Совместить несовместимое…

Усредненная власть местных уровней по-прежнему пытается совместить несовместимое: одновременно обеспечивать  порядок и греть руки на его отсутствии. Это противоречие, уже привычно связанное в сознании с ГАИ и полицией, неожиданно обернулось показательным поворотом на шести сотках избушки к лесу задом, а передом вроде как к тем, кто в ней обитает. Но прежде чем повернуться, избушка, теремок, сарайчик, бытовка, хибарка и иже с ними на бумаге должны избавиться от прозвища «жилое строение» и получить звание  «индивидуальный жилой дом». Тогда можно будет в нем получить постоянную регистрацию укрепить на каждом таком доме и охранять от посягательств флаг своей страны, а также на законных основаниях командовать ему любые повороты.

Прописаться на  садовом или дачном участке сможет только гражданин России. С «не гражданами» мы в стране еще не до конца разобрались, если уж в относительно небольшом палаточном городке мигрантов в Гольяново в 90% случаев ФМС не смогла  определить, кто, когда и зачем приехал в Россию. Видно, не срабатывают попытки ужесточить закон в отношении нелегальных мигрантов. Да и как может быть иначе, если  приговоры по делам о «резиновых» квартирах, которыми некогда кошмарили жителей крупных городов, оказываются условными.

Вполне понятны прогнозы депутатов о том, что прописка на даче не исключит рисков, если не ввести ограничения по регистрации в пределах определенных норм в загородных домах, более жесткие, чем в квартирах. Только премьер уверен: «резиновых» дач не будет, а оформление документов возможно без излишних правовых проволочек и препятствий. Хорошо бы. Ведь, несмотря на то, что Постановление Конституционного суда РФ прописаться на сельхозземлях теоретически сделало возможным, изменения в ФЗ «О садоводческих, огороднических и дачных некоммерческих объединениях граждан» до сих пор не внесены. Без этого для чиновников из паспортных столов акты КС РФ не указ. А потому пока «прописаться» на даче чаще всего можно лишь по решению суда.

Но даже если это человеку удастся, получать пенсию или пособие по месту жительства не получится, для местной власти он остается чужим. Иркутский квест, над которым годами бьются ангарские дачники на усольской земле – типичный пример. «Сотки» и дачные дома жителей Ангарска находятся, казалось бы, недалеко, но на другом берегу реки Китой, в усольских землях. В 38 садоводствах  Ангарска, где  люди часто проживают на круглый год и где, как и повсюду, случаются иногда ЧП и трагедии, в экстренном случае не приедет «скорая», пожарные или полиция: садоводства – ангарские, а земли – собственность соседнего Усольского района.

И нечего также рассчитывать на пособия, пенсии и школы москвичам-садоводам, получившим в свое время участки на границе, скажем,  с Тверской областью, или питерцам, освоившим «сотки» в Карелии, и т.д.,  их задача – пополнять соседский бюджет земельным налогом и платами за аренду земельных участков и ничего взамен не требовать, полагают муниципальные власти. Как реализовать закон о постоянной регистрации по месту жительства в жилых домах на дачах, рассмотрение которого запланировано в Госдуме на осеннюю сессию, если местные чиновники заранее говорят: «послушайте, понаехавшие, механизма перераспределения благ из вашего города на дачу на нашей земле нет, и в нашем местном бюджете вы не заложены!»

В этих «отговорках» есть доля правды:  даже если заложить понаехавших  и при самом удачном раскладе прописавшихся на дачах россиян в региональные бюджеты, развитие социальной инфраструктуры для них небогатому горбюджету без помощи «центра» не потянуть. Практика показывает, что самая ощутимая для местного бюджета часть затрат – это нумеризация домов и присвоение названий улицам в садоводческих товариществах. Однако загвоздка не только в нехватке денег.

Сегодня единые стандарты присвоения адресов отсутствуют. Адрес-то, в конце концов, может даже появиться, но если ваш садовый дом не находится в пределах населённого пункта, в бумагах будет значиться  лишь словесное описание «географического месторасположения объекта».  Что-то типа  «500 метров севернее границы реки такой-то».

Спасти россиян от домов-«призраков» могут детальные карты местности, единый реестр адресов и все те же деньги. Но для первого, говорят эксперты, требуется высокодетальная аэрофотосъёмка местности или покупка космоснимков высокого разрешения с последующим составлением подробных векторных карт в электронном виде, для второго не утвержден законодательно сам механизм присвоения адресов, их изменения и аннулирования в адресных реестрах областей. Закон об адресной системе принят только в первом чтении. По третьему пункту понятно, что подобные траты может позволить себе разве что субъект федерации, но никак не бюджеты муниципального уровня, и это не относит «проект спасения» к числу реальных.

Кстати, кто может оказаться в числе «прописантов» на дачных участках при введении нового закона? Не совсем сознательные граждане быстренько «отселят» на просторы и угодья своих престарелых или надоевших родственников. По разным причинам – от  экономии на коммунальных платежах  до юридической очистки недвижимости. Такое развитие событий, среди прочего, предвидит главный садовод России, депутат Госдумы Андрей Туманов. Он же определяет принципиальную формулу успешности воплощения идеи «дачной прописки»: вместо не подкрепленной социальными правами штемпелевки паспортов дачников заняться наконец легализацией самих садоводческих товариществ. Иначе инициатива Минрегионразвития о дачной «прописке» может оказаться «идеей одного дня».

В Мособлдуме подтверждают: согласно проекту нового закона, регистрация в индивидуальном жилом доме не дает территории статус населенного пункта, а значит, органы власти местного самоуправления не будут нести ответственность за ее развитие. Поэтому разрешение «прописки» на дачах ставит вопрос о реформе садоводческих объединений.  Возможно, стоит их частично наделить обязанностями местных властей по благоустройству. Вторым вариантом обеспечения достойного уровня жизни людей может стать полная передача садовых товариществ  в ведение муниципалитетов. До тех пор бесконтрольность и кризис власти в товариществах будут плодить продолжать ситуации, когда, например, дачники исправно платят за электричество, а сидят в темноте, как в Тюмени, поскольку «отрезаны от света» из-за долгов. Кто не обрадуется реформе садоводческих структур, так это председатели и прочее руководство товариществ: если будет порядок, исчезнет коррупция, то как они будут жить-то, и зачем вообще тогда стремиться в начальники?

4-летний Бобби Тафтс в мэры американского Дорсета в штате Миннесота не стремился. В городке чуть более 20 жителей, и по местной традиции при голосовании листок с именем любого из них может быть вытянут из шляпы. Обязанности мэра – встреча туристов, призыв к порядку и участие в мероприятиях по поддержке нуждающихся жителей. Вообще-то, крохотный Дорсет, затерявшийся в знаменитых миннесотских озерах и лесах, год назад утратил статус города и потерял почтовый индекс. Но никто из владельцев домов не жалуется маленькому градоначальнику на задержку почты или отсутствие школы, больницы и социальных выплат.

Ваш Рубен Маркарьян

Leave a Reply

Your email address will not be published.

*