена несчастливы друг с другом, но они не в состоянии разойтись, потому что дополняют друг друга, нуждаются друг в друге. Взаимоотношения Карла и Маргарет были именно такими — стабильными и неудовлетворительными. Они дополняли друг друга необычным образом. Оба работали и зарабатывали деньги. В этом смысле их взаимоотношения были симметричными, взаимодополняемость проявлялась в том, что Карл отдавал Маргарет деньги, которые зарабатывал, и тем самым обеспечивал семью, а Маргарет придерживала деньги, которые зарабатывала, и тратила их на себя. Деньги Маргарет принадлежали только ей, и деньги Карла тоже принадлежали только ей.
Стабильность семьи оказалась нарушенной, когда Маргарет отказалась подписать документ о пенсии Карла. Для Карла это стало последней каплей. Он был согласен отдать ей все, но при этом хотел иметь право самому решать, что делать со своей пенсией. Когда Маргарет обещала подписать бумагу, супруги оказались готовыми вернуться к прежней взаимодополняемости в вопросе о деньгах. Моя проблема состояла в том, чтобы помочь им наладить отношения, не пытаясь без необходимости изменить их правила обращения с деньгами. Думаю, когда терапевта не просят помочь что-то изменить, он этого делать не должен.
Электричество включается снова
Я сказала Маргарет, что хочу несколько минут поговорить с Карлом наедине, и попросила ее выйти в приемную. Потом я обратилась к Карлу:
— Мне кажется, Маргарет необходимо снова ощутить электричество, исходящее от вашей руки. Когда вы несколько минут назад сказали мне, что Маргарет, приходя домой, тут же ложится в постель, я подумала: может быть, она подает вам сигнал, что хотела бы, чтобы вы легли вместе с ней?
— Не знаю, — отвечал Карл. — Она жалуется, что между нами никогда не бывает секса, но если я собираюсь заняться с ней сексом, она говорит, что не хочет.
— И все же мне кажется, — настаивала я, — что ей до сих пор хотелось бы испытать это ощущение, исходящее от вашей руки, этот электрический разряд, который она тогда почувствовала. Вы не хотите снова включить его?
— Попробую, но жена говорит: «Я не буду заниматься с тобой сексом; этого столько времени не было, не сомневаюсь, что у тебя есть кто-то на стороне, а сейчас вокруг СПИД и всякое такое».
— Я знаю, что вы испытываете друг к другу чувство, которое нужно только пробудить, — сказала я. — Я вижу, оно есть. Сейчас оно просто дремлет.
Я поняла, что Карл не сможет оживить это чувство сам, и решила, поговорив наедине с Маргарет, попробовать повлиять на нее. Я начала с того, что спросила, как, по ее мнению, можно оживить их любовь.
— Буду очень откровенна, — ответила Маргарет. — В последний раз мы занимались любовью почти три года назад. У меня нет никаких доказательств, что у него существует связь с другой женщиной, хотя временами у меня и появляются такие подозрения. Я не верю, чтобы мужчина мог два года обходиться без секса. А теперь прошло столько времени, и я не хочу подцепить СПИД или что-нибудь в этом роде. Поэтому я никогда больше не смогу заниматься с ним сексом.
— Послушайте, — сказала я, — мне это не нравится. Вы выбрали себе мужа, который поддерживал вас во всех отношениях: финансовом, эмоциональном, с детьми. Он был вам защитником и кормильцем. И вдруг вы собираетесь вот так взять и бросить его, а какая-нибудь другая женщина, далеко не столь достойная, как вы, тут же его подберет.
— Кое-кто из друзей мне так и говорил, — подтвердила она.
— Ваша задача — вернуть это чувство, это желание, то, что вы испытывали, когда он обнимал вас…
Маргарет перебила:
— Может быть, я смогу приготовить что-нибудь из того, что он любит? В последнее время я для него не готовлю.
— А что бы вы приготовили, чтобы устроить романтический вечер?
— Он, знаете, не очень разборчив в еде — было бы что поесть.
— А вы поставили бы на стол свечи?
— Поставила бы, только я этого никогда не делала.
— Вы сделаете это на днях?
— Ну, не знаю. Наши отношения строятся на деньгах, а не на любви. Если я не подпишу бумагу для пенсии, он потребует развода.
— Не сомневаюсь, что он вас любит, — сказала я.
— Вы так думаете? Откуда вы знаете?
— Терапевт все знает. И я думаю, вы просто разобьете ему жизнь, если уйдете от него. И, наверное, никогда не сможете собрать осколки. Он должен, придя домой, получить сюрприз — обед при свечах. Вы сможете его соблазнить?
— Может быть, и смогу, — ответила Маргарет. — Но что я от этого получу?
— Вам очень нужно то, что ждет вас после ужина…
Маргарет рассмеялась.
— То есть он и его электричество, — продолжала я.
— Нет у него никакого электричества, — возразила Маргарет.
— Я думаю, своими чарами вы сможете снова вдохнуть искры в его руки. Когда вы это сделаете?
— Подождите минуту. Я даже не знаю, нет ли у него СПИДа. Я могла бы сделать так, чтобы он пошел и проверился, но на это нужно время. Зачем мне все это, если я не хочу заходить так далеко?
— Да, это важно — то, что вы сказали. Нужно пойти в аптеку и сделать то, что сделала бы на вашем месте любая женщина помоложе. Купите три-четыре презерватива разных цветов и предложите ему выбрать.
Маргарет рассмеялась.
— Я думаю, он будет ужасно смущен.
— Вам надо это сделать, чтобы пробудить электричество.
Маргарет снова рассмеялась, но немного смущенно.
— Может быть, вам лучше попросить купить презервативы кого-нибудь из ваших дочерей, потому что молодая женщина сделает это без всякого стеснения.
— Я могу попросить ту из них, которая замужем, — сказала Маргарет.
— А потом, после обеда при свечах, вы попросите мужа выбрать тот цвет, какой ему понравится. Все получится отлично.
— Он скажет: «Ну, ты и нахалка!» У нас этого давно не было. Может быть, у него какие-нибудь проблемы со здоровьем. Несколько раз я видела счет от врача, там было что-то о предстательной железе, но, правда, было написано: «Не препятствует функционированию».
— Ну, что бы ни произошло, это будет интересный вечер. У вас есть прозрачный пеньюар?
— Есть.
— Можете вы сделать все так, чтобы это было для него сюрпризом?
— Возможно. Мне всего-навсего надо пойти в магазин, купить что-нибудь, накрыть стол, зажечь свечи и надеть пеньюар. Все это не так уж и сложно.
— Отлично, — сказала я. — Жду вас на следующей неделе.
Как начать сначала
Когда они пришли на следующий сеанс, Маргарет сказала:
— Эта неделя была просто замечательной. Мы разговаривали друг с другом. Мне даже не верится, что это правда.
Карл согласился с ней.
Маргарет со смехом вспомнила, как накануне вечером, когда обед при свечах был готов, Карл вошел и спросил: «Я не ошибся адресом? Неужели это та Маргарет, которую я знаю?» И она снова засмеялась.
Перед большинством супружеских пар, состоящих в браке много лет, встает проблема: как вновь пробудить взаимные чувства и сексуальный интерес. Карл и Маргарет добились этого в три этапа.
1. Они уладили свои денежные дела. Маргарет подписала бумагу для пенсии, а Карл не стал интересоваться, на что она тратила свои деньги.
2. Они установили срок давности и зачеркнули двадцать пять лет прежних обид.
3. Маргарет успешно соблазнила Карла, и он снова вступил с ней в сексуальные отношения.
Шаги, которые позволяют пожилым супругам наладить отношения
Обычные проблемы, с которыми сталкиваются супруги, достигшие среднего возраста или старше, — это давние обиды, неудовлетворительная сексуальная жизнь, несправедливое распределение денег, скучная светская жизнь и то, что часто выглядит как эмоциональное отчуждение. Существует несколько шагов, которые могут предпринять один или оба супруга, чтобы все это изменить. Эти шаги — совсем не такие, как у молодых супругов.
Разжечь угасшую искру
Первый шаг супругов состоит в том, чтобы вернуть хотя бы часть былой страсти, которую они питали друг к другу в прошлом. Полезно вести разговоры на определенные темы. Вы можете вспомнить, как познакомились, что привлекло вас друг в друге, как влюбились. Иногда бывает достаточно только поговорить об этом, как вспыхивает искра былого чувства.
Во время подобных разговоров вы должны следить за тем, что говорите, и выбирать такие слова, которые выражают чувство и страсть и которые впоследствии вы сможете использовать, чтобы вновь их вызвать. Например, одна женщина рассказала мужу следующее: когда он впервые обнял ее, ей показалось, что он — огромный теплый плюшевый мишка. Муж запомнил эти слова и много раз использовал их, чтобы напомнить о взаимной любви, например: «Мне кажется, тебе хочется, чтобы тебя приласкал твой плюшевый медведь». Плюшевый мишка стал символом любви и страсти, которую они питали друг к другу.
Срок давности
Давние обиды можно преодолеть, если прибегнуть к сроку давности. Применительно к браку это означает, что вам запрещается припоминать любые события, происшедшие больше семи лет назад, намекать на них, выражать обиду или высказывать обвинения по их поводу. Это распространяется и на денежные траты, и на интрижки на стороне, и так далее. Важно сосредоточиться на проблемах последних семи лет, оставив в стороне все, что происходило раньше.
Если один из супругов забудет про срок давности и заговорит о прошлом, другой может напомнить ему, что об этом говорить запрещено. Припоминание давних обид, попытки сообразить, в каком году это случилось, могут очень скоро надоесть и вообще отбить охоту высказывать прежние обиды.
После двадцати-тридцати лет супружества всегда можно припомнить множество давних обид, мешающих сблизиться вновь. Если вы установите предельный срок в семь лет, с этим будет легче справиться. Кроме того, это лучше, чем пытаться вообще забыть прошлое и сосредоточиться только на настоящем и будущем, что многим супружеским парам представляется излишней крайностью. В действительности же нередко оказывается, что, постоянно стараясь помнить про семилетний срок давности, супруги решают: проще начать все сначала и забыть о прошлом совсем.
Финансовые планы
Каждая супружеская пара должна иметь определенный финансовый план. Своими деньгами следует распоряжаться как можно лучше и по справедливости. Примерно то же самое должны делать и молодожены, но в данном случае это еще более необходимо, потому что финансовые проблемы пожилых пар обычно гораздо сложнее.
Трудно добиться счастья в супружестве, когда существуют нерешенные финансовые проблемы, порождающие обиды. У вас и у вашего супруга должна быть единая идеология, общее представление о том, к чему вы стремитесь, чего хотите достичь как супруги и как семья. Эта идеология всегда включает в себя и материальные потребности, и желания.
Возобновите свою сексуальную жизнь
Когда финансовые проблемы разрешены таким образом, что налицо хотя бы договоренность и сотрудничество, можно приступить к восстановлению вашей сексуальной жизни. Вы должны экспериментировать, находить новые, необычные подходы друг к другу. Например, можно встретить супруга в дверях в одном фартуке на голое тело; пригласить его в отель, чтобы вместе искупаться в ванне-джакузи. На возражения и нежелание отвечайте шуткой. Чувство юмора поможет вам преодолеть и собственную боязнь быть отвергнутым. Можете вспомнить о том доверии и любви, которые вы когда-то испытывали друг к другу. Не забудьте, что на протяжении всех этих лет вы вкладывали капитал в вашего супруга или супругу. Не дайте этим капиталовложениям пропасть впустую.
Отчет за семь лет
Припомните вместе последние семь лет вашей жизни (срок давности!). Подумайте о самом плохом поступке, который вы совершили по отношению к другому. Затем с позиций здравого смысла оцените, насколько это было плохо в действительности. Если вы в самом деле сильно обидели друг друга, важно признать это обстоятельство и сопоставить с тем хорошим, что вы сделали. Однако иногда люди могут надолго затаить обиду из-за сущей нелепости, и это тоже важно признать. Каждому из вас будет полезно подумать о том, как поступали друг с другом знакомые вам мужья и жены, и, сравнив это с вашей ситуацией, можно воспользоваться случаем, чтобы поздравить себя с тем, как мало страданий вы причинили друг другу.
Будущее
Поговорите о планах на будущее, о приятном времяпрепровождении, об отпуске, может быть, о втором медовом месяце. Пообещайте друг другу раз и навсегда, что больше никогда не будете грозить разводом. Нельзя наслаждаться жизнью, когда кто-то один угрожает.
В общем, всегда помните, что где-то в душе у вас остаются любовь и страсть, которые вы когда-то питали друг к другу и которые не покинут вас и в будущем. Помните, что проявления обиды со стороны любого из вас — это на самом деле мольба о любви. На обиду надо отвечать любовью, как молодожены отвечают на провокацию шуткой и игрой, а не враждебностью. Пожилые люди должны отвечать на обиды любовью, а не злобой или отчуждением. Тщательно и справедливо спланируйте свои денежные дела, придите к общему мнению, каким бы вы хотели видеть свое финансовое положение. Отложите в сторону давние претензии относительно того, как решались денежные вопросы в прошлом. Не используйте деньги для того, чтобы угрожать друг другу. Когда супругов связывают деньги, любовная связь ослабевает и разрушается.
Иногда деньги порождают обиды, запоминающиеся надолго, но их можно использовать и в благих целях. В следующей главе мы поговорим о некоторых необычных способах использования денег, помогающих преодолеть трудности.
10. ПОЛЬЗА ОТ ДЕНЕГ
Почти каждый из нас время от времени испытывает беспокойство, заметив, что делает что-то не то и не может от этого удержаться. Одни курят, другие слишком много едят, слишком мало двигаются или не могут отделаться от привычки откладывать «на потом» срочные дела. Если вы оказались в таком положении, можно изменить свое поведение с помощью денег.
А иногда нас беспокоит поведение тех, кого мы любим. Их действия причиняют вред им самим или портят наши с ними отношения. Если вам надоело уговаривать мужа, упрашивать детей или торговаться с женой, подумайте, нельзя ли сделать им «предложение, от которого они не смогут отказаться».
Мы убедились, что деньги способны оказывать губительное действие. Но они способны творить и добро. Вы можете прибегнуть к их помощи, чтобы вам самим или кому-нибудь другому было легче преодолевать трудности. Когда те, кого вы любите, своим поведением вредят себе или другим, следует повлиять на такое нежелательное поведение и изменить его, воспользовавшись теми или иными особенностями их характера. А связующим звеном могут стать деньги.
Денежные хитрости
Было бы прекрасно, если бы наши близкие могли измениться и стали действовать на благо себе только потому, что поняли свои ошибки, или же из любви к нам. Но так бывает не всегда. Меняться трудно, однако этому можно помочь, если разумно и дальновидно использовать деньги. Все мы хотим вести уравновешенную жизнь, но часто равновесие в нашей жизни нарушается. Деньги оказываются той лишней гирькой на весах, которая восстанавливает равновесие.
Наказание штрафом
Когда члены семьи не делают того, что должны делать, полезно наказывать их штрафами. Часто родители штрафуют детей за невыполнение каких-нибудь домашних дел, за плохие оценки, за драки между собой. Реже один из супругов наказывает штрафом другого. Но и это возможно.
У Джо, мужа моей подруги Бетти, было больное сердце. Он должен был регулярно делать зарядку и избегать определенных видов пищи. Бетти каждый день напоминала ему о зарядке, не покупала ничего жирного и сладкого и уговаривала его следить за собой. Но Джо терпеть не мог делать зарядку и любил как следует поесть в ресторане. Особенно нравились ему пирожные с кремом и другие сладости. Он утверждал, что по каким-то таинственным биологическим причинам находится в хроническом состоянии беспокойства, из-за чего не может устоять перед искушением при виде пирожных и прочих лакомств и у него не хватает силы воли заставить себя заниматься зарядкой.
Бетти надоело уговаривать его и тревожиться за его здоровье. Она попыталась пригрозить, что уйдет от него, но даже такая угроза не смогла заставить Джо изменить свое поведение.
Однажды Бетти решила испробовать новую тактику. Она пригласила Джо в роскошный ресторан и, когда им принесли его любимые блюда, сказала, что хочет предложить ему сделать одну вещь, которая может ее осчастливить. Более того, если он примет это предложение, она будет настолько счастлива, что больше никогда не станет приставать к нему с зарядкой или диетой.
Джо заинтересовался. Особенно его привлекла перспектива избавиться от ее напоминаний. Он спросил жену, что это за предложение.
— Я, наконец, поняла, Джо, — сказала Бетти, — что ты имеешь право поступать так, как хочешь, особенно пока у тебя возникает это постоянное беспокойство. Никто не должен указывать тебе, как жить и что делать.
Джо не мог поверить своим ушам.
— Но твое поведение, — продолжала Бетти, — очень меня огорчает. Я думаю, что, если ты будешь продолжать в том же духе, мне надо готовиться к тому, чтобы в очень скором времени стать вдовой. Меня это очень тревожит, и мне нужна твоя помощь, чтобы избавиться от этой тревоги.
— Я, конечно же, постараюсь тебе помочь, — сказал Джо. — Но что ты предлагаешь?
Дальше Бетти сказала, что он знает, как она любит иметь карманные деньги и покупать разные красивые безделушки для себя и для их дочерей.
— Больше того, — сказала Бетти, — деньги для меня — прекрасное успокаивающее средство.
— Я знаю, — сказал Джо.
— А ты только что обещал помочь мне избавиться от тревоги, — напомнила Бетти.
И тут она сказала, что всякий раз, когда Джо съест что-нибудь такое, чего ему есть нельзя, он должен залатить ей определенную сумму денег, с которыми она сможет сделать все, что захочет.
— Так что давай договоримся, во сколько тебе обойдется каждое лакомство.
Джо был ошеломлен. После долгой торговли они условились, что за каждое съеденное пирожное он будет платить ей по доллару; каждая столовая ложка масла обойдется ему в 2 доллара, кусок мяса — в 5 долларов, все, в чем содержится кофеин, — в 2 доллара 50 центов, и так далее. А за каждый день, когда он не выполнит своего обычного 20-минутного упражнения на тренажере, он должен будет заплатить ей 20 долларов.
Бетти принялась мечтать вслух о платьях, которые накупит себе на полученные деньги.
— Я серьезно подумывала о разводе, — сказала Бетти, — но мне кажется, что это еще лучше.
— Ты в самом деле собиралась от меня уйти? — спросил Джо.
— Да, — ответила Бетти. — Я не могла больше видеть, как ты себя убиваешь. Но, наверное, все на свете имеет свою цену, и эти деньги меня успокоят.
— Тебе не придется от меня уходить, — сказал Джо, — а мне не придется тебе платить, потому что я больше не буду этого есть.
Однако на протяжении следующих нескольких недель Джо все же приходилось расплачиваться. Однажды он пропустил зарядку, а в другой раз съел пачку печенья. Бетти строго следила за тем, чтобы он платил столько, сколько полагалось. Вскоре Джо уже всерьез задумывался перед тем, как совершить какой-нибудь проступок. Он стал придерживаться диеты и через некоторое время начал вести более здоровый образ жизни.
Повременная плата
Гордон и Джойс многие годы обращались к терапевтам по поводу своих супружеских проблем. Оба они были специалистами с высшим образованием, но выросли в совершенно разных условиях. Он был нью-йоркским евреем, а она — протестанткой из маленького английского городка. Их бурная супружеская жизнь продолжалась больше двадцати лет. Я оказалась последним терапевтом, которого они решили испробовать: если я не смогу примирить их, надо разводиться.
Я еще не видела двух столь разных людей. Гордон обожал ходить в гости, Джойс этого терпеть не могла. Он любил путешествия, она хотела оставаться дома. Он всегда поступал по наитию, она должна была все тщательно планировать. Он работал допоздна и часто ездил в командировки, а она, будучи консультантом, большую часть времени проводила дома.
— Что меня больше всего возмущает в Гордоне, — сказала Джойс, — так это некоторые его привычки, которых я не могу ни понять, ни простить. Например, он вечно всюду опаздывает.
— А она всегда норовит прийти пораньше, — вставил Гордон.
Я уже заметила, что Джойс явилась на сеанс за двадцать минут до назначенного срока, а Гордон на десять минут опоздал.
— Если я жду его дома к обеду, — продолжала Джойс, — он непременно придет на полчаса позже. Он всегда опаздывает, когда мы договариваемся встретиться в ресторане, в кино, в гостях или просто на улице.
С годами Джойс чувствовала, что Джо становится все более неуправляемым и, находясь от него в полной зависимости, она не раз угрожала разводом. Гордона и самого беспокоила собственная безалаберность, но он говорил, что не в силах измениться.
Джойс готова была и дальше жаловаться на разнообразные недостатки Джо, но я перебила ее:
— Я хотела бы начать с вопроса о пунктуальности.
— Вы должны понять, — вмешался Джо, — что у меня на работе часто появляются непредсказуемые дела. Я могу задержаться из-за какой-нибудь встречи или срочного телефонного разговора. Я просто не имею возможности быть пунктуальным.
— Посмотрим, — ответила я. — Мне кажется, я могу предложить вам некоторое решение, если вы согласитесь поступать так, как я скажу.
Он неохотно дал свое согласие.
Я сказала, что всякий раз, когда жена будет ждать его дома, а он опоздает, Гордон будет платить ей по доллару за каждую минуту опоздания. Если она будет ждать где-нибудь в гостях, в ресторане и так далее, он будет платить за каждую минуту опоздания по два доллара. Если она будет ждать на улице, минута опоздания обойдется в три доллара. А если при этом будет идти дождь или снег или просто будет холодно, штраф составит по 5 долларов за минуту. Ему придется постоянно иметь при себе мелкие деньги, потому что расплата должна производиться тут же, на месте, и наличными — никаких чеков или отсрочек.
Что касается Джойс, то деньги, которые она будет с него получать за опоздания, следует тратить только на себя, а не на хозяйство и не на детей. Эта идея ей очень понравилась.
С тех пор Джойс больше никогда не жаловалась на недостаток пунктуальности у Джо. Опаздывая, он каждый раз платил, и я подозревала, что она стала поощрять его опоздания. Больше того, я так и не узнала, стал ли он более пунктуальным или его опоздания просто перестали ее огорчать.
Разобравшись с этой проблемой, я взялась за другую сторону их конфликта. Профессия Гордона требовала активной светской жизни. Он должен был приглашать людей обедать, ходить в гости и так далее. А Джойс эту светскую жизнь терпеть не могла. Обычно она отказывалась ходить с ним, а если и ходила, держалась замкнуто и неприветливо. Гордон огорчался и досадовал, потому что восхищался ее умом и хотел, чтобы все видели, какая у него замечательная жена. Из-за этого у них часто возникали ожесточенные ссоры.
— Сколько вы получаете как консультант? — спросила я Джойс. — Вам платят по времени?
— Да, — отвечала Джойс. — 60 долларов в час.
— Гордон, — сказала я, — мне кажется, вы можете решить эту проблему. Я понимаю, как это для вас важно, как вы нуждаетесь в обществе Джойс. Вот что я предлагаю. Каждый раз, когда вы захотите, чтобы Джойс вместе с вами появилась в обществе, вы должны за это заплатить ей по ее ставке, как за работу. — Гордон изумленно поднял брови. — С некоторой скидкой, — добавила я, — потому что вы, в конце концов, все-таки ее муж. Я думаю, что 50 долларов в час будет в самый раз.
Джойс с интересом смотрела на меня.
— Так что если ей придется идти с вами на обед, или в гости, или куда-нибудь еще, куда вы захотите взять ее с собой, вы будете платить ей по 50 долларов за каждый час, который она там проведет.
Потом я повернулась к Джойс.
— А поскольку вам теперь будут платить как специалисту, вы должны соответственно себя вести, держаться вежливо и проявлять интерес к людям, с которыми вас будут знакомить. Постарайтесь вести с ними интересные беседы. Обращайтесь со всеми так же предупредительно, как с клиентами, которые пришли к вам за консультацией.
— А время, которое уйдет на дорогу, считается? — неожиданно для меня спросила Джойс. Идея ей явно понравилась. — Иногда приходится ехать целый час. Я должна получать деньги и за то время, что буду сидеть в машине.
— У меня же на это не хватит денег, — взмолился Гордон. — Я уже и так плачу ей за опоздания. А теперь придется платить еще и за то, чтобы она ходила на обеды. Это кончится для меня банкротством.
— Не думаю, — ответила я. — Мне кажется, это будет справедливо. Ведь это вам нужно, чтобы Джойс была с вами. Я считаю, что за время, потраченное на дорогу, можно платить по 30 долларов в час.
Джойс согласилась, и Гордон принял мое предложение. С тех пор светская жизнь перестала быть для них проблемой, хотя время от времени Гордон и ворчал, что это слишком дорого ему обходится.
Предотвращение саботажа
Нил был терапевтом и лечил двенадцатилетнего Джоша, который ругал мать нехорошими словами. Он встретился с его родителями и попытался уговорить их бороться с таким поведением, установив для Джоша правила, какие слова можно употреблять, а какие нельзя, и объяснив ему, что за нарушение этих правил тот будет наказан. Однако родители оказались не в состоянии добиваться соблюдения правил и наказывать мальчика.
Нил видел, что любые попытки управлять мальчиком саботирует отец. Он заподозрил, что Джош говорит от имени отца и, оскорбляя мать, выражает его злобу. Однако проблему нужно было решать: мальчик становился все более непослушным, а мать все больше сердилась.
Нил сказал отцу, что он должен сделать только одно. Каждый раз, когда Джош будет оскорблять мать, отец должен давать ему по доллару, поскольку мальчиком командует он. Никаких других объяснений дано не было. Отец обиделся, но оскорбления прекратились.
Как научиться не откладывать срочные дела
Мари обратилась за помощью, потому что у нее возникли серьезные проблемы с подготовкой диссертации. Она писала диссертацию, которую должна была защищать в одном европейском университете, но пользовалась любым поводом, чтобы вместо диссертации писать что угодно. Это было для нее нетрудно, потому что она работала журналистом. Я выразила ей свое сочувствие и начала расспрашивать о ее семье, друзьях, о жизни в Европе и о том, как она ладит со своими братьями и сестрами.
Мари сказала, что у нее в Европе есть сводная сестра, которую она очень не любит. Я переменила тему разговора, вернувшись к диссертации, и спросила, сколько страниц она обычно может написать в день. Она сказала, что четыре.
Тогда я сказала Мари, что существует решение ее проблемы, которое ей, вероятно, не понравится, но ведь она прекрасно знает, как важно закончить диссертацию.
— Я хочу, чтобы каждый день, когда вы не напишете этих четырех страниц, вы выписывали чек на 50 долларов на имя сестры и посылали чек с запиской, где будет написано: «С любовью» или «С мыслями о тебе».
Мари заявила, что готова делать что угодно, только не это, и тут же начала торговаться, выговаривая себе право делать исключения из этого правила. Я согласилась, что если разразится международный кризис и ей придется срочно куда-то лететь, чтобы писать репортаж, эти дни не будут считаться: в самолете или во время подготовки репортажа диссертацию можно не писать.
Диссертация была закончена за несколько месяцев, а сестра так и не получила ни одного чека.
Давать деньги тем, кого вы любите, — это способ помочь самому себе измениться. А давать деньги тем, кого вы не любите, — еще более эффективный способ этого добиться.
Избавление от тревог
Некоторых людей постоянно преследует чувство тревоги, от которого они не могут избавиться. Оно возникает без особой видимой причины и не проходит. Это мешает им получать удовольствие от работы, семьи и светской жизни.
Давать деньги тем, кого вы не любите, — это не только способ заставить себя что-то сделать, но еще и способ избавиться от тревог.
Ральф всегда много работал и добился больших успехов. У него была хорошая должность, красавица-жена и двое прелестных детей. Однако его преследовало какое-то непонятное, внезапно охватывавшее чувство тревоги. Это гнетущее чувство могло возникнуть у него неизвестно почему во время делового совещания, по дороге на работу или даже на вечере в школе, где учились его дети. Он был так этим обеспокоен, что боялся, не вернется ли это чувство снова, как только он заговорит о нем со мной.
Я расспросила его о семье, о друзьях, о работе. Мы поговорили о тех, кого он любит, и о тех, кого не любит. Я спросила, кого он не любит больше всего.
— Наверное, зятя, — сказал Ральф. — По-моему, он какой-то странный. Он несерьезно относится к работе, не может прокормить семью и плохо обращается с сестрой.
— Какие у вас с ним отношения? — спросила я.
— Не очень хорошие, — ответил он. — Я стараюсь не иметь с ним дела.
— Как вы думаете, сестра хотела бы, чтобы вы с ним подружились?
— Возможно, — сказал он, — но я его терпеть не могу.
— Хорошо, — сказала я. — Нужно, чтобы ваши тревоги влекли за собой наказание — какие-то последствия, которые были бы настолько вам неприятны, чтобы отбить у вас охоту тревожиться. Я хочу, чтобы всякий раз, почувствовав непонятную тревогу, вы посылали своему зятю какой-нибудь подарок со своей визитной карточкой и писали на ней, как высоко вы его цените.
— Он подумает, что я хочу с ним подружиться! — воскликнул Ральф. — А кроме того, у меня нет лишних денег, которые я мог бы на него тратить.
— Вот именно, — сказала я. — Если не хотите тратить на него деньги, всего лишь перестаньте тревожиться.
После того, как Ральф послал зятю несколько подарков, его тревоги ослабли и вскоре прекратились совсем.
Средство от жестокого обращения с женой
Мужья, которые проявляют жестокость по отношению к жене, обычно оправдываются тем, что не могут с собой справиться.
Салли и Бруно обратились ко мне с последней надеждой. Салли сказала, что, если терапия не поможет и Бруно еще хоть раз ее ударит, она подаст на него в суд. Бруно, который стыдился своего поведения, ссылался на то, что Салли его провоцирует.
Я объяснила, что по закону людей наказывают за насилие, а не за провокации, и что судья вряд ли примет во внимание подобное оправдание. Я сказала, что хочу помочь Бруно оставаться законопослушным гражданином и полезным членом общества.
Я предложила следующее. Бруно должен был открыть в банке счет на имя своей тещи и положить на него 200 долларов. Стоит ему снова ударить жену, эти деньги автоматически перейдут к теще, а он должен будет положить на ее счет еще 200 долларов. Иными словами, каждый удар, нанесенный жене, будет обходиться ему в 200 долларов.
Поскольку нельзя исключить, что Салли станет нарочно провоцировать Бруно на побои, потому что ее мать была бедна и нуждалась в деньгах, я предложила следующее. Если Бруно сочтет, что ударил Салли в ответ на провокацию с ее стороны, то деньги пойдут не ее матери, а на благотворительность, но он в любом случае лишится двухсот долларов. Я добавила, что, если побои прекратятся, я научу их обоих, как договориваться по-хорошему.
Бруно больше ни разу не ударил жену, и со временем их отношения наладились.
Избавление от самоуничижения
Полин была привлекательной женщиной и занимала важный пост в одной компании. Она сама пробила себе дорогу в жизни, выглядела сильной и деловой, но несмотря на это испытывала неуверенность и сомнения в себе. Не один год она ходила к терапевтам, которым рассказывала о том, какого низкого она о себе мнения, объясняя это тем, что мать в детстве ее колотила.
Первый муж ушел от нее, и она со временем вторично вышла замуж за холостяка средних лет. Вскоре, во время депрессии 90-х годов, он потерял работу и отказался подыскивать новую. Кроме того, он отказывался заниматься сексом с Полин, хотя время от времени демонстрировал ей, что у него еще может происходить эрекция.
Причиной такого неудачного выбора мужей Полин считала свою низкую самооценку. Когда она обратилась ко мне, я сначала попыталась убедить ее в том, что для меня было очевидно: она умна, красива, достигла больших успехов в жизни, имеет немалую власть и зарабатывает много денег. Она возражала, что все это для нее ничего не значит. Она просто женщина с низкой самооценкой, которую все обижают. Полин рассказала мне, что часто дерется с мужем. Они толкаются, таскают друг друга за волосы и оскорбляют. Муж был крупным мужчиной, и ей обычно доставалось больше.
— Полин, — сказала я, — а почему вы живете с этим человеком? Он вас обижает, не занимается с вами сексом, даже не пытается найти работу. Вам не приходило в голову, что без него вам, может быть, будет лучше?
— Знаю, — отвечала она, — но я не могу от него уйти. Я слишком неуверена в себе, я чувствую свое ничтожество.
Я помогла Полин перестать драться с мужем, оскорбления словами и действием прекратились. Но он все равно не хотел заниматься с ней сексом и искать себе работу. А Полин по-прежнему говорила о том, какого она о себе низкого мнения и как ее все обижают. И в то же самое время Полин достигла новых успехов на работе и получила повышение.
Однажды я сказала Полин:
— Мне надоело слушать ваши нелепые жалобы на обиды и низкую самооценку. Они абсолютно не соответствуют тому, что вы собой представляете на самом деле. Я хочу, чтобы вы подумали о том, каково быть женщиной, которую действительно обижают. Если вы это поймете, вам перестанут приходить в голову эти нелепые мысли. Поэтому я хочу, чтобы каждый раз, когда вам покажется, что вас обижают или что вы ничтожество, вы выписывали чек на 100 долларов для приюта, где живут женщины, которых избивали мужья, и немедленно его туда отправляли. Если такая мысль придет вам в голову во второй раз, выпишите чек на 150 долларов, и так далее. Ваши печальные мысли будут обходиться вам так дорого, что вы, надеюсь, всерьез постараетесь от них избавиться. Но если это вам и не удастся, какая-то польза все равно будет: женщины, которые действительно обижены жизнью, получат помощь.
Полин начала посылать чеки в приют. Она отправила туда так много денег, что даже не захотела сказать мне, сколько. И однажды я заметила, что она больше не говорит о том, какого низкого она о себе мнения. К моему удивлению, Полин сообщила, что переехала и разошлась с мужем.
Большинство из нас стараются обращаться с деньгами как можно бережнее. Мы не хотим ни тратить, ни платить лишнего. Однако иногда деньги можно использовать так, что, хотя это и будет выглядеть расточительством, они смогут положить конец многим нежелательным действиям, которые обходятся очень дорого с точки зрения эмоций. Деньги могут служить фактором, позволяющим привести нашу жизнь в равновесие.
В следующей главе речь пойдет о проблемах, возникающих в семьях, где деньги по тем или иным подспудным, тайным причинам используются неразумно.
11. ДЕНЬГИ И ИРРАЦИОНАЛЬНОЕ ПОВЕДЕНИЕ
Всем нам приходится сталкиваться с проблемой раздела власти в семье. Эта проблема касается не только того, кто станет принимать решения за других и держать в своих руках бразды правления, но и того, кто о ком будет заботиться и защищать.
В семейной жизни у всех нас случаются периоды, когда проблемы власти выходят на первое место. Один из этих периодов — юность, когда человек начинает самостоятельно управлять своей жизнью и может вступить в противостояние с родительской властью. Другой — супружество, когда взаимоотношения с годами меняются и власть перераспределяется.
Деньги — это власть, поэтому частью борьбы за власть нередко становится борьба за право распоряжаться семейными деньгами. Этого можно добиться тремя способами: путем переговоров, прибегнув к обольщению или с помощью иррациональных действий. В результате переговоров люди делают то, чего вы хотите. Вы их убедили, что так поступать лучше всего. В результате обольщения они делают то, чего вы хотите, потому что любят вас и хотят доставить вам удовольствие. Оба эти способа — переговоры и обольщение — используются в своих взаимоотношениях с теми, кого любим.
Однако иногда мы, чувствуя себя бессильными, прибегаем к иррациональным действиям. Мы можем поддаться такому искушению, когда нам представляется, что с нами обходятся несправедливо и когда переговоры и обольщение ни к чему не приводят. В каждом из нас сидит террорист, готовый вырваться на волю, когда переговоры заходят в тупик и мы начинаем проигрывать.
Считая себя обиженными, мы иногда ведем себя настолько неразумно, что можем причинить семье финансовый ущерб. Если мы имеем доступ к семейным деньгам, иррациональное поведение проявляется в скрытом расточительстве и тайных тратах (например, в азартной игре или в злоупотреблении кредитными карточками), либо в отказе работать и зарабатывать деньги. Если же непосредственного доступа к семейным деньгам мы не имеем, иррациональное поведение может проявляться в том, что мы влезаем в долги, выплачивать которые придется семье, например, в виде платы за лечение или внесения залога за освобождение из тюрьмы. В первом случае мы тратим деньги сами, во втором — заставляем расплачиваться за нас семью.
Супружеские пары
Супруги могут по-разному делить между собой власть. В одних семьях, например, жена принимает все решения, касающиеся хозяйства и детей, а муж — решения, касающиеся денег и светской жизни. В других — жена принимает все решения, касающиеся денег, а муж — решения, касающиеся семьи и друзей.
Как бы ни распределялась власть и ответственность, перед каждой супружеской парой стоят две главные проблемы: как заработать деньги и как их потратить. В некоторых семьях и в том, и в другом участвуют и муж, и жена. Тогда они должны договориться между собой о том, сколько каждый из них вкладывает в общий котел и сколько может израсходовать. В некоторых семьях один зарабатывает деньги, а другой их тратит. Иногда зарабатывает деньги только один из супругов, и он же принимает решение, как их тратить.
Проблемы доходов и расходов могут вести к трудно разрешимым конфликтам и размолвкам. Когда один из супругов ощущает свое бессилие, он пытается навязать решение, черпая силу в иррациональном поведении.
Иррациональное поведение одного из членов семьи подрывает ее структуру не только тем, что нарушает общее равновесие, но и тем, что влияет на способность всей семьи нормально функционировать, и поэтому всегда приводит к финансовым потерям.
Подобные наступательные действия могут быть активными или пассивными. Типичные примеры активных иррациональных действий — расточительство, азартные игры и воровство. Пассивные иррациональные действия — отказ работать, физическое недомогание, депрессия, дурные привычки, тревога, паника, нарушения питания, наркомания и алкоголизм. Все это — не что иное как отчаянные и дорого обходящиеся попытки восстановить равновесие власти в браке.
Азартные игры
Дора и Алекс почти ни о чем не могли договориться мирно. Каждый их разговор заканчивался ссорой. Алекс считал, что всю неделю, когда ему нужно работать, Дора, вместо того чтобы помогать, постоянно его пилит. Не имея возможности повлиять на ее поведение, Алекс отвечал тем, что проводил все выходные, делая по телефону ставки на результаты футбольных матчей. Он хотел обладать большей властью в семье и думал, что игра на тотализаторе, которую Дора не могла контролировать, дает ему такую власть. Но вместо этого Алекс всего лишь подрывал семейные финансы и портил отношения с женой. Дора часами в отчаянии смотрела, как Алекс ставит под угрозу будущее семьи, отчего ее обида и сварливость только усиливались.
Со временем Алекс понял, что его увлечение тотализатором — это иррациональное поведение, которое отнюдь не укрепляет его положение в семье, а только наносит ущерб семейным финансам и создает новые трудности. Он решил, что если обстановка не переменится, можно потерять семью. Алекс стал проявлять к Доре исключительное внимание, звонил ей каждый день с работы, чтобы узнать, как у нее дела, и спрашивал, не может ли он чем-нибудь помочь, когда она бывала в плохом настроении. Алекс за-бросил тотализатор и вместо этого по выходным играл с детьми.
Сначала Дора не могла поверить, что Алекс настолько изменился. Она подозревала что-то неладное и боялась, что все это ненадолго. Однако через несколько недель она тоже изменилась, и их отношения снова стали такими же хорошими, как в то время, когда он за ней ухаживал.
Расточительство
Диане надоели флегматичность и невозмутимость Дага. Его пассивность возмущала, а его замкнутость и саркастические замечания заставляли считать, что он ее недостаточно ценит. Обладая вспыльчивым характером, Диана в приступах ярости кричала на него и била посуду, после чего мучилась мыслью, что ведет себя как дура.
После нескольких лет брака Диана решила укрепить свою власть в семье более эффективным способом. Каждый раз, когда они ссорились и Даг замыкался в себе или отпускал сарказмы, Диана отправлялась по магазинам. Она покупала какую-нибудь дорогую безделушку, оплачивая ее кредитной карточкой Дага, и возвращалась домой очень довольная. Увидев Дага, она рассыпалась в благодарностях и показывала ему подарок, который он ей только что сделал, чтобы загладить их ссору.
Таким путем Диана вымещала свою обиду на Даге, не прибегая к скандалам, но семейные финансы от этого сильно страдали. Дага это беспокоило, и он решил добиться, чтобы Диана изменила свое поведение. Всякий раз, когда жена после ссоры выходила из дома, он стал ее удерживать, приносил свои извинения, хоть это и было ему нелегко, и предлагал Диане пойти пройтись не одной, а с ним. Вскоре ему уже удавалось получить прощение, и через некоторое время супруги перестали так часто ссориться.
Откладывание срочных дел
Эдди и Дебби много лет были счастливы друг с другом. Он был бухгалтером и много работал, чтобы прокормить семью, а Дебби сидела дома и растила детей. Отправив самого младшего в колледж, Дебби решила продолжить учебу. Она стала психологом и открыла собственную практику.
Когда Дебби начала работать, у нее стало оставаться меньше времени для Эдди. Ей приходилось работать вечерами, так что он часто обедал в одиночестве. Много раз он пытался уговорить жену меньше работать по вечерам. Но она отказывалась изменить свой график и проводить с ним больше времени, говоря, что ее карьера важнее. У них был загородный домик, который оба любили, но Дебби заявляла, что слишком занята и не может ездить туда с ним на выходные.
Считая, что им пренебрегают, Эдди стал лениться на работе. Он перестал платить налоги и начал терять клиентов, потому что опаздывал с уплатой налогов за них. Это сказывалось на семейных финансах. Дебби очень беспокоило то, как растет их задолженность по налогам, потому что теперь им приходилось выплачивать не только налоги, но и штрафы.
Дебби стала подозревать, что лень Эдди — это его реакция на ее успехи и отчуждение. Не сумев добиться от Дебби большего внимания уговорами, он использовал такой косвенный способ. Действительно, ему удалось своей нерасторопностью привлечь к себе внимание Дабби, но лишь ценой серьезных финансовых трудностей.
Дебби поняла, что, хотя она постоянно беспокоилась за мужа и предлагала ему поддержку и советы, изменить его ей не удалось. Ее возмущение усиливалось, потому что их финансовое благосостояние оказалось в серьезной опасности из-за его нежелания работать как следует. После многих попыток убедить, ободрить и поддержать его она решила поступить иначе.
Она составила для мужа график с точными сроками, к которым тот должен был выполнять определенные дела по работе. Если Эдди не успевал к сроку, Дебби отправлялась к нему в офис и делала их за него, даже если это влекло за собой значительные убытки, поскольку ее муж был специалистом, а она — нет.
Дебби стала регулярно звонить Эдди в офис, чтобы убедиться, что тот занят работой. Она поняла, что, занявшись собственной карьерой, перестала уделять ему должное внимание, и решила проводить вечера с ним. Кроме того, она начала делать ему сексуальные авансы.
Эдди охотно пошел навстречу и начал работать лучше. Супруги достигли нового равновесия, когда оба смогли заниматься своим делом, не соперничая и не оставляя друг друга без внимания. Дебби сумела изменить свое поведение прежде, чем их отношениям был причинен серьезный ущерб. Ей ни в какой мере не пришлось жертвовать своей властью. Наоборот, она даже грозила взять на себя руководство работой Эдди. Однако она прислушалась к пожеланиям мужа и последовала им, их брак стал по-прежнему счастливым. У нее хватило ума не отвечать на иррациональное поведение Эдди собственными иррациональными действиями.
Воровство
Кэролайн, красавица-фотомодель, очень боялась старости. Она опасалась, что с годами не сможет работать, а муж ее бросит. Ее муж Бернард держал свои ценные бумаги, деньги и семейные драгоценности в банковском сейфе. Он предложил Кэролайн держать там же драгоценности, которые ей дарил, и предоставил ей доступ к сейфу. Сам Бернард редко заглядывал в сейф, а Кэролайн часто брала оттуда свои драгоценности, а потом клала их обратно.
Однажды Кэролайн и Бернард поссорились из-за некоторых рискованных деловых операций, которыми тот занимался. Она считала, что муж поступает неразумно, но убедить его в этом ей не удалось.
Несколько дней спустя, открыв сейф, Бернард обнаружил, что он пуст. Кэролайн забрала все ценности, которые там были, и отказалась сообщить ему, где они находятся. Она объяснила Бернарду, что должна позаботиться о себе и обеспечить свое будущее. Бернард расплакался и сказал, что уйдет от нее.
Считая, что поведение Бернарда иррационально, Кэролайн ответила на это столь же иррациональными действиями — кражей. Она решила, что таким путем добьется большей власти в семье. Однако это привело лишь к эскалации, потому что теперь Бернард грозился уйти от нее.
Супруги пришли ко мне на консультацию, и Кэролайн, вся в слезах, спросила, что ей теперь делать. Я посоветовала молодой женщине извиниться перед Бернардом за свое иррациональное поведение. Он, в свою очередь, обещал обсуждать с ней свои деловые планы, прежде чем приступать к каким бы то ни было действиям. Они ушли от меня помирившись.
Переедание
Молодые супруги Боб и Кэрол имели троих детей. Боб много работал и хорошо зарабатывал в качестве страхового агента. Он был кормильцем семьи и решал, на что тратить деньги. Супруги договорились, что, хотя Кэрол имела профессию медсестры, она будет сидеть дома и растить детей.
С годами Боб стал добиваться все больших успехов в делах, но отказывался изменить стиль жизни семьи. Каждый заработанный цент он вкладывал в недвижимость и не хотел слушать, когда Кэрол требовала потратить хоть немного на благоустройство их быта. Она не была расточительной, но ей надоела вечная экономия на еде, старый автомобиль и полуразвалившаяся мебель.
Отказ Боба обсуждать вопрос о деньгах доводил Кэрол до полуобморочного состояния. Считая, что приступы головокружения у нее — от голода, она дожидалась, когда дети уйдут в школу, и, оставшись в одиночестве, часами поедала все, что попадалось ей под руку. Иногда она шла в магазин, покупала торт и до вечера съедала его весь. Потом, боясь потолстеть, она принимала рвотное, после чего снова начинала чувствовать голод и вновь принималась за еду. Чтобы покупать огромные количества продуктов, которые она поедала и тут же извергала, ей пришлось сокращать остальные расходы. Вскоре Боб заметил, что больше не получает на обед мяса. Однако счета из продуктового магазина становились все больше и больше.
В конце концов Кэрол рассказала все мужу. Супруги обратились к терапевту, который убедил Боба, что он должен как-то договориться с Кэрол. Как только у Кэрол стало больше прав распоряжаться деньгами, она перестала объедаться и принимать рвотное.
Недомогание
Тэду скоро предстояло уйти на пенсию, и он начал строить планы, где после этого жить и как добывать деньги на то, чтобы жить так, как ему захочется. А его жену Элис очень огорчало, что Тэд отказывался обсуждать с ней свои планы на будущее.
Отношения между супругами испортились. Через некоторое время Элис стали одолевать навязчивые страхи, связанные с тем, что она обнаружила у себя опухоль грудных желез. Хотя неоднократные обследования, рентген и эхография показывали, что эта опухоль доброкачественная, Элис настояла на ее хирургическом удалении. Биопсия показала, что никаких признаков рака не обнаружено, однако Элис по-прежнему не спала ночами и все время ощупывала свою грудь — не появилась ли новая опухоль, потому что была убеждена, что у нее рак. На семейные деньги она стала разъезжать по разным городам и обращаться к целителям в поисках такого, кто подтвердил бы ее подозрения и взялся бы ее лечить. Это обходилось так дорого, что Тэду пришлось отложить уход на пенсию и продолжать работать.
Из-за отказа Тэда говорить с ней о своих планах Элис заболела, и в результате оба проиграли. Тэд не смог уйти на пенсию, Элис перенесла операцию, и уровень жизни обоих снизился.
Года через два у Тэда снова появилась возможность уйти на пенсию. На этот раз он привлек к обсуждению своих планов и Элис. После долгих переговоров они договорились о таком образе жизни, который устраивал бы обоих, и Тэд спокойно смог уйти на пенсию.
Излишняя чистоплотность
Джоан бросила работу, когда вступила во второй брак, выйдя замуж за Алана. Она решила, что достаточно поработала на своем веку и теперь с удовольствием посидит дома. Вскоре, однако, она обнаружила, что полностью зависит от Алана, когда речь идет о деньгах и развлечениях. Она хотела обедать в ресторанах и путешествовать. Но Алан был намного старше и довольно скуп. Он хотел оставаться дома и слушать не желал о том, чтобы изменить свои привычки.
Джоан стала постоянно убирать и чистить дом и все, что в нем находилось. Это превратилось у нее в навязчивую идею. После каждого приема еды она часами мыла кухню; из-за этого у нее не стало хватать времени на то, чтобы готовить, они питались незамысловато и невкусно. Хотя Алан и не любил тратить лишние деньги, он стал покупать готовые обеды, чтобы жене не приходилось, приготовив еду, часами отмывать кухню. Вечерами он сидел один, читал газету или смотрел телевизор, потом ложился в постель и опять в одиночестве смотрел телевизор и в конце концов засыпал, не дождавшись, пока Джоан закончит уборку.
Возмущенный поведением Джоан, он настоял на том, чтобы жена обратилась к терапевту, и два года платил за лечение, но оно оказалось безуспешным. Когда супруги пришли за консультацией ко мне, я предложила следующую процедуру. Джоан должна тщательно заниматься уборкой каждый день с девяти до пяти — нормальный рабочий день. В пять ей необходимо принять душ и одеться, чтобы прилично выглядеть, когда муж придет домой. После чего они должны идти обедать в ресторан. Если же Джоан не успеет закончить уборку до пяти часов, она должна приготовить обед дома и сразу после этого отправиться спать вместе с мужем. Алан возразил, что каждый день обедать в ресторане будет дорого, но я сказала, что на это можно будет тратить те деньги, которые они сэкономят на том, что Джоан перестанет ходить на терапию. Кроме того, я предложила, чтобы всякий раз, когда Джоан на протяжении трех месяцев будет успевать прибраться до пяти часов, Алан брал ее с собой и они ненадолго отправлялись в отпуск.
Алан ответил, что теперь он понимает: эта постоянная уборка как-то связана с ним, и ему придется кое-что изменить. Они ушли от меня радостные, а через некоторое время позвонили и сообщили, что проблемы уборки больше не существует. Алан предпочел оплачивать обеды в ресторане, чтобы не платить за посещения терапевтов. А Джоан предпочла обедать вне дома, чтобы не заниматься уборкой. Связав излишнюю чистоплотность Джоан со скупостью Алана, я смогла убедить их перемениться.
Подростки и юноши
Когда дети превращаются в подростков, их возросшая ответственность вознаграждается частью материальных благ, которыми располагает семья. Подросток может потребовать увеличить сумму, выдаваемую ему на расходы, разрешить ему пользоваться автомобилем или ночевать вне дома, не спрашивая каждый раз разрешения. Кроме того, он может захотеть иметь право голоса в принятии решений — например, о том, сколько денег семья намерена потратить на летний отдых.
Начиная приобретать кое-какую власть, подростки иногда обнаруживают, что в семье не все делается по справедливости. Бывает, что к их сестрам и братьям родители относятся иначе. Бывает, что родители несправедливы друг к другу. И часто такие проявления несправедливости касаются денег. Как правило, подросток или юноша стремится обсуждать это с семьей, добиваясь, чтобы все ее члены находились в равном положении. С другой стороны, родители могут увидеть в таком стремлении нарушение семейной иерархии и отказываются обсуждать эти проблемы. В таких случаях многие молодые люди решают уйти из дома, лишь бы не видеть семейных конфликтов. Другие же остаются, чтобы бороться за восстановление справедливости. Поскольку переговоры с родителями не приносят результатов, они выбирают иррациональное поведение как средство открытого выражения своего протеста и требуют изменений.
Протест молодежи, как и протест супругов, может быть активным или пассивным. Типичные формы активного протеста — кража денег, употребление наркотиков и другие преступные действия. Пассивное сопротивление обычно проявляется в плохой учебе или в различных нарушениях здоровья — как физического, так и эмоционального.
Преступные действия
Мартина была в семье вторым ребенком из трех. Ее старший брат Джон и младшая сестра Ким, красивые, общительные дети, хорошо учились в школе. Мартина же была слишком толстой и не проявляла особых дарований. Она тревожилась за родителей, которые тоже страдали излишней полнотой и слабым здоровьем, а родители всегда обращались к Мартине, когда нужно было что-то сделать по хозяйству. К шестнадцати годам Мартина убирала, готовила и стирала на всю семью, а кроме того, ходила в школу и в оставшееся время работала. Как ни странно, ни от Джона, ни от Ким родители никакой помощи по хозяйству не требовали.
Возможно, Мартина растолстела и стала плохо учиться из-за того, что родители заставляли ее сидеть дома и заботиться о них, вместо того чтобы ходить на свидания и готовиться к поступлению в колледж. А может быть, и наоборот: родители считали, что она должна сидеть дома и заботиться о них, потому что не пользуется успехом у мальчиков и недостаточно способна, чтобы учиться в колледже. Так или иначе, отношение родителей к Мартине было иным, чем к ее сестре и брату, и она несправедливо несла боґльшую нагрузку.
Мартина испытывала немало страданий, но ей было нелегко высказать свои претензии и вступить в переговоры с родителями. Она только жаловалась, что ей плохо живется. Работая кассиршей в магазине, она приносила в дом деньги, которые отдавала семье. В один прекрасный день было обнаружено, что она регулярно брала деньги из кассы и украла в общей сложности 2000 долларов.
Владельцы магазина через суд потребовали возврата денег, и родителям пришлось возместить ущерб. Мартина так и не смогла объяснить, что она сделала с деньгами. Мать была в ярости, потому что ей пришлось отказаться от дорогостоящей диеты для похудения, чтобы вернуть эти деньги. Суд обязал семью подвергнуться терапии.
Терапевт понял, что этими кражами Мартина заставляла родителей расплачиваться за причиняемые ей несправедливости. Не имея возможности вступить в переговоры о своем положении в семье, она вела себя иррационально. Терапевт убедил родителей, брата и сестру, что они допускают несправедливость по отношению к Мартине. Они извинились перед девушкой и договорились о том, чтобы все дети поровну разделили между собой обязанности по хозяйству. Когда Мартина поняла, что семья стала относиться к ней справедливо, она прекратила свои иррациональные действия.
Азартные игры
Джек был в семье «паршивой овцой». Он заканчивал среднюю школу с плохими оценками, и отец сказал, что ему придется самому оплачивать подготовку к колледжу. Вместо этого Джек начал занимать деньги у матери и тетки, якобы с целью платить за учебу. Однако семья скоро узнала, что он проигрывает эти деньги на скачках.
Когда мать и тетка отказались давать ему деньги, он начал занимать у знакомых. Вскоре те стали требовать вернуть им деньги, и Джек в слезах сообщил родителям, что эти знакомые — на самом деле бандиты, угрожающие его убить, если он не вернет деньги. Теперь стало ясно, что дурные наклонности Джека обойдутся его отцу гораздо дороже платы за учебу сына.
Семья обратилась ко мне за консультацией, не зная, следует ли дать Джеку деньги на уплату долгов. Они были сильно обеспокоены тем, что у него появилась серьезная склонность к азартной игре. Я поняла, что у этой семьи, очевидно, существуют две проблемы. Первая — несправедливость, которую отец проявил по отношению к Джеку; вторая — склонность Джека к игре.
Я решила сначала сосредоточиться на азартной игре и предложила отцу дать Джеку денег на уплату долгов при условии, что юноша будет следовать моим указаниям. Каждое воскресенье его мать и тетка должны были отправляться с ним на скачки и выбирать лошадь, на которую он будет ставить. Руководствоваться в своем выборе они должны были внешним видом лошади или жокея, а то и просто собственной интуицией. Наблюдая за лошадьми, они должны громко давать советы Джеку, чтобы все его приятели видели, как две пожилые дамы говорят ему, что надо делать.
Я исходила из того, что Джеку станет стыдно перед приятелями, и это отобьет у него желание ходить на скачки. Я знаю, что нет смысла просто говорить азартному игроку, чтобы он перестал играть: это ни к чему не приведет. Но после вмешательства матери и тетки игра на скачках станет выглядеть иначе и будет не так привлекательна.
Когда этот план был приведен в исполнение, Джек перестал получать удовольствие от игры на скачках. У него появилось желание снова ходить в школу, и я помогла ему договориться с отцом, чтобы теперь уже тот платил за его учебу.
Подкуп
Джинни считала себя обиженной, потому что родители никогда ничего ей не дарили. Им не приходилось этого делать: дед Джинни, весьма состоятельный человек преклонного возраста, решил еще при жизни отдать свои деньги двоим внучкам. Он оплачивал учебу Джинни, купил ей автомобиль, платил за квартиру, где она жила, и оплачивал другие ее расходы. Джинни считала несправедливым, что родители ничем не жертвуют, чтобы дать ей образование, как это делают родители ее друзей. Она решила, что родители ее не любят, и начала вести себя таким образом, что это пошло во вред ей самой.
После нескольких неудачных связей с мужчинами, которые плохо с ней обращались, у нее появилась навязчивая мысль, что она слишком толстая. Джинни доводила себя диетой чуть ли не до голодной смерти, а потом объедалась сверх меры, после чего принимала рвотное. За несколько лет родителям пришлось потратить большие деньги на психотерапию и лечение дочери.
В конце концов один из терапевтов встретился с ее родителями и предложил им сделать следующее. Каждую неделю они должны были требовать у Джинни отчета, принимала ли она рвотное. Если нет, каждый из родителей должен был выписывать ей по чеку на 250 долларов. Таким образом, Джинни зарабатывала бы 500 долларов в неделю только тем, что не принимала рвотного. Родители последовали совету, и Джинни перестала это делать. Теперь она заставляла родителей расплачиваться за свою несправедливость не тем, что причиняла себе вред, а тем, что брала у них деньги. Однако как только ее состояние улучшилось и родители перестали давать ей деньги, она опять стала принимать рвотное. Тогда родители решили снова начать давать ей деньги, что и делали еще на протяжении двух лет, и в конце концов им удалось отучить ее от этой привычки.
Как бороться с иррациональным поведением
Политики постоянно прибегают к вопросам общественного мнения, чтобы проверить степень своего влияния и эффективности. Ведя переговоры с противниками, политик постоянно опирается на поддержку своих сторонников.
Диктатор же, наоборот, использует поддержку своих сторонников для того, чтобы избежать переговоров с противниками. Отказываясь от переговоров, диктатор провоцирует оппонентов на иррациональное поведение. Не имея иной возможности высказать свое мнение, они вынуждены прибегать к насильственным действиям, что, в свою очередь, влечет за собой ответное насилие со стороны диктатора.
Лидеры семьи (супруги, родители или старшие) обязаны рассуждать как политики, а не как диктаторы. Они должны постоянно держать руку на пульсе семьи, чтобы чутко следить за потребностями ее членов. С теми, кто может превратиться из их сторонников в противников, они должны вступать в переговоры. Если лидер семьи этого не делает, он становится диктатором и провоцирует оппонентов на иррациональное поведение, что неминуемо влечет за собой насилие.
Если иррациональные действия уже имеют место, лидер семьи должен вести себя как опытный политик, а не как диктатор. Иррациональное поведение в вашей семье можно предотвратить, а если оно уже стало фактом — исправить положение, предприняв следующие шаги.
Первый шаг: опросите общественное мнение
Поговорите со своим супругом (или супругой) и детьми — со всеми вместе и по отдельности. Выясните их финансовые потребности, поинтересуйтесь их точкой зрения и тем, как могут изменяться их позиции. Выслушивайте всех внимательно и старайтесь все понять, не вынося поспешных суждений. Узнайте, удовлетворены ли они отношениями с вами и друг с другом.
Еще важнее выяснить, не была ли допущена в семье какая-либо несправедливость и не считает ли кто-нибудь, что справедливость нарушена. Несправедливость — главный источник иррационального поведения.
Второй шаг: постарайтесь обнаружить иррациональное поведение
Если кто-нибудь из членов семьи ведет себя таким образом, что это идет ему во вред, или совершает какие-то непонятные поступки, если он не может остановиться, когда вы его об этом просите, или не в состоянии ответить, почему он так себя ведет, это и есть иррациональное поведение. Когда люди воруют или не в силах отказаться от азартных игр, или объедаются, а потом принимают рвотное, или одержимы манией чистоты, или, наоборот, вообще не занимаются уборкой, или страдают от воображаемых болезней и не могут о них забыть, они ведут себя иррационально. Иррациональное поведение свидетельствует о том, что во взаимоотношениях между членами семьи что-то неладно. Оно означает, что кто-то чувствует себя бессильным, а значит, кто-то наделен слишком большой властью.
Третий шаг: пересмотрите договоренности, достигнутые в прошлом
Чтобы нащупать нить, ведущую к причинам иррационального поведения кого-нибудь из членов семьи, припомните последние десять случаев, когда семья о чем-то договаривалась между собой, и оцените результаты этих переговоров. Особое внимание обратите на договоренности, касающиеся денег. Если во всех случаях или хотя бы в большинстве из них кто-то один одерживал верх, или вообще отказывался слушать и вести переговоры, отказываясь изменить свою позицию, значит, этот член семьи обладает слишком большой властью. Если во всех случаях кто-то один оказывался проигравшей стороной, не был услышан или не получал удовлетворения, этот член семьи обладает слишком малой властью. Тот, кто ведет себя иррационально, скорее всего, чувствует себя бессильным или обездоленным. Посмотрите еще, по отношению к кому этот человек бессилен. Это подскажет вам, какие взаимоотношения следует изменить и кого нужно наделить большей властью.
Четвертый шаг: изменитесь сами
Вы можете обнаружить, что причиной иррационального поведения кого-то из членов семьи являетесь вы сами и это вам следует перемениться. Возможно, вы не сумели что-то дать, кого-то выслушать, понять, принять чью-то точку зрения и вступить в переговоры. Вы должны снова вернуться к обсуждению вопросов, в которых, по мнению других членов семьи, вели себя нетактично или несправедливо.
Пятый шаг: решите, в каких случаях должны перемениться другие
Ваш сын может вести себя иррационально в результате конфликта с матерью. Ваша дочь может быть недовольна своим братом. Вы должны выяснить, о чем нужно договариваться заново, и организовать переговоры. Стороны должны прийти к компромиссу, а вы — стать посредником между ними, чтобы они могли договориться.
12. ЭПИЛОГ
В этой книге было рассказано, какую важную и не всегда очевидную роль играют в наших взаимоотношениях деньги. Они способны сблизить нас с теми, кого мы любим, или вызвать отчуждение, потому что все, что мы делаем с деньгами, касается и других.
Мы попытались вскрыть тайный смысл денег — тот смысл, который не всегда проявляется открыто в наших повседневных взаимодействиях, но имеет прямое отношение к нашим эмоциям, страстям, тайным желаниям, чувству вины и особенно к любви.
В жизни многих людей деньги оказываются главной разменной монетой любви. Когда мы кого-то любим, то стараемся что-то от него получить и в то же время что-то ему дать. Эта двойственность цели и придает проблемам любви такую сложность. Деньги влияют и на наш характер, делая нас либо эгоистами, либо альтруистами. Но если можно любить и в то же время быть любимым, то, когда речь идет о деньгах, нам часто приходится выбирать между эгоизмом и альтруизмом.
Для каждого из нас деньги составляют особый внутренний мир, скрытую жизнь, которая может никак не проявляться внешне. Внутри каждого из нас, возможно, сидит тайный скупец или филантроп. Мы терзаемся от мучительного чувства вины или от неутоленных желаний. Счастье и горе — часть тайного смысла денег. Каждый относится к деньгам по-своему, и для многих из нас это отношение определяет характер всех остальных наших взаимоотношений. Мы видели, что тайный смысл денег может преломляться в различных измерениях и имеет широкий диапазон проявлений, вплоть до самых крайних. Например, деньгами можно воспользоваться, чтобы выразить свою враждебность или любовь, чтобы помогать людям или эксплуатировать их. От того, что именно мы хотим выразить посредством денег, и зависит характер наших взаимоотношений с окружающими.
Однако в отношениях между людьми не бывает ни черного, ни белого: где присутствует любовь, там всегда есть и ненависть, а власть часто неразрывно связана с зависимостью. Стоит только открыто и недвусмысленно высказать какое-то мнение, как тут же приходит на ум противоположная интерпретация, которая кажется столь же правдоподобной. Возможно, что, если мы хотим иметь и деньги, и любовь, следует проявлять особую терпимость к подобной двойственности.
Завершая эту книгу, мы хотим предложить краткий обзор нескольких основополагающих правил, которые, по нашему мнению, всякий должен понять и принять, чтобы разумно использовать деньги в семье.
Правило первое: подлинной причиной денежных конфликтов часто оказываются вовсе не деньги. Если в вашей семье происходит конфликт из-за денег, попробуйте посмотреть на дело пристальней. Не пытаетесь ли вы управлять своей супругой (или супругом) или своими детьми? Не пытаются ли они управлять вами? Не допущена ли какая-нибудь несправедливость? Не пытается ли кто-нибудь купить за деньги любовь? Иногда люди ссорятся из-за денег, чтобы избежать ссор, возникающих из-за каких-то более болезненных проблем. Разрешить финансовый конфликт вы сможете только после того, как поймете, в чем его подлинная суть.
Правило второе: подлинной причиной конфликтов, возникающих в семье по различным поводам, часто оказываются деньги. Если в вашей семье происходит какой-то конфликт, возможно, на самом деле в основе его лежат деньги. Случается, что неудачный брак или проблемы с детьми, на первый взгляд, связаны с проблемами любви, зависимости или взаимного общения, хотя подлинная причина конфликта — деньги.
Правило третье: деньги могут стать и средством сдерживания, и средством вознаграждения. Без колебаний используйте их при всяком удобном случае для решения возникающих проблем. Возможность получить материальную выгоду или угроза денежных потерь — сильные стимулы, способные заставить человека измениться.
Правило четвертое: не существует идеального способа использования денег. Тайный смысл денег настолько многолик, что для разных людей они олицетворяют разные вещи, и их значение изменяется со временем. Полностью избежать недоразумений и конфликтов в семье из-за денег невозможно.
Правило пятое: деньги могут сделать вас несчастным. Когда люди путают деньги с любовью, это может дорого им обойтись. Не требуйте денег, когда вам нужна любовь, и не расплачивайтесь деньгами, когда нужно расплачиваться любовью.
Правило шестое: быть взрослым — это значит отдавать. Все мы рано или поздно превращаемся из того, кто получает, в того, кто отдает. Если подобного превращения с вами не произойдет, у вас возникнут сложности в супружеской жизни и с детьми. Положитесь на собственную силу и влияние и дайте проявиться вашей щедрости.
Правило седьмое: давать — это значит создавать потребности. Следите за тем, какие потребности вы создаете у своих детей.
Правило восьмое: давая, чтобы потом отобрать, вы порождаете обиду и злобу. Когда вы что-то даете своим детям, а потом, в наказание, отбираете то, что дали, у них возникает обида, которая может сохраниться на всю жизнь и сделает их неудачниками.
Правило девятое: гибкость улучшает отношения. Жесткая позиция в денежных делах — «ты должен» — портит отношения между людьми. Признайте, что у других могут быть свои представления относительно денег, и вам станет легче жить.
Правило десятое: попытки перевоспитать супруга (или супругу) обычно оказываются тщетными. Скупец всегда останется скупцом, транжира — транжирой, и часто случается так, что они оказываются супругами. Ваш супруг (или супруга) ведет себя определенным образом потому, что вы сами ведете себя определенным противоположным образом. Если вы хотите изменить другого, сначала изменитесь сами.
Правило одиннадцатое: недоверие отпугивает. Тот, кто, вступая во второй брак, приносит с собой подозрительность и недоверие, порожденные первым браком, создает в новой семье атмосферу отчужденнности.
Правило двенадцатое: деньги сами по себе неспособны придать вам самоуважения. Важно, как вы используете деньги во взаимоотношениях с другими — именно это заставляет вас любить или презирать самих себя.
Правило тринадцатое: нет ничего плохого в том, что деньги приносят радость. Когда супруги счастливы друг с другом, им часто доставляет удовольствие вместе тратить деньги. То же самое относится и к расходам на детей, которые приносят вам радость. Но чтобы деньги оставляли радость, нужно проявлять инициативу. Учитесь наслаждаться тем, что у вас есть, не испытывая чрезмерной боязни этого лишиться.
Правило четырнадцатое: всегда внушают любовь те, кто любит других больше, чем деньги. Если вы хотите быть счастливым, старайтесь, чтобы другие всегда были для вас важнее, чем деньги.
Правило пятнадцатое: трудно устоять перед человеком, который умеет по-настоящему слушать. Ищите скрытые смыслы и подспудные конфликты. Если вы дадите членам своей семьи возможность высказаться начистоту и не будете выносить поспешных суждений, то сможете обнаружить и ликвидировать самые разнообразные трения и обиды, возникающие из-за денег.
Чтобы принимать мудрые решения, касающиеся роли денег в ваших взаимоотношениях с окружающими, вы должны иметь мужество ставить под сомнение свои тайные убеждения и расчеты, которые, возможно, на протяжении многих лет сужали ваш кругозор и ограничивали ваши возможности. Мы по опыту знаем, что, следуя этим правилам, вы получите боґльшую свободу и возможность использовать деньги так, чтобы сделать ваши отношения с близкими источником удовлетворения и радости.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *